11 сентября 2003
836

Александр Шохин: Пора и у нас вводить понятие `сделка с правосудием`

Александр Николаевич, господин Евтушенков сказал, что государство вправе применять силовые методы в общении с бизнесом. Бизнес запуган, ведь найти повод для силового общения всегда можно, у нас 99% бизнеса так или иначе нарушают законы. Не получается ли ситуация по пословице "Заставь дурака богу молиться, - он и лоб расшибет". Международные организации, FATF, например, дают рекомендации, а наши чиновники и экономисты бросаются их с таким рвением выполнять, что становится страшно. Не следует ли таким авторитетным людям, как г-н Евтушенков, быть аккуратнее в своих высказываниях?

У нас понятие "силовые методы" не определено. Было бы правильнее применять выражение "законные методы" и методы, основанные на действиях правоохранительных органов, которые, в свою очередь, основаны на законах, которые не действуют по принципу "был бы человек - статья найдется". Это во-первых. Во-вторых, надо, чтобы они не действовали на избирательном подходе к выявлению правонарушений в экономической сфере. Если от 30% до 40% экономики считается теневой экономикой, ясно, что как минимум треть бизнеса, не только олигархический, который чаще привлекает внимание, может быть предметом соответствующих действий силовых-правоохранительных органов. Поскольку крупный олигархический бизнес на виду, он может чаще оказываться предметом разборок правоохранительных органов, но для региональных силовых структур понятие олигарх является также региональным, и по национальным меркам средний бизнес в регионах может оказаться высовывающимся. Шляпка гвоздя заметно над доской может высовываться, что вызывает желание правоохранительных органов эту шляпку либо выдернуть, либо забить. Поэтому здесь опасным является а) избирательный подход и б) борьба с экономическими правонарушениями в условиях, когда экономическое законодательство еще до конца не отработано, в частности, то же валютное регулирование, валютный контроль. Признано, что закон, принятый в первом чтении, подтверждает это, а закон внесен правительством, стало быть, официально признано правительством, что нынешний механизм валютного регулирования является чрезмерно жестким, и нужно либерализационные меры уже сейчас запускать, а в период до 2007 года и вовсе либерализовывать капитальные операции. Если сейчас активно начать бороться с правонарушениями, которые по этому новому законодательству не признаются таковыми, поскольку снимаются те или иные ограничения, то понятно, что это в некотором смысле является как раз чрезмерным использованием "силовых методов" в борьбе с нарушениями, которые завтра таковыми перестанут быть. Надо выстраивать эту систему, поскольку правонарушений достаточно много, таким образом, чтобы предметом борьбы были нарушения, которые и завтра, после принятия всех либеральных, намеченных нынешними властями, правительством и Президентом, реформ будут считаться правонарушениями. Те, кто нарушает именно эти либеральные законы, должны оказаться в центре внимания уже сейчас. Уже можно прикидку сделать, ориентировку, условно говоря, правоохранительным органам давать. С чем надо бороться? С тем, что и через год, и через два будет экономическим преступлением, а вовсе не с тем, что сегодня уже перестало быть экономическим преступлением, но было таковым 10 лет назад, и не надо бороться с тем, что завтра перестанет быть преступлением, поскольку уже сами проекты законов находятся на рассмотрении в Думе, в правительстве и т.д. При таком подходе резко сузится поле борьбы правоохранительных органов, и вместо демонстрации активности придется приучать бизнес к тому, что нарушать мягкие законы, налоговые, валютные и т.д., чревато большими наказаниями, это первое.
Второе, конечно, экономические преступления не должны быть формой выяснения личных отношений, поэтому по экономическим преступлениям надо жестко установить, что мерой пресечения являются такие меры, как залог, но вовсе не заключение под стражу до суда. Нигде в мире экономические преступления так не наказываются, если уж решение суда заключается в лишении свободы, тогда под стражу берут в зале суда. Отсылка к тому, что экономические преступники имеют возможность зафрахтовать самолет, улететь куда-то, не правомерна, потому что она является косвенным признанием неэффективности погранслужбы, схемы контроля и т.д. Почему Гусинский, который под подписку о невыезде выпущен в 5-звездный отель, не скрывается из Греции? А Платон Лебедев, стало быть, может скрыться из России? Значит, мы признаем, что наша система пограничного, паспортного, иммиграционного контроля дырявая. На каком основании тогда мы требуем присоединения к Шенгенской зоне и открытия границ Европы, если мы другой рукой эту дверь держим для преступников, как мы сами признаем косвенно. Поэтому здесь очень важно единство подходов, единство стандартов обеспечивать и выходить на уровень цивилизованных стандартов.
Наконец, третье, по экономическим преступлениям надо в максимальной степени использовать штрафную технологию. Возьмем, к примеру, США. Многие компании платили штрафы в сотни миллионов и миллиарды долларов за правонарушения. Например, те же инвестиционные банки за использование инсайдерской информации при первичных размещениях и т.д. И заплатив эти штрафы, они были освобождены от судебного преследования. А в досудебном порядке по решению федеральной комиссии по ценным бумагам, прокуратуры штата Нью-Йорк, крупнейшие банки, там и City-банк был, и многие другие, заплатив огромные штрафы, сумели избежать судебного разбирательства. Это понятие, с одной стороны, отсутствуюет в российском законодательстве - сделка с правосудием. С другой стороны - в случае с Яковом Голдовским она явно сработала тогда, действовал размен "откажись" и будь спокоен, и в случае с Гусинским фактически эта схема сработала. Но это скорее политические технологии, нежели правовые. Здесь надо подумать, могут ли быть введены в законы такие категории, как сделка с правосудием. Самое главное, что штрафные санкции за экономические правонарушения должны быть, в основном, не в виде отсидки, условно говоря, а в виде штрафа. Это сделает экономически невыгодными те или иные махинации.
Пример последних двух лет в США показывает, что это реально и возможно. И эффект гораздо больше, чем выборочные посадки отдельных предпринимателей. Хотя все равно, естественно, уголовная ответственность, которая угрожает лишением свободы, должна быть, и в США она существует по многим статьям. Но тем не менее, отсутствие системы крупных штрафов для наказания корпорации за ее экономическое правонарушение не позволяет воспринимать систему борьбы с экономическими правонарушениями как систему упорядочения экономических отношений и приведения их в законное русло.



11 сентября 2003
http://www.shohin.ru/index.htm





Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован