02 сентября 2004
669

Александр Шохин: Система борьбы с терроризмом пока не отстроена

Александр Николаевич, проблема безопасности, которой давно озабочены все развитые страны, становится первостепенной для России. Особенно это ярко демонстрируют последние теракты. Спецслужбы оказываются бессильными, несмотря на то, что российская власть во многом формируется как раз выходцами из спецслужб.
После 11 сентября в США было создано специальное министерство, занимающееся проблемами внутренней безопасности в глобальном смысле. Наверное, это единственный эффективный способ решения проблемы для Штатов, учитывая их специфику: развитую инфраструктуру, и открытую экономику. Израиль решает эту проблему иначе - с помощью государственного террора в ответ на террор. Мы, с одной стороны, пытаемся строить государство по образцу США, а, с другой стороны, российская власть создает унитарную систему, более подходящую для израильского варианта. Какой способ решения проблемы безопасности в России наиболее применим?

Система борьбы с терроризмом пока не отстроена. То, что в США не было терактов (например, в Бостоне и Нью-Йорке во время предвыборных съездов двух основных партий), можно отнести к успеху служб безопасности, а можно считать, что там не было целевых установок. Кто знает, где готовят все эти теракты, возможно, террористы не нашли "щели" в системе безопасности США, что может порождать, в том числе, и нынешнее ощущение того, что эта система эффективна. В равной степени и в Израиле система государственного террора, библейский принцип "око за око, зуб за зуб" пока не приводит к успокоению. Кризис на Ближнем Востоке не утихает, наоборот, он имеет тенденцию перерастания в достаточно напряженные схемы противостояния. Последние события, в том числе, в России должны в некотором смысле сблизить подход разных стран и международных структур в борьбе с терроризмом. Тот факт, что Совет Безопасности ООН осудил теракты в России, позволяет говорить о том, что и другие организации - Совет Европы, Европарламент - пересмотрят свои подходы к тем же чеченским сепаратистам, отдельные группировки которых, например, масхадовцы, не отмежевались от этих терактов. Очевидно, что формы борьбы за независимость в Чечне перешли разумные формы противостояния федеральным силам и перешли на войну с гражданским населением и детьми. Если сохранится принцип двойного стандарта, трудно будет вырабатывать подходы по борьбе с терроризмом. Какие ошибки были сделаны нашими спецслужбами? Не учтены уроки 11 сентября. Что первым делом сделали американцы 11 сентября? Они выстроили очень мощную систему контроля в аэропортах. Мне самому приходить сталкиваться с некоторыми процедурами, которые многими высокопоставленными российскими чиновниками и политиками воспринимались как унизительные. Все происходит, как говорится, взирая на лица: отпечатки пальцев и снимки на цифровую камеру при въезде на территорию США, специальные мощные системы досмотра багажа, которые осуществляются подразделениями министерства безопасности, а не службами аэропорта. Это все уже было запущено несколько лет назад, но у нас не произошло таких же подвижек, которые могли бы предупредить теракты в воздухе. Тот факт, что вчера США обратились к России с просьбой усилить меры безопасности на полетах в США самолетами российских компаний, означает, что американцы настаивают на том, чтобы в России хотя бы в этой части действовала аналогичная система контроля и безопасности в аэропортах и на самолетах. Я думаю, что единый подход к борьбе с терроризмом должен включать распространение такого рода передового опыта на все страны. Считалось, что американцы немного безумствуют, зверствуют, переходят разумные рамки, но за последние годы после 11 сентября у них не было терактов на авиарейсах, хотя до этого многие были очевидцами безалаберности в системах контроля в авиапортах США. Единую политическую позицию, единую систему контроля типа той, которая существует в американских аэропортах и на авиарейсах, надо унифицировать и сделать элементами международной программы. Государственный терроризм вряд ли может дать адекватный результат. Опыт Ирака и Израиля это подтверждает. Когда мы говорим о политическом урегулировании, нужно понимать, что это не ответственность одного государства, например, России по отношению к Чечне или ответственность США по отношению к Ираку. Нужны не перепалки, а выработка единой позиции, которая не должна потакать террору. Нельзя остановить маховик террора, показав, что террористы добиваются своих политических, финансовых или иных результатов путем террора. Нужно находить какую-то линию поведения, которая позволит, не потакая террористам, в то же время не переводить все в плоскость военно-террористических актов со стороны государств, борющихся с терроризмом. Вопрос очень сложный.

Франция, Германия и Россия заняли осторожную позицию по Ираку потому, что не хотели, чтобы жесткая позиция обернулась внутренним террором, учитывая, что в России есть Чечня, да и процент мусульманского населения довольно большой. Доля мусульманского населения во Франции и Германии также достаточно велика. Во Франции она составляет 10% населения, и последние антисемитские акции во многом связаны с реакцией мусульманского населения Франции на события на Ближнем Востоке. Но эта осторожная позиция не уберегла Россию от прямых взрывов и от "взрыва" терроризма, который имел место в последний месяц. Простых ответов на этот вопрос нет. Даже классическое политическое урегулирование типа предоставления независимости Чечне не гарантирует того, что за этим не последует трансформация терроризма из нынешней формы в государственный терроризм со стороны такого фундаменталистского государства типа Чечни. США боролись с фундаменталистскими террористическими государствами, коими были талибский Афганистан и Ирак Саддама. Вряд ли речь может идти о том, чтобы усилиями мирового сообщества создать террористическое государство. Такого рода провал международного сообщества наблюдался на примере бывшей Югославии, когда поощрение создания независимого государства косовских албанцев привело к явному государственному террору с их стороны по отношению к сербскому населению и православному культурному наследию. Очень важно найти такую форму, которой, к сожалению, пока еще не существует, но которая позволит не идти на поводу самых радикальных требований террористов, найти формулу, которая позволит занять единую позицию мирового сообщества по отношению к этим сепаратистско-фундаменталистским сюжетам разных стран. Пока этого единства мы не видим ни на примере Чечни, ни на примере Ирака. Только Афганистан более-менее однозначно оценивается мировым сообществом. Я думаю, что выработка единой политической позиции и более унифицированных мер борьбы с терроризмом позволят минимизировать массовые негативные последствия типа взрывов самолетов, захвата общественных учреждений и т.д.


2 сентября 2004
http://www.shohin.ru/index.htm
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован