18 февраля 2003
1031

Александр Шохин: Странно, почему молчит правительство. И уж тем более странно молчание г-на Илларионова...

Александр Николаевич, как можно было понять из некоторых Ваших высказываний, укрепление рубля в долгосрочной перспективе экономике не повредит, но пока предприятия к нему не готовы. ЦБ придерживается явно противоположной точки зрения. Именно ради предприятий рубль укреплять и надо. По опыту прошлого года ослабление рубля никак не поспособствовало росту конкурентоспособности наших предприятий, а следовательно, надо проводить другую политику для того, чтобы они могли себе позволить обновление мощностей и повышение уровня своей конкурентоспособности. Позиция ЦБ кажется достаточно обоснованной. В чем же ошибка?

Безусловно, укрепление рубля способствует через снижение инфляции удешевлению денег и возможностям, связанным с привлечением финансовых ресурсов для обновления производства, в равной степени как этому теоретически должна способствовать и ситуация наплыва дешевых импортных товаров, которая должна вынуждать обновляться для конкуренции. Теоретически никто с этим тезисом и не спорит. Другое дело, что на практике пока эта схема тоже не срабатывала. В частности, мы наблюдаем явную закономерность, что укрепление рубля статистически прямо совпадает с замедлением темпов экономического роста. И если посмотреть, то в прошлом году в основном рост был в экспортно-ориентированных отраслях. И рубль тоже в прошлом году относительно укреплялся, правда, дело обходилось без абсолютного укрепления. Тем не менее, относительное укрепление рубля явно подрывало возможности российских предприятий к конкуренции с относительно дешевым импортом.
ЦБ никогда не проводил политику слабого рубля. Всегда рубль укреплялся. И председатель ЦБ считал, что относительное укрепление рубля, до 6% в год - это золотая середина, которая, с одной стороны, не выражается в абсолютном укреплении рубля, но в то же время это умеренный рост, который способствует снижению инфляции, во-первых, а во-вторых, по силам ЦБ в условиях большого притока валюты от экспортных поступлений. Поэтому сравнивать-то, фактически, не с чем. Сравнивать можно политику относительного укрепления рубля, которая, действительно, не привела к экономическому росту, поскольку промышленное лобби считает, что относительное укрепление рубля - это тоже укрепление, которое подрывает возможности расширения производства, ориентированного, в том числе, на внутренний рынок, и еще более жесткую ситуацию с абсолютным укреплением рубля, которое сейчас заявил ЦБ.
Было бы интересно послушать и правительство, которое отвечает за экономический рост, как оно относится к этой линии. Я уже не говорю о позиции советника Президента по экономическим вопросам, который уже на протяжении более чем года проповедует идею как минимум нулевого укрепления рубля, то есть приведения его в соответствие с динамикой инфляции, он считает, что именно такая политика является серьезным фактором экономического роста.
Я же считаю, что такого рода причинно-следственная связь, безусловно, существует, но нельзя в долгосрочной перспективе ориентироваться на мягкую национальную валюту, как на способ экономического роста. Этот подход - косвенное признание отсутствия других эффектов, в том числе эффекта структурных институциональных реформ. Поэтому такого рода политика относительно мягкого рубля возможна лишь как временная мера, компенсирующая недостаточную результативность экономической политики, но она не может быть долгосрочной экономической политикой. То, что сейчас мы не имеем серьезных результатов и вклада от экономической политики, и реформ, это и правительство признает. Не исключено, что нужны временные компенсирующие меры. Очевидно, что никто не говорит о политике мягкого рубля, речь идет лишь о степени его укрепления. Но сейчас ЦБ фактически перешел к политике абсолютного укрепления рубля. Вернее, это политика является следствием его отказа от поддержки доллара.

А насколько можно было бы сейчас уронить рубль?

Это не так просто, на самом деле. Потому что есть факторы, препятствующие его падению. И они связаны с избытком долларов в экономике, и достаточно низким спросом на валюту. Задача же заключается в том, чтобы не допускать абсолютного укрепления рубля. Это и социальная задача, связанная с тем, чтобы большая часть сбережений населения хранится в долларовой форме. И задача поддержания умеренного относительного укрепления требует, чтобы ЦБ выступал активным игроком на валютном рынке и за счет интервенций удерживал спрос на валюту на приемлемом уровне, поддерживая определенный курс. Для ЦБ это может означать довольно значительные расходы. И не исключено, что этот ресурс, измеряемый сотнями миллионов долларов ежедневно в течение длительного времени, конечно, приведет к определенным изменениям в денежно-кредитной политике. ЦБ на это не решается идти. Поэтому для него легче текущую ситуацию обосновать в качестве политической линии. Но на самом деле, я думаю, что нежелание интервенировать в больших объемах является более серьезным основанием для публичных заявлений об изменении политики ЦБ, нежели какие-то причины, связанные с полемикой о факторах экономического роста, и о том, что ЦБ нашел свою нишу.
Сейчас уже и полемика есть, и аргументы "за" и "против" известны, и на самом деле, обе точки зрения имеют право на существование, и серьезное основание существует в реальности у обоих, а не только в теории. Для ЦБ всего этого достаточно для того, чтобы отказаться от активного присутствия на рынке, занять одну из позиций, аргументы по которой давно уже высказаны.



18 февраля 2003
http://www.shohin.ru/index.htm





Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован