30 сентября 2003
539

Александр Шохин: Президент зафиксировал старые позиции, добился теплых объятий и признания в любви

Александр Николаевич, от визита Путина в США многого ожидали. Однако наибольшее впечатление и наибольший отзыв в прессе вызвала не речь Путина в ООН, и не его встреча с Бушем, а выступление перед студентами и професорами в Колумбийском университете. Как Вам видятся итоги визита российского Президента в США? Чего Путину удалось добиться, а чего, может быть, нет?

Действительно, наиболее запоминающаяся часть визита - лекция в Колумбийском университете, и даже не столько лекция, сколько сессия вопросов и ответов, в которой прозвучало несколько мыслей, которые представляли интерес не только для журналистов, но и для общественности, и российской, и американской. Все остальное было либо повторением известных позиций, как речь в ООН, либо во многом было скрыто от глаз. В частности, двухдневная встреча в Кэмп-Дэвиде, судя по оговоркам, которые делал президент Буш, отличалась, ее официальная часть, представленная на итоговой пресс-конференции от того, что на самом деле могло происходить в рамках переговоров. В частности, Буш обмолвился, что работали над резолюцией. Это несколько противоречило официальным заявлениям обоих президентов, в частности, российского, что позиция России по Ираку во многом будет зависеть от содержания будущей резолюции, надо-де подождать этой будущей резолюции. Тем самым президенты давали понять, что тема новой резолюции ООН вроде бы и не обсуждалась, а только российская сторона ждет какую-то резолюцию. Хотя, на самом деле, исключать нельзя, что основные параметры этой резолюции обсуждались, в том числе, в контексте, который мог бы устроить Россию.
Что касается других параметров, то здесь была фиксация точек зрения сторон, в частности, по Северной Корее. Вроде бы подчеркнута озабоченность ядерной программой, но в то же время Президент Путин ввел оговорку, что нужны международные гарантии безопасности Северной Кореи, тем самым полностью повторил позицию Пхеньяна по этому вопросу, то есть, явно тут сближения особого не намечалось. По Ирану тоже вроде бы содержался призыв к иранскому руководству активнее сотрудничать с МАГАТЭ и военными инспекторами. Но в то же время Россия не отказывалась, как того хотели бы американцы, от продвижения ядерных технологий и поставки оборудования на атомные станции. В итоге получилось, что главным достижением визита Путина является то, что несмотря на публичную фиксацию старых позиций по международным вопросам, зафиксировано восстановление и может быть даже продвижения на пути укрепления личных отношений президентов двух стран, что, безусловно, можно считать определенным успехом, - вроде нигде не уступили, а дружба укрепилась. Это означает, что личный успех Президента Путина, безусловно, присутствует. С точки зрения интересов России, главное достижение в том, что нами никаких уступок не сделано. Это может быть связано с тем, что американцы пока никаких уступок не готовы зафиксировать, ссылаясь или на Конгресс, как в случае с поправкой Джексона-Веника, либо на ООН, на новую резолюцию, где теоретически могут быть прописаны технологии участия России в восстановлении Ирака, но опять-таки это не в компетенции американской администрации. И в том, и в другом случае администрация могла на себя взять лишь обязательства всемерно способствовать. И это действительно так. Не может тот же Буш брать на себя жесткие обязательства по добыче необходимой резолюции, или по отмене поправок. Стало быть, и России незачем было уступать по каким-то вопросам американцам, поскольку на другой чаше весов нет никаких конкретных действий и шагов. Может быть, вполне оправдана эта линия российского руководителя, который в ожидании реальных действий со стороны США зафиксировал старые позиции, но при этом добился теплых объятий и признания в любви, если воспринимать слова Буша "I like you!" не так, как перевел переводчик "Он мне нравится!". Редко можно услышать такое от первых лиц государства. Это основание полагать, что какие-то продвижения могут быть в ближайшее время.
Но есть и один результат, который можно на чашу весов Путина положить. Все-таки чеченский терроризм включен в понятие мирового терроризма, и американцы на высоком уровне фактически подтвердили, что будут стараться отходить от двойных стандартов и рассматривать чеченских террористов как часть международного террористического сообщества. Действия определенные уже делались, соответствующие организации включались в черные списки, замораживались счета. Видимо, эта линия будет продолжена. И если, действительно, двойного стандарта не будет по принципу: говорим одно - делаем другое, то это можно считать наиболее заметным достижением Президента Путина в рамках этого визита.
Но в целом, безусловно, нужно подтвердить общую оценку российской прессы о том, что самым заметным событием была наименее формальная и непубличная часть, Путин раскрыл многие аспекты, свои взгляды на жизнь, внутреннюю политику. И это означает, что официально формальная часть либо была не столь успешной, либо, действительно, содержала в себе имплицитные, невидимые публике подвижки, которые сейчас еще являются подвижками во внутренних, кабинетных переговорах, не доходящих до уровня публичных решений, до решений, которые можно озвучить в той же прессе и перед общественностью.



30 сентября 2003
http://www.shohin.ru/index.htm



Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован