21 января 2005
716

Александр Шохин: Еще раз отвечаю Михаилу Ефимовичу

Александр Николаевич, газеты пишут, что власть получила очень существенную порцию критики от бизнеса на вчерашнем заседании Совета по конкурентоспособности. "КоммерсантЪ" даже называет Вас и Анатолия Чубайса революционерами, настолько резкими показались Ваши высказывания. Каковы будут последствия?

Ну, это будет видно по тому, реализует ли правительство и МЭРТ, как разработчик программы, предложения, которые высказал я и поддержал Чубайс. А именно - ввести в программу раздел о переходных мерах по восстановлению доверия бизнеса к власти и по восстановлению инвестиционно-делового климата в стране на основе укрепления этого доверия. Для этого нужен комплекс мер, который должен быть реализован в течение 2005 года. Эти меры включают и резкое изменение технологии налогового администрирования, и упреждение аналогичных неоптимальному налоговому администрированию мер, связанных с инструментами типа банкротства, контроля за ценообразованием, антимонопольной политики, технологий, когда пересматриваются итоги приватизации (а у государства есть много технологий, которые оно может при желании использовать дл того, чтобы диктовать бизнесу свои условия).

Бизнес реагирует однозначно - снижением инвестиционной активности, оттоком капитала, и так далее. Необходимость такой серьезной критики исходит из того, чтобы показать правительству, что даже самые хорошие программы являются благими намерениями, которыми может быть выстлана дорога к спаду и стагнации, если не будут решены такие вопросы, которые принято называть климатом, средой. Сейчас мы имеем довольно много институциональных ловушек поведенческого свойства, которые превращают предпринимательскую деятельность в своего рода хождение по минному полю - не знаешь, где тебя ждет следующий взрыв. То ли это будет начисление налогов за прошлые годы, то ли это будут иные требования властей, в том числе, судебные решения, которые в 99% случаев принимаются в интересах государства. То ли это будет такая интерпретация доклада Счетной палаты, которая позволит поставить в ситуацию неопределенности крупнейшие компании.

Собственно говоря, это предложение - выделить раздел первоочередных мер по отлаживанию институциональной среды в течение 2005 года для создания благоприятных условий для бизнеса и инвестиций. Главное, чтобы появится этот раздел, и в нем будут не только слова, но и будут сделаны действия, например, российская версия налоговой амнистии, когда будет установлено правило, что после заказа налогоплательщиком налогового аудита, сделанного аккредитованной аудиторской компанией, устанавливается жесткое правило, не допускающее повторных проверок и доначисления налогов. Должно быть правило, в соответствии с которым налогоплательщик или аудиторская налоговая компания, проверяющая ситуацию с налогами, должны иметь право запрашивать налоговые службы, Министерство финансов, о законности или незаконности тех или иных схем оптимизации. И разъяснение соответствующего ведомства должно быть основанием, фактически нормативным актом, который позволяет устраивать так или иначе налоговую оптимизацию. А если уж потом возникает ответственность, то она должна ложиться на соответствующих чиновников, которые санкционировали ту или иную схему. Должно быть установлено правило неухудшения налоговой ситуации в течение какого-то времени, лучше, если бы как минимум в течении 3 лет. Сейчас много разговоров о восстановлении дифференцированной ставки налогообложения, постоянно возникают предложения об отмене упрощенной системы налогообложения, либо о сокращении сферы ее деятельности, и так далее. Нужен как бы трехлетний мораторий на изменение налогов в худшую сторону, заморозить любые инициативы, чтобы был горизонт. Такая версия налоговой амнистии по-российски могла бы, действительно, оживить экономическую активность, восстановить доверие бизнеса к власти. И в других областях, таких как правоприменение, был разговор о необходимости продолжения судебной реформы.

Был разговор о необходимости скорейшей реализации тех мер, которые не требую серьезных затрат, но дают большую отдачу. Прежде всего это ситуация на финансовом рынке. И если будут четко прописаны эти первоочередные меры по восстановлению институциональной среды, то, безусловно, в течение нескольких месяцев можно развернуть ситуацию в сторону столь желательного удвоения ВВП. И те объективные показатели, которые благоприятствуют инвестициям, я имею в виду относительно умеренную инфляцию, финансовую и бюджетную стабильность, все эти вещи можно соединить с возросшим доверием бизнеса к власти, и получить выход на устойчивые темпы экономического роста на основе наращивания инвестиционной активности российских компаний.

Кроме того, нужно дать отмашку по реализации целого ряда крупных проектов, которые тормозятся бюрократией. Бизнес уже устал оббивать пороги с предложениями вложить миллиардные суммы в те или иные проекты. Но власть не может определиться либо с направлением транспортных коридоров, включая трубопроводные системы, либо с освоением тех или иных месторождений, и тем самым мешает бизнесу вкладывать деньги. Вот такие вещи являются обязательным условием доверия к самой программе, которая, в принципе, оставляет приятное впечатление как литературный труд. Она таковым и остается, если не будут предприняты эти конкретные шаги. И до этого декларации у нас были вполне красивыми, обнадеживающими, а действия достаточно сильно отличались от деклараций.

А Вы не боитесь, что в ответ на эту критику власть предпочтет не исправлять ошибки и договариваться, а начнет завинчивать гайки, и будут новые репрессии по отношению к бизнесу?

На самом деле, я, отвечая на вопрос Фрадкова, сказал, что, если этого сделано не будет, то тогда единственным выходом из положения, в том числе, и для поддержания высокого уровня инвестиционной активности, будет огосударствление экономики. Потому что и бизнес будет вынужден прислоняться к государству и искать у него покровительства и защиты. Тогда не только отдельные чиновники будут вести разговор об усилении присутствия государства непосредственно в экономике, но тогда и сам бизнес будет стремиться прислониться к государству, чтобы себя обезопасить. Тогда будет движение с разных сторон к одной цели - к полному огосударствлению экономики. И вывод отсюда известен - это неэффективное использование ресурсов и все те проблемы, которые были в прошлом. Это будет единственный способ удержать экономическую ситуацию за счет перераспределения ресурсов и увеличения доли государственных инвестиций, поддерживать умеренный экономический рост. У нас только такая альтернатива. Либо продолжение либеральных реформ, либо огосударствление, которое может ускориться, если государство предпримет какие-то шаги по типу ЮКОСа и Вымпелкома.


21 января 2005
http://www.shohin.ru/index.htm
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован