07 апреля 2004
761

Александр Шохин: В этом и есть основной смысл энергичных выступлений Германа Грефа

Александр Николаевич, на Конференции ГУ-ВШЭ Герман Греф подверг критике своих коллег, и в очередной раз прогнозировал прирост ВВП, дал цифру 6,4% которая может стать вполне реальной, в том случае, если будут проводиться реформы и с ценами на нефть будет все в порядке. А если что-нибудь из этого не получится, то этого роста достигнуть не удастся. А ведь еще недавно он называл цифры, близкие к 10%ВВП. Как вы оцениваете такое его выступление?

Герман Греф выступил в свободной манере, а не в виде доклада, прочитанного по бумажке. Скорее, это была беседа в своем кругу - он чувствовал себя достаточно уверенно, конечно, как министр по экономике он уже заматерел за эти годы. Если 4 года назад он вынужден был строго следовать написанным текстам, так как макроэкономическая тематика была для него новой, то сейчас он в ней достаточно свободно ориентируется и может себе позволить интерпретации тех или иных тенденций. В принципе, Греф продолжает линию на защиту консервативного варианта прогнозов. Например, когда мы оценивали цифры, в том числе и 8,5% и 10% , мы исходили из того, что речь идет о вариантах прогноза, который исходит из максимально благоприятной внешней конъюнктуры, максимально возможной реализации реформенного потенциала и так далее. Но, тем не менее, для того, чтобы закладывать бюджет или делать обоснование других важнейших параметров развития, нужен консервативный вариант.
И то, что Греф, называя возможности достижения более высоких цифр, настаивает на том, что базовым вариантом является прогноз 6,4% - это правильно. Более оптимистические варианты прогноза в этом случае должны лишь увеличивать стабилизационный фонд и позволить сформировать этот фонд в объеме, достаточном для того, чтобы сверхдоходы, примерно 500 млрд. рублей направлять на компенсацию снижения налогов или какие-то другие программы. Поэтому базовым вариантом прогноза действительно может быть консервативный, одно другому не мешает. Можно добиваться более высоких темпов роста, но в макроэкономических бюджетных построениях исходить из более консервативного варианта. Иначе, если с самого начала закладывать высокие темпы, ориентирующиеся на неуправляемые факторы, типа конъюнктуры мировых рынков, то можно в процентные расходы бюджета записать такие цифры, которые затем трудно будет выдержать, и придется столкнуться с секвестированием бюджетных расходов, что было бы в нынешних условиях и политически, и экономически неверно.
Что касается того, что слушавшие его выступление воспринимали его в качестве критики всех коллег. Я полагаю, что Греф выбрал довольно интересную модель этой критики. Он как бы иронизировал, и, в принципе, можно было воспринимать его заявления как критику, а можно было как шутку. Многое зависит от интерпретации. Но очевидно, что Греф, как старожил кабинета, чувствует себя достаточно уверенно, и вряд ли это поведение человека, написавшего заявление, которому терять нечего. Он пытается отстаивать свою точку зрения и в присутствии Президента, как это было на объединенной коллегии МЭРТ и Минфина, когда Путин попросил поаплодировать всех в поддержку цифры 7% удвоения ВВП. Среди министерских аплодисментов Греф сделал оговорку, что мы будем стремиться, все сделаем для того, чтобы добиться этого, но вовсе не поклялся, что эта цифра ляжет в основу прогноза. Он это же делает и в других публичных местах.
Это может восприниматься как попытка защитить свое ведомство и самого себя от критики в случае, если эта цифра не будет достигнута. А можно считать, что это позиция профессионала, который видит реальные ограничения, связанные с достижением этих целей. Я считаю, что это может быть и комбинация позиций, но в большей степени рассматриваю ее как позицию профессионала.

Но как раскол в правительстве это воспринимать не следует?

Я думаю, что это не раскол. Я бы сказал, что в правительстве есть естественный подход - получать политический импульс от Президента, брать под козырек и бежать исполнять. Есть еще и другая позиция: обсуждать указания, поступающие сверху, в том числе, и публично. Можно считать, что это в некотором смысле похоже на то, что было в предыдущем правительстве. Там публичная дискуссия шла и по налоговой реформе, и по тем же темпам ВВП. Многие считали, что дискуссий никаких не будет, мол, все будут в унисон говорить. Но в правительстве появились новые фигуры, начиная от премьера, и заканчивая рядом министров, и в принципе по некоторым вопросам требуется выработка общей точки зрения. Я считаю, что сейчас дело не в расколе, а в том, что деятельность наиболее активных членов кабинета может преследовать цель сформировать позицию кабинета в целом и премьера в частности в том виде, в котором они считают, она должна быть сформирована. То есть если на начальном этапе, молчать и только выполнять указания, то можно потерять время и темп продвижения своих идей. Тут наверняка идет работа, смысл которой в том, чтобы попытаться на начальном этапе убедить своих коллег и начальство в собственной правоте, потому что тогда это уже будет позиция правительства. Я думаю, что это нормально в период первоначального формирования кабинета.
Эта тема важна, важно как она будет пониматься. Тем более, тема сквозная. Конкурентоспособность можно понимать в традиционном для российской экономической политике плане - поиски точек роста, поддержка потенциально конкурентоспособных производств, но можно понимать как создание благоприятных условий для конкуренции, в том числе в предпринимательстве, в налоговой сфере. Что будет взято за основу? Сейчас надо успеть сформировать эту точку зрения, в том числе и через публичные механизмы. Мне кажется, что в этом и есть основной смысл энергичных, и, может быть, достаточно резких выступлений Германа Грефа. Он торопится застолбить некоторые позиции, чтобы их в некотором смысле навязать кабинету в качестве позиции всего правительства. Очевидно, что есть формирование, и есть возможность для дискуссии. Речь идет об обсуждении вещей, которые не надо выносить в виде законопроектов, но надо делать их идеологическим содержанием экономической политики правительства. По сути дела тот, кто энергичнее будет отстаивать свою точку зрения, имеет шансы на то, что она станет точкой зрения правительства. Именно в этом я вижу смысл полемического задора Германа Грефа на вчерашней конференции.
Надо отметить, что на Конференции ГУ-ВШЭ были важные люди - Жуков, Кудрин, Илларионов, Греф и так далее. Это показывает, что ежегодная Конференция становится тем местом, где реально вырабатываются подходы к экономической и социальной политике.


7 апреля 2004
http://www.shohin.ru/index.htm






Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован