20 декабря 2004
809

Александр Шохин: Газпромнефть будет использовать схему, которую разработал ЮКОС 10 лет назад

Александр Николаевич, компания Юганскнефтегаз была продана абсолютно неизвестной, только что зарегистрированной фирме по цене незначительно выше стартовой. В прессе уже вспоминают залоговые аукционы. Какова Ваша оценка произошедшего?

Аукцион, конечно, не был образцово-показательным мероприятием. Многие ожидали, что так и произойдет в контексте того, что имело место в прошлом по приватизационным, залоговым и прочим аукционам. Но, учитывая, что победитель аукциона никому не известен, то есть, это специально созданная компания, которая совершила сделку для какого-то иного покупателя, то это очень похоже на конструкции, которые применялись в прошлом. Кроме того, сам аукцион, где не было реальной конкуренции, поскольку был всего лишь один участник, а второй - Газпромнефть, заявившись на аукцион, не пошел дальше подтверждения стартовой цены. В таком случае не обязательно было и идти на этот аукцион. Но, по всей видимости, если бы две-три компании участвовали в аукционе без Газпромнефти, это вообще было бы пародией на серьезное государственное мероприятие. Поэтому, видимо, с одной стороны, Газпромнефть заявилась, а с другой стороны, учитывая неясность правовых последствий для покупателя, решила не участвовать в аукционе напрямую.

Кем является Байкалфинанс-групп, кого она представляет, до сих пор неизвестно, что тоже редко бывает. Например, недавний аукцион по продаже 7% пакета ЛУКОЙЛа, в нем тоже участвовала специально созданная компания, но все знали, что за ней стоит американская компания Conoco Phillips, это не было секретом ни для кого. Точно так же для целей оптимизации налогообложения часто случалось подобное и на предшествующих аукционах. Но здесь преследуются не некие цели налогообложения, или специально созданная компания создается не как результат совместных усилий некоего синдиката покупателей, а здесь идет фронтирование сделки для пока неназванного покупателя. Многие подозревают, что это Газпромнефть и что в течение двух недель, которые требуются для уплаты основной суммы, так или иначе проявится, кто за этим стоит. Но может и не проявиться...

В частности, нельзя исключать, что аукцион будет признан несостоявшимся, и, не смотря на то, что Байкалфинанс-групп заплатит большую неустойку в размере $2 млрд., может оказаться, что на это изначально и был расчет. Поскольку судебные приставы могут и не проводить новых конкурсов, и актив может оказаться в распоряжении государства. С точки зрения государства, оно получает актив стоимостью не менее 260 млрд. рублей и 2 млрд. долларов еще заплатит Байкалфинанс-групп в качестве неустойки за отказ платить в качестве победителя аукциона. В итоге государство здесь обходит нормы Налогового Кодекса, которые не позволяют налоговую задолженность платить иначе, как живыми деньгами. Конкурс не состоялся, участников фактически не было. Более 4 номинальных, более 2 реальных, по существу - один. Можно исходить из того, что интереса к этому активу нет, и государству придется забирать этот актив себе. Но, тем не менее, для государства это достаточно выгодная сделка.

В чем может быть интерес для компаний или для реальных инвесторов, которые заплатили эти 2 млрд.? Интерес может быть в том, что именно эти экономические субъекты могут получить этот актив в управление. Государство напрямую не будет управлять этим активом, поскольку это специализированная деятельность, нефтедобыча, транспортировка нефти, и так далее. И в этой связи нельзя исключать, что те, кто заплатил два млрд., могут получить этот актив в управление.

Второй вариант - нельзя исключать, что государство, завладев эти активом, может внести целиком или его часть в капитал Газпрома в качестве своего взноса, увеличив долю своего участия до 51%. Такая задача поставлена, активов Роснефти явно не хватает, чтобы ее решить. А с новым активом, который оказывается в распоряжении государства, эту задачу решить можно. Более того, поскольку этого актива вместе с Роснефтью явно больше, чем необходимо до 51%, нельзя исключать, что государство, чтобы не оставлять в собственности и не демонстрировать миру, что идет национализация нефтяных активов, может такую же схему обмена активов осуществить и с иной нефтяной компанией. И хотя адвокаты Менатепа угрожают, что они будут по всему миру судиться с покупателями, то здесь возникают проблемы. Если покупателями окажутся несколько крупнейших российских компаний, по формуле обмена активов Юганска на акции, например, как в случае с Газпромом, то санкции против этих компаний могут больно ударить по мировому нефтяному рынку, и в них могут оказаться незаинтересованными ни США, ни европейские потребители.

Сам аукцион, конечно, не является прозрачным, и, конечно, во многом на это повлияла ситуация с Хьюстонским судом, которая заставила Газпромнефть повременить с приобретением этого актива. И в данном случае Газпромнефть будет, наверное, пользоваться схемой, которую разработал ЮКОС 10 лет назад. А именно - схема добросовестного приобретателя, то есть, Газпромнефть не напрямую может купить этот актив на аукционе, а у другого покупателя, будь это нынешний победитель конкурса, или даже государство окажется "вынужденным" забрать этот актив из-за несостоявшегося аукциона. Это еще раз подчеркивает, что государство, обвиняя многие компании в том, что приватизационные сделки часто были притворными, само активно использует эти технологии, тем самым лишая себя морального права выступать против тех схем, которые использовали в 1990-е гг.



20 декабря 2004
http://www.shohin.ru/index.htm
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован