17 декабря 2004
758

Александр Шохин. Город Москва, Российская Федерация

Александр Николаевич, суд Хьюстона принял решение в пользу менеджеров ЮКОСа. Западные банки еще до решения суда отложили предоставление кредита Газпрому, а теперь после такого исхода вряд ли быстро его предоставят. Это может означать, что для покупки Газпромом Юганскнефтегаза у Газпрома не будет средств. При этом в РФФИ заявляют, что аукцион состоится. Кто же в таких условиях решится купить Юганскнефтегаз и на какие деньги?

Во-первых, Хьюстонский суд только на 10 дней приостановил любые сделки с активами ЮКОСа. В течение этих дней должны быть предоставлены более убедительные доказательства того, что имеет место конфискационная продажа активов, каковой является продажа, которая произойдет по такой заниженной цене, которая не позволит тем же миноритарным акционерам в будущем рассчитывать на какую-нибудь компенсацию в случае банкротства ЮКОСа. Существует кредитор первой очереди, коим является государство, у которого сумма претензий почти в 3 раза больше, чем заявленная стартовая цена на аукционе по продаже Юганскнефтегаза. С формальной точки зрения, если аукцион состоится, но его цена не будет признана конфискационной, то есть, стоимость компании с учетом долгов, подтвержденных судом, будет находиться в диапазоне, который указал независимый западный оценщик Dresdner Kleinwort Wasserstein, если продажа пройдет по рыночной цене, у западных судов будет меньше оснований настаивать на конфискационной версии.

Учитывая, что Газпромнефтью задепонирована необходимая сумма, аукцион может состояться. Если он состоится и цена будет рыночная (я думаю, там основной платеж должен быть осуществлен в течение какого-то времени), то у банков появится возможность, оценив все риски, "поднять" необходимые для завершения сделки деньги. Хотя нельзя исключать, что если банки, которые "поднимают" деньги для Газпрома, оценят риски как чрезмерно высокие и захотят дождаться окончательной юрисдикции суда, если они действительно поведут такую линию в отношении Газпрома, нельзя исключать, что конкурс может и не состояться. Понятно, что не только Газпромнефть, но и другие участники аукциона оказываются примерно в таком положении. Если они лишь прикрывают операцию для Газпрома и традиционно участвуют (как принято) для того, чтобы конкурс состоялся, им будет не нужным решение Газпрома не участвовать в конкурсе или идти на его перенос, отмену и т.д. В любом случае это решение судебных приставов, но понятно, что судебные приставы в этой ситуации также будут оценивать эффективность операции, они не могут настаивать на проведении конкурса, если основные участники засомневаются в этом и снимут свои заявки. Тогда аукциона не будет по причине отсутствия заявок. Поэтому ситуация во многом зависит от того, как, во-первых, оценивают кредиторы Газпрома ситуацию для себя. Для них решение американского суда является более обязательным, чем для российского. Если бы это была чисто российская операция, можно было бы ее реализовать. Замечу, что есть и другие способы мобилизации денег, которые Газпром может найти внутри страны. Уже после аукциона он может договориться с российскими компаниями нефтяного сектора, например, с Сургутнефтегазом. Есть и другие прибыльные сектора, например, металлургический, хотя и у них свои темы по приватизации Магнитки. Деньги можно "поднять" и внутри страны, но при том понимании, что должно существовать legal opinion, когда рыночная цена аукциона обезопасит покупателя от возможных претензий со стороны международных судов.

Насколько вероятно, что эта цена будет действительно рыночной?

Как мы помним, рыночная цена - от $14 до $17 млрд, учитывая, что это оценка компании, которую дал западный банк, учитывая, что продается 77% акций. Во-вторых, в цене компании должна быть заложена сумма задолженности компаний. Если исходить из $17 млрд. за 100% компании без долгов, то ясно, что за 77% компании с долгами в районе $5 млрд. цена в районе $10 млрд. является рыночной. Многие налоговые претензии выставлялись недавно, не исключено, что новый собственник будет обладать гораздо большими способностями вести переговоры и часть долга, начисленного налоговой службой, суд может не подтвердить, если со стороны ответчика будут представлены убедительные аргументы, коим будет новый собственник - Юганскнефтегаз. Поэтому здесь возможны какие-то колебания, но, учитывая, что и оценка компании дана вилкой от $14 до $17 млрд., в любом случае даже с учетом этих обстоятельств цена аукциона может попасть с учетом возможного снижения налоговой задолженности и с учетом того, что это 77% и т.д., все равно цена в районе $10 млрд. за пакет может оказаться рыночной. Для миноритарных акционеров важен не сам аукцион, а важна некая компенсация в процессе банкротства, ликвидации компаний, распродажи активов и т.д. Пока общая сумма претензий такова, что миноритарные акционеры не могут рассчитывать на какую-либо компенсацию. В этой связи для них процедура банкротства - попытка влезть в процесс и участвовать в комитете кредиторов, пытаясь получить ту или иную компенсацию, которая по нынешней схеме не просматривается. Будет она или нет, вопрос другой, но процедурно банкротство создает такую возможность в отличие от распродажи активов по частям.

Но американский суд встанет скорее на позицию миноритариев.

Безусловно, поскольку миноритариями являются многие американцы и институциональные инвесторы типа пенсионных фондов, Фонда ветеранов Пентагона и т.д. Поэту нет оснований полагать, что американский суд махнет на них рукой. А здесь самое важное то, что американский суд, если он примет окончательное решение в пользу банкротства и запрета иных действий с активами компаний, то в основном угрозы будут на территории США для покупателей, кредиторов Газпрома, если он пойдет на аукцион, и в судах, где решение американского суда исполняется, а это не только англосаксонский мир, но и Европа, которая может исполнять решение американских судов. Поэтому Газпрому как экспортеру газа, структуре с большими зарубежными активами, деньгами на счетах в зарубежных банках и т.д., головная боль такого рода не нужна. Сейчас важно чисто юридически проработать варианты этих действий. Это не значит, что аукцион по продаже активов невозможен, он может быть реализован, во-первых, в рыночной конструкции, которая позволит на сдаче что-то получить и миноритариям; во-вторых, вполне возможно, что и в рамках процедуры банкротства миноритарии могут что-то получить.

17 декабря 2004
http://www.shohin.ru/index.htm
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован