21 октября 2003
508

Александр Шохин: `На Бога надейся, а сам не плошай`. Традиционный для России подход...

Александр Николаевич, 80% россиян причисляет себя к среднему классу, находясь при этом за чертой бедности. По официальным данным, нищими у нас являются более четверти населения, по неофициальным - гораздо больше. Международная Организация Труда считает, что изменить ситуацию может только работа, то есть необходимо развитие рынка труда. Означает ли это, что надеяться на государство бессмысленно, а решать эту проблему может только бизнес?

Во-первых, бедность - понятие относительное. И проблема оценки нищеты или бедности - это проблема оценки численности населения, живущего ниже официального прожиточного минимума. И действительно, у нас ниже официального прожиточного минимума живет около четверти населения. С другой стороны, самооценка имеет большое значение. Если 80% относит себя к среднему классу, значит, как минимум, какая-то часть, пусть даже 5%, относит себя к богатым, наверное, по этой схеме бедных у нас 15%, может, чуть больше. Это, конечно, тоже много, но, тем не менее, это означает, что, действительно, граждане через официальные каналы имеют лишь часть доходов и формируют лишь часть своего благосостояния и благополучия. Видимо, какая-то часть до сих пор является либо натуральным и полностью неучитываемым доходом, в том числе, и личное подсобное, дачное хозяйство, либо это приработки, либо нефиксируемая часть заработной платы на основной работе. Еще недавно мы оценивали размеры теневой экономики, большая часть которой связана как раз с неучтенной зарплатой по мотивам ухода от чрезмерного контроля со стороны различного рода проверяющих надзорных органов ради ухода от налогов. Для работодателей по-прежнему имеет значение высокая ставка единого социального налога, пусть даже эта цифра сократилась до 40% или даже 25%, но, тем не менее, понятно, что доходы от собственной экономической активности составляют существенную часть общих доходов. Что это - недоверие к государству, традиционное в России, либо это формирование некой модели? Думаю, к этому надо относиться как к тому, что граждане готовы сформировать модель субсидиарного государства, то есть передавать на уровень государства лишь те проблемы, которые они не могут решить сами. Это создает благоприятную основу для реформ в социально значимых областях: в образовании, здравоохранении, где уже и сейчас значительная часть услуг являются не субсидируемыми государством, а оплачиваемыми непосредственно населением. В этой связи реформирование этих отраслей с переводом на более рыночные принципы может, на самом деле, привести не к появлению новой финансовой нагрузки на население, а лишь к легализации существующей нагрузки. В равной степени надо легализовать существующие эффективные ставки налогообложения, дать возможность людям ту часть доходов, которая сейчас является уклонением от уплаты налогов, легализовать. В этом контексте не очень понятны действия властей, которые применительно к господину Шахновскому восприняли использование схемы предпринимателя без образования лица для оптимизации налогов как уклонение от уплаты налогов в соответствии со 198 статьей УК. Учитывая, что сейчас такие официальные, легальные схемы оптимизации используют десятки тысяч предпринимателей, не столько крупных, сколько мелких и средних, более того, не только предприниматели, но фактически и служащие различных компаний, в том числе иностранных, здесь мы ложный сигнал получаем. Если щель в законодательстве оказалась достаточно большой, надо менять законодательство, а не привлекать добросовестных налогоплательщиков, которые нащупали щель и используют ее, к ответственности, тем самым загоняя их дальше в тень. Борьба с олигархами, какими бы мотивами она ни руководствовалась, тема отдельная. Но то, что волна может накрыть малый и средний бизнес, который борется с бедностью не хуже олигархов, которых сейчас призывают с ней бороться, в том числе такими методами - легальной оптимизацией доходов. Думаю, что чем больше будет усилий властей по такого рода борьбе, тем больше будут либо масштабы официальной бедности, поскольку людям может надоесть бороться с властями, либо вырастут масштабы теневой экономики, когда прямое уклонение от уплаты налогов, а не использование официальных оптимизационных схем, будет преобладать. Поэтому надежда на бизнес, безусловно, есть, но опять-таки, не на бизнес олигархов или крупных компаний, а на собственную экономическую активность.

Но по данным Центра социологических исследований МГУ 80% населения связывают улучшение материального положения именно с государством. Означает ли это, что российский народ пассивен и сам что-то делать не готов?

Во-первых, думаю, что здесь надежда на государство двоякая. Во-первых, для пенсионеров и живущих на фиксированные бюджетные доходы, безусловно, надежда на государство является существенной. Но в то же время тот же малый бизнес, высказывая надежду на государство для улучшения положения, вполне может рассчитывать на проведение каких-то преобразований. Десятки лет патерналистской политики и удушение экономической свободы в менталитете засели глубоко, и не только у старшего поколения. Тем более, что власть в каждом политическом цикле "рвет на себе рубаху", обещает всяческого рода улучшение положения граждан. Поэтому, с одной стороны, граждане так сильно не надеются на государство и суетятся сами, с другой стороны, безусловно, им хотелось бы, чтобы государство внесло свою лепту и помогло им решить свои проблемы. Но мне кажется, что этот разрыв между верой в государство и реальными цифрами, самооценкой бедности, это как раз действие принципа - "На Бога надейся, а сам не плошай". Тоже, между прочим, традиционный для России подход.



21 октября 2003
http://www.shohin.ru/index.htm





Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован