04 марта 2003
703

Александр Шохин: `Страна богатеет, граждане беднеют: все на борьбу с инфляцией!`

Александр Николаевич, инфляция в первые два месяца выборного года составила 4,2%, курс доллара снижается, что означает, что население лишается излюбленного средства сохранения сбережений. "Независимая газета" предполагает, что по итогам года инфляция может составить 29%. Звучит слово - гиперинфляция. Удастся ли правительству и ЦБ справиться с ситуацией или роста инфляции избежать не удастся?

Слово "гиперинфляция" в любом случае для российской экономики неприемлемо, поскольку это инфляция свыше 50% в год, как минимум. Российской экономике это не грозит.
Однако, действительно, начало этого года порождает тревожные ожидания по поводу способности монетарных властей удержать инфляцию в приемлемых пределах. В частности, на уровне 12%, которые заложены в прогноз бюджета.
С другой стороны, если раньше относительное укрепление рубля было незначительным, и хранение сбережений в долларах было приемлемой формой защиты сбережений от инфляции, то переход доллара в стадию абсолютного снижения в отдельные времена и переход к абсолютному укреплению рубля делает эту схему защиты сбережений невозможной. В то же время снижение процентных ставок рефинансирования привело к тому, что Сбербанк и другие банки снизили проценты по депозитным операциям, что, разумеется, привело к снижению процентных доходов, которые также компенсировали инфляцию. В этих условиях даже относительно умеренная инфляция на уровне прошлого или позапрошлого года представляет серьезную проблему и для власти, и для населения. Здесь ситуация во многом будет зависеть от внешних факторов, но это практически неуправляемый фактор и непредсказуемый.
В то же время я думаю, что даже в рамках этой неопределенности монетарным властям предстоит активизироваться. Не только монетарным, но и всем экономическим властям нужно активизировать действия по борьбе с инфляцией, в частности, укрепление рубля ЦБ уже рассматривает в качестве одного из основных средств борьбы с инфляцией. Здесь такое традиционное противоречие между правительством и ЦБ как структур, одна из которых в большей степени ответственна за инфляцию, вторая - за экономический рост. Это противоречие выразилось в том, что ЦБ уже объявил: относительно слабый рубль - это средство, которое не излечивает болезнь (в том числе, невозможность долгосрочного экономического роста), а лишь лечит симптомы в некотором временном периоде, и поэтому политика сильного рубля - это как бы уже стратегия.
На самом деле речь идет о том, чтобы абсолютно укрепляющийся рубль использовать в качестве инфляционной меры. ЦБ может считать свою задачу выполненной, если ему удастся за счет крепкого рубля, не снижая норм обязательного резервирования, удерживать инфляцию. Но у правительства задача гораздо более сложная: кроме общих задач экономического роста есть проблемы, связанные со структурной политикой. В частности, все последние годы доходы населения росли темпами заметно более высокими, чем ВВП, рост заработной платы обгонял рост производительности труда, доля непроцентных расходов за последние 4 года выросла, и нынешний год был первым, в котором было запланировано снижение непроцентных расходов за послекризисный период. Пока эта задача не решена. В итоге накапливается достаточно большой объем социальных обязательств, которые превышают возможности экономики и, пока цены на нефть высокие, этот разрыв можно покрывать за счет положительного сальдо платежного баланса. Как только ситуация изменится, выяснится, что диспропорция, накопившаяся за годы благоприятной конъюнктуры, больно ударит по экономике страны и может вылиться, в частности, в инфляционный рост, с помощью которого можно будет решать и бюджетные проблемы. Поэтому реальность такого сценария достаточно высока и, чтобы не допустить его, нужно уже сейчас энергично формировать стабилизационный фонд, финансовый резерв правительства, чтобы подготовиться к этому варианту. К сожалению, у нас до сих пор нет финансовых денежных инструментов, которые бы связывали денежную массу таким образом, чтобы стимулировать производство. До сих пор у нас любой рубль, пущенный в реальную экономику, например, через снижение норм обязательных резервов, автоматически увеличивает инфляцию, поскольку инструментов надежного денежного связывания у нас пока еще нет.
Это тоже одна из проблем : запустить механизм реального кредитования экономики. Такого, при котором каждый рубль дает отдачу, просто через применение принципов проектного финансирования. Пока такой жесткости нет. Следовательно, есть опасение того, что увеличение поступления денег в экономику чревато ростом инфляции. Хотя уровень монетизации российской экономики и вырос в 1,5 раза за последние несколько месяцев, тем не менее он отстает от уровня многих стран, даже не развитых, а соседних, от той же Польши отстает в 2 раза. Понятно, что есть резервы роста монетизации, речь идет уже не о вытеснении бартера и суррогатов всех расчетов, речь идет об увеличении денежных инструментов, реально способствующих экономического росту.
Задача, безусловно, сложная, но и велика опасность, что с инфляцией мы будем бороться традиционными монетарными методами, что окажется неизбежным, если у нас других способов не будет. У нас сейчас получается, что инфляция просто связана с неразумным увеличением расходов, не влияющих на снижение инфляции в будущем. Это действительно критерий оценки действий правительства и ЦБ, поэтому выход за рамки запланированных показателей означал бы (особенно в выборный год) фактическую демонстрацию недееспособности экономических властей.
Я думаю, что до глубокой осени правительство будет как бы держать годовой прогноз в сложившихся рамках и за это время будет предпринимать какие-то шаги по сдерживанию инфляции.



4 марта 2003
http://www.shohin.ru/index.htm




Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован