19 февраля 2004
779

Александр Шохин: Я не считаю, что Герман Греф поступает правильно, занимаясь `мрачным прогнозированием`. Это не дело чиновника такого ранга...

Александр Николаевич, вчера Герман Греф заявил, что в России надувается сразу два пузыря - на рынке ценных бумаг и на рынке недвижимости. Аналитики полагают, что до схлопывания этих пузырей еще довольно далеко. Но можно ли и нужно уже сейчас препятствовать этому процессу, допустима ли здесь какое-то вмешательство государства?

Если говорить о рынке недвижимости и рынке ценных бумаг, то они на протяжении двух лет ведут себя очень динамично. По фондовому рынку можно говорить о том, что крупнейшие компании - "голубые фишки" - превзошли свои исторические максимумы, несмотря на отрицательные новости типа "дела ЮКОСА" и т.д., побили все рекорды. Рынку недвижимости давно предрекают как минимум коррекцию, тем не менее, он продолжает активно расти.
Понятие мыльного пузыря для рынка недвижимости и для фондового рынка несколько различно. Рынок недвижимости может обрушиться не для граждан, для которых это выразится в коррекции цен и снижении привлекательности этого рынка как инструмента инвестиций. Сейчас малый и средний бизнес у многих заключается в покупке квартир и их дальнейших продажах, например, покупка осуществляется на нулевом цикле, а продажа после завершения строительства. Это дает как минимум 50% годовых. Этот рынок перестанет когда-то давать такую доходность, наступит коррекция, а цены застопорятся, - это может произойти, например, через год (многие аналитики так считают). Поэтому мыльный пузырь касается не этого, а того, что многие компании в области недвижимости, застройщики используют привлечение средств населения и некоторых институтов для нового строительства в то время, как этими деньгами затыкают финансовые дыры по старым объектам, и некоторые из них устраивают что-то похожее на финансовые пирамиды. Здесь нужен контроль государства, нужны меры, предотвращающие появление таких финансовых пирамид, когда обрушение рынка, снижение интереса к недвижимости как к средству инвестиций снизит приток новых денег и не позволит компаниям, которые занимаются этим бизнесом, расплатиться по предыдущим обязательствам. Здесь нужны какие-то регулирующие нормативы, ужесточающие требования к собственным средствам этих компаний, принуждающих страховать ответственность и т.д. Я думаю, что здесь одно из главных направлений - обязательное страхование ответственности, тогда в это включаются и страховые компании, которые должны будут оценивать риски, а через соответствующие платежи эти риски компенсировать.
Что касается фондового рынка, то надо иметь в виду, что хотя по размерам фондового рынка мы догнали Германию, речь идет о капитализации российской экономики, которая считается по достаточно узкому сегменту. За исключением нескольких компаний доля так называемого free float - свободная публичная торговля акциями - у "голубых фишек" не очень велика. К примеру, у Сибнефти торгуется 8% акций, остальное находится у частных акционеров. Среди нефтяников исключение составляет Лукойл, у которого 50% свободной продажи, но такие компании, являются скорее исключением, чем правилом. Узость этого рынка - первое обстоятельство.
Второе обстоятельство - высокая волатильность российского фондового рынка, когда акции компаний чувствительны к плохим и хорошим новостям. Это позволяет надуваться мыльным пузырям, заканчиваясь большим спадом, а не только реализовываться техническим коррекциям.. Кроме того, надо иметь в виду, что поскольку доля торгуемых акций, публично размещаемых инструментов, невелика, мыльный пузырь, если он лопнет, не может привести к тем же последствиям, которые были 3 года назад в США, когда высокотехнологичные компании начали рушиться, поскольку многие из них обладали какими-то виртуальными активами, достигали капитализации в миллиарды долларов, и крах таких компаний приводил к разорению средних и мелких инвесторов. У нас такого быть не может - все наши публично торгуемые компании реальны, среди них мало высокотехнологичных компаний. Даже если акции будут сильно переоценены, а потом наступит коррекция, то это приведет не к разорению большого числа инвесторов, а, скорее, к исчезновению возможности высоких спекулятивных доходов. Сейчас российский рынок оптимален с точки зрения доходности и рисков, которые не очень высоки, а доходность достаточно высока по сравнению с европейским и американским рынками. В этой связи он привлекателен, он раскручивается, потому, что есть спрос на российские бумаги, будь то акции, облигации и т.д. По мере того, как будет ухудшаться ситуация в США или Европе, по мере того, как будет улучшаться ситуация в России, будет происходить выравнивание доходности бумаг на различных сегментах мирового финансового рынка и, безусловно, коррекция наступит. Но это будет коррекция, а не эффект лопнувшего мыльного пузыря.
Поэтому я не уверен, что Герман Греф прав. Во-первых, ситуация достаточно спокойная. Во-вторых, можно усилением надзора или неких нормативных требований не допустить появления и раздувания мыльного пузыря. Если бы за словами Грефа стояли предложения по конкретному укреплению рынка, это было бы разумно. А просто бросать в пространство такие мрачные прогнозы, я бы считал неправильным. Министр-реформатор должен предложить некоторые механизмы, предупреждающие возможное надувание пузырей и лопание пузырей. Должна быть система и раннего оповещения, и система предупреждения таких вещей.



19 февраля 2004
http://www.shohin.ru/index.htm





Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован