10 октября 2003
482

Александр Шохин: Мы не можем всю модель экономического развития страны подстраивать под членство в ВТО

Александр Николаевич, переговоры по вступлению России в ВТО зашли в тупик. Евросоюз настаивает на том, что цены на российский газ должны быть увеличены. При этом вчера в эфире "Эхо Москвы" Евгений Ясин сказал, что цены на газ - это наше конкурентное преимущество, и требовать их изменения неразумно, Россия от этого не может отказаться. Путин явно пытается провести ось между Россией и Германией, противопоставить этот союз позиции ЕС в целом. Что сейчас происходит, и к чему эта ситуация приведет?

Темы эти не новые, они обсуждаются уже более 10 лет. И в рамках соглашения о партнерстве и сотрудничестве (СПС), подписанного в 1994 году, эта тема также обсуждалась. Мы пытались тогда доказать, что низкие цены на энергоресурсы, газ - конкурентное преимущество России, а вовсе не субсидирование и не демпинг в целях продвижения российского экспорта в Европу. Тогда эту позицию нам удалось отстоять, и в рамках переходных периодов не было пункта выравнивания внутренних цен на энергетические ресурсы с мировыми, хотя по ряду других позиций переходные периоды уже закончились. Отсюда 10 лет спустя после подписания этого соглашения возникают такие моменты, как открытие страхового рынка и так далее. Для Европы, особенно для Франции, конкуренция с российскими товарами, такими, как ядерное топливо, металлургия, химия, минеральные удобрения - тяжелое дело, поскольку, действительно, российские товары за счет относительно дешевых энергетических тарифов оказываются более конкурентоспособны. И не случайно примерно из 25 антидемпинговых расследований две трети - всегда расследования, инициированные французскими компаниями. Германия в этом плане более лояльно себя ведет, видимо, потому, что структура экономики с точки зрения конкуренции иная.
Поэтому казалось, что во время визита премьер-министра Раффарена в Москву Касьянову удалось главное - сдвинуть сопротивление, и что Германа Грефа ждет, если не легкая прогулка в Брюссель, то, по крайней мере, ожидалось достижения некоторого компромисса в переговорах и сближение позиций. Но оказалось, что это не совсем так. Стороны зафиксировали свои позиции, и не сделано ни шагу навстречу. "Расколоть" ЕС, видимо, не так просто, поскольку решение принимается консенсусом, и ось "Москва-Берлин" здесь вряд ли поможет. Многочленная конструкция ЕС и механизм принятия решения таковы, что даже если он изменится, и механизм консенсуса организации перейдет на принцип квалифицированного большинства по принципиальным вопросам, все равно не факт, что удастся сломить сопротивление. Потому что квалифицированное большинство будет все-таки у крупных стран членов Союза, которые свои интересы в обиду не дадут.
Вопрос заключается в том, что постепенное повышение тарифов на газ, которое заложено в российские структурные реформы, будет иметь место, но никакого скачкообразного изменения в связи со вступлением России в ВТО или повышение тарифов в рамках короткого переходного периода не будет. И мы не можем всю модель экономического развития страны подстраивать под членство в ВТО. Китай вел переговоры 15 лет по вступлению в ВТО, вступил, причем на условиях, не очень выгодных для себя. Но Китай, будучи самым крупным членом этой организации с количеством потребителей, равным полутора миллиардам человек, вряд ли натолкнется на санкции со стороны ВТО. Санкции против такой огромной страны - вещь чреватая, во-первых. Во-вторых, все равно Китай в рамках других рынков, в том числе Азиатско-Тихоокеанского региона, не окажется запертым.
России в этом плане сложнее "давить на психику", но, тем не менее, коль скоро наши переговорщики, правительство в целом, зафиксировали позицию, что нам вступление в ВТО нужно не к определенному сроку, а на определенных условиях, это улучшает наши переговорные позиции. Замечу, эти позиции были слабее некоторое время назад, в связи с тем, что были громогласно объявлены даты присоединения, что нам надо обязательно вступить в ВТО. Поскольку никаких результатов нет, стало быть, не зафиксированы более жесткие условия членства новых стран в ВТО, то у нас появляется время.
Проблема не только во времени, но и в том, что, во-первых, мы можем четко показать, что у нас постепенно идет процесс сближения внутренних тарифов с мировыми ценами. Но, действительно, постепенно и в рамках сохранения естественных конкурентных преимуществ России. Если по другим позициям мы сможем уступить, например, если мы по сельскому хозяйству будем готовы согласиться, что поддержка сельскому хозяйству в $13 млрд. ежегодно - завышенная цифра при нынешних 800 млн., и разменяем это на сохранение наших позиций по энергетике и ряда подвижек в других секторах, где мы сами видим, что движемся естественным путем в направлении, на котором настаивает ЕС, в составе которого крупные члены ВТО, тогда вероятность достижения компромисса будет высока. Но надо иметь в виду, что, кроме ЕС, есть другие страны-члены ВТО. Если мы уступим ЕС по этому пункту, на нас навалятся "большие соседи", такие, как Индия и Китай, и потребуют открыть рынок рабочей силы. В итоге совокупность этих уступок может оказаться непосильной для российской экономики. Тогда китайский вариант - 15-летние переговоры по вступлению в ВТО будет естественной реакцией на совокупность этих обстоятельств. В принципе, для ЕС выгоднее, чтобы Россия была членом ВТО, на условиях, близких к соглашению о партнерстве и сотрудничестве. И поскольку у России есть это соглашение с ЕС, но нет аналогичных с другими странами, было бы правильнее конвертировать СПС в требования Европейскому Союзу по членству России в ВТО, настаивая только на полном соблюдении условий СПС при вступлении России в эту организацию.



10 октября 2003
http://www.shohin.ru/index.htm




Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован