26 января 2004
763

Александр Шохин: Многие потенциальные участники Давоса просто не успели отдохнуть от предыдущего горнолыжного выезда

Александр Николаевич, российская пресса пишет, что "русские вечера" в Давосе себя исчерпали. С одной стороны, мировой экономической элите сейчас Россия мало интересна, с другой - российская сторона не дает внятных ответов на задаваемые вопросы: о положении бизнеса, о роли нового Парламента, о сохранении демократических свобод и т.д. Какова Ваша точка зрения, действительно ли, Россия теряет свое положение в Давосе?

Речь идет, скорее, не о потере Россией положения в Давосе, а об интересе участников Всемирного экономического форума к российской тематике и к конкретным участникам от России. Традиционно в 1990-е гг. Давос был местом презентации реформаторских планов российского правительства и местом промежуточных неформальных встреч с руководителями международных финансовых организаций, с министрами финансов восьмерки и с первыми лицами ряда государств, которые участвовали в форуме. Тот факт, что Россия сама потеряла интерес к Давосу, выражается в том, что она понизила градус своего присутствия на этом форуме. Президенты, конечно, никогда не ездили в Давос, но когда Россия нуждалась в давосских контактах, с целью презентации тех или иных программ туда всегда выезжал премьер-министр. Поэтому наблюдается встречное движение: на фоне одновременной потери интереса к давосскому формату обсуждения российских проблем, возникает и потеря у России интереса к обсуждению широкого круга проблем в рамках Давосского форума. Поэтому тут речь идет о переносе центра тяжести на другие форумы.
В частности, России сейчас нужно обсуждать тематику вступления в ВТО, поскольку этот год ключевой, либо успеваем в этот раунд торгов, либо нет (тогда еще на несколько лет затянется). А в рамках Давоса такого рода технические переговоры вести невозможно. Что касается контактов на уровне международных финансовых организаций, то у нас интерес к заимствованиям в больших объемах отсутствует. Тут речь идет о переформулировании направления сотрудничества.
В итоге сохранился в большей мере интерес к российскому форуму Давоса, который состоялся в октябре прошлого года. Он случается раз в два года, на нем присутствие российских официальных властей намного выше, и интерес как иностранного, так и российского бизнеса к такого рода встречам тоже выше. Владимир Владимирович Путин, опять же, участвовал в октябре, поэтому интерес был заметен. А на только что завершившемся Давосском форуме, хотя и участвовали уважаемые люди - Кудрин, Рейман, Маргелов, - но такого массированного присутствия, как это было в рамках московской встречи Давосского форума, не получилось.
Плюс предвыборная ситуация, которую еще не переварили российские политические деятели. Традиционным участникам - Чубайсу, Хакамаде, другим политикам - еще надо осмыслить, что произошло. Надо учитывать и тот факт, что именно в это время происходила подготовка к съезду СПС, который принял отставку сопредседателей партии. У них сейчас есть потребность в осмыслении ситуации, прежде чем выносить ее на публику. Поэтому я думаю, что здесь еще и это обстоятельство, отсутствие четких сформированных позиций по целому ряду вопросов политической жизни, не позволяет дать внятные ответы и иностранной публике. Поэтому нынешний Давос в этом смысле не самый показательный для фиксации этих выводов относительно места Давоса для российской политической и экономической элиты. В то же время показатель того, что тот факт, что осмысление российских проблем идет не в Давосе, а в самой России, может оказаться действительно фиксацией потери интереса к внешним презентационным схемам, в условиях, когда нужно достаточно напряженно работать по осмыслению внутренних политических и экономических схем.
Если следующий Давос зафиксирует ту же тенденцию, значит, Давос превратится для России в одну из ветвей международных конференций высокого уровня. Если же после обнародования программы нового кабинета и программы Президента на следующий срок возникнет потребность использовать международно признанные площадки для презентации и продвижения этих идей, тогда интерес к Давосу может повыситься.
Кроме того, "горнолыжный" интерес в этом году у многих представителей бизнес-сообщества и политической элиты был реализован в Куршавеле. Можно предположить, что это тоже повлияло. В этом году Давос рано проводился, обычно он проводится в самом конце января - начале февраля. На этот раз он на неделю сместился - и многие потенциальные участники Давоса еще не успели отдохнуть от предыдущего горнолыжного выезда.



26 января 2004
http://www.shohin.ru/index.htm





Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован