24 февраля 2007
1464

Александр ТОРШИН: `ОМОНом ваххабитов не победить`

Вице-спикер Совета Федерации Александр ТОРШИН с сентября прошлого года возглавляет парламентскую комиссию по расследованию теракта в Беслане. Работа по изучению всех обстоятельств этой трагедии привела Торшина, по его собственному признанию, к пониманию того, насколько важно уделять серьезнейшее внимание всему комплексу проблем Северного Кавказа, не пытаться решить отдельно проблемы терроризма, экономические неурядицы или религиозные проблемы. Одна из ключевых кавказских бед - межнациональные противоречия. С этой темы мы и начали разговор с вице-спикером Совета Федерации.


- Александр Порфирьевич, все помнят, что межнациональные противоречия развалили СССР. Сейчас в России снова обостряется национальный вопрос. Как вам кажется, власть понимает эту угрозу или думает, что все как-нибудь рассосется?

- Развал СССР начался с Карабаха - именно тогда джинна выпустили из бутылки. И передо мной, как перед человеком, все это наблюдавшим, стоит неразрешимая дилемма: что было правильным? Давить, как это делала советская власть, любое проявление национализма в том же Карабахе или пустить все на самотек, дать демократические послабления и в результате похоронить тысячи людей? Пока национализм давили, были, конечно, репрессированные - пять-шесть человек в год сажали в тюрьмы, но крови-то большой не было! А потом были тысячи убитых! Так что при дилемме: по рукам бить или стрелять в голову - я все-таки думаю, что лучше бить по рукам и, как говорится, по-братски воспитывать.

Надо очень внимательно следить за межнациональными отношениями, цивилизованно их выстраивать, потому что национальное богатство России - это наше конкурентное преимущество перед другими государствами. Надо добиться того, чтобы у нас на первом месте стояло "гражданин России". А не так как у нас - вначале татарин, якут, а потом уже гражданин России.

- Но почему никто из руководителей страны не хочет заниматься национальным вопросом?

- Объяснение очень простое. Межнациональные отношения - это настолько хлопотная и неблагодарная работа, что, кроме неприятностей, от нее ничего не получишь. Это не нефть, не алюминий и даже не сельское хозяйство - карьеру не сделаешь, а сломать легко. Министров по делам национальностей меняли раз в год - пока вообще не ликвидировали.

- Так что, сегодня за межнациональные отношения отвечает Путин?

- Да, сам Путин, ну уж никак не Яковлев, у которого в министерстве по делам регионов есть национальная составляющая. Последним из могикан, бившимся на этом фронте, был Абдулатипов, но его отправили послом в Таджикистан, и сейчас невозможно с кем-то отождествлять межнациональные вопросы. А здесь должна быть фигура масштаба Сахарова, Лихачева...

- Примакова...

- Примакова. Но у него сейчас совсем другие приоритеты. Существующая у нас концепция межнациональных отношений явно устарела и нуждается в пересмотре. У нас в свое время была разработана программа "Толерантность". Однако и сам термин "толерантность" неправильный - он же обозначает терпимость! Но, на мой взгляд, мы сейчас должны говорить не о терпимости наций друг к другу, а о возрождении подлинно дружеских отношений, которые строятся на взаимном уважении, понимании и желании жить в единстве. Мне кажется, забытое, а может, даже и кем-то списанное в архив понятие "дружба народов" гораздо точнее отражает тот политический ориентир, на который мы должны опираться в построении национальной политики России.

И для этого нужно, конечно, приложить немало усилий для создания специальных институтов, занимающихся национальными вопросами, может быть, и общественных органов в качестве неких "переговорных площадок". Важно, на мой взгляд, также учитывать и в кадровой политике национальный вопрос. Конечно, прежде всего на руководящих постах должны быть специалисты, профессионалы. Но почему у нас зачастую специалисты все одной национальности? К примеру, в Ингушетии?

В решении национального вопроса Совет Федерации как палата регионов, в которой работают представители всех регионов РФ и разных наций, должен сказать свое слово. Например, через существующий у нас Совет законодателей, в который входят все спикеры региональных парламентов. Я думаю, что при Совете законодателей мы попробуем создать структуру по межнациональному диалогу. Инициатива председателя Совета Федерации Миронова по созданию объединенной комиссии по национальным вопросам уже получила одобрение президента Путина.

- Может ли церковь сыграть заметную роль в межнациональном диалоге через укрепление нравственных основ своей паствы?

- Церковь может и должна играть одну из главных ролей в налаживании межнационального единства. В рамках временной комиссии СФ по анализу ситуации на Северном Кавказе мы ведем диалоги с руководством всех конфессий, действующих на этой территории. Должен констатировать, что и представители мусульманства, православия, буддизма и иудаизма - все духовные лица, с которыми мы встречались, едины в понимании того, что только воспитанием в людях таких нравственных качеств, как понимание, уважение, прощение, можно построить нормальные отношения и решить межнациональные проблемы. Конечно, представителям духовенства нужно подключаться к этому непростому делу - налаживанию межнациональных связей в РФ. Вообще, думаю, Русской православной церкви, равно как и другим конфессиям, стоит активнее вести работу по привлечению в ряды своей паствы молодежи... Мы же соборная страна.

- Но нынешняя ситуация в стране вовсе не способствует восстановлению и укреплению соборности. Что все-таки, по вашему мнению, первично для налаживания межнациональных отношений - ликвидация дикого социального неравенства или подъем национального самосознания внутри каждого населяющего Россию народа?

- И то, и другое. Надо решать обе проблемы одновременно, потому что для каждого социального и возрастного слоя есть свои подходы. В детстве и юности не такую большую роль играют имущественные отношения, но в юности многие проходят через национализм. Я и сам в школе думал, что русские лучше всех, а, допустим, татары - это совсем другие... Но рядом должны быть старшие, которые скажут, что надо не только любить свой народ и гордиться им, но и уважать другие народы. Должны быть личные примеры.

- Укрепление России предусматривает не только укрупнение регионов, но и выравнивание статуса всех субъектов Федерации, в том числе в первую очередь - национальных республик. Некоторые даже предлагают вообще ликвидировать нацреспублики (как очаги национализма), превратив их в обычные края и области. Как вы относитесь к таким предложениям?

- Очередная попытка перекроить Россию по одному лекалу не пройдет. Надо очень аккуратно, не торопясь, идти по пути укрупнения субъектов Федерации - и через это решать вопрос национальных образований. Вот Коми-Пермяцкий автономный округ объединился с Пермской областью - хуже от этого стало коми-пермякам? А ведь среди коми-пермяков процент говорящих на родном языке гораздо выше, чем в других финно-угорских автономиях и республиках. Однако референдум прошел, и они проголосовали за объединение. Так и нужно делать - форсировать ни к чему. Там, где люди решат, что им национальная автономия важнее, надо ее оставить, а не покорять снова эти народы. Мое мнение, что через укрупнение субъектов Федерации мы должны постепенно прийти к отходу от национальных республик и округов.

- Самое сложное национально-территориальное устройство в России - на Северном Кавказе. Какие реформы возможны там?

- На Кавказе мы до сих пор занимались только отдельными проблемами - Чечня, контртеррористическая операция, Дагестан. Почти выбили эту заразу из Чечни, но она расползлась по всему Кавказу. А комплексного решения проблем Северного Кавказа у нас пока нет. Ни по экономике, ни по политике, ни по социальной сфере, ни по религиозной. Да ее и очень тяжело сформулировать. Но можно ведь, например, на три года расписать программу восстановления хозяйства по этапам, буквально по кварталам. Скажем, снизить в Дагестане за три года уровень безработицы с 60% до 40. И утвердить эту программу не постановлением правительства, а законом. Тогда будет понятно, какие цели мы ставим.

Ведь с чем у нас совсем плохо - это с исполнительской дисциплиной. Мне, например, часто задают такой вопрос: была ли упреждающая информация по школе No 1 в Беслане накануне 1 сентября 2004 года? По школе No 1 информации не было. Но еще 24 августа было указание министра внутренних дел России Нургалиева по усилению охраны объектов в День знаний, и там на двух страницах расписано, что кому делать. После этого был приказ главы МВД Осетии об усилении охраны, а поздно вечером 31 августа первый замминистра внутренних дел России Чекалин на всякий случай дублирует приказ: ребята, смотрите, завтра День знаний, надо усилить охрану. И какой результат? Вместо четырех милиционеров к школе вышел один... Так что нам нужно усиливать ответственность за исполнение. А так у нас страна без спроса, особенно на Кавказе. И там это вдвойне опасно.

- После Беслана было очень много разговоров о привлечении больших денег на развитие экономики Северного Кавказа, призывали олигархов скинуться...

- И ничего не сделано. Хотя экономика Кавказа должна быть сейчас очень привлекательна, потому что туда выделяют большие бюджетные деньги. Но ничего этого нет, а мы по-прежнему верим в то, что рынок сам все отрегулирует. Это иллюзия, ничего рынок не отрегулирует. Нужно создавать условия для работы и жестко контролировать исполнение.

Кроме того, нужно прекращать вахтовый метод работы на Кавказе. Главным образом это касается наших силовиков. Скажем, у полковника Иванова подходит срок получать генерала. И ему говорят: лети в Ингушетию, там есть генеральская должность, три года послужишь, получишь генерала и вернешься. Так что люди туда едут в основном за деньгами и звездочками. И что получается? Год он входит в курс дела, начинает как-то понимать местные нравы и географию, потом год нормально служит, а потом ждет получения звания и перевода куда-нибудь в Рязань. Откуда в этом случае возьмется агентурная информация, которая делается во многом не за деньги, а на доверии? И что тогда жаловаться, что никто не донес про нападение на школу в Беслане? А ведь нападение готовилось специально на эту школу - по дороге из Эльхотова бандиты проехали мимо четырех школ (из которых сбежать было проще - бесланская стояла по соседству с РУВД и прокуратурой, в районе плотной застройки).

Так что нужно интегрировать силовиков в местную элиту, больше ей доверять, делать так, чтобы она была кровно связана с развитием России в целом.

- Одним из инструментов влияния на кавказские дела была русская община на Кавказе - из нее во многом формировались и местные силовые структуры. Сейчас русских там почти не осталось?

- Очень мало осталось. И это большая проблема. Ингушетия уже стала мононациональным государством, Чечня близка к этому. Кавказ обладает очень высокой плотностью населения и сильнейшей клановостью, так что без стабилизирующего русского участия там не обойтись. Люди, которые будут приезжать туда работать, должны связывать с этим регионом и свое будущее, и будущее своих детей и внуков. Потому что я глубоко убежден в том, что Россия будет развиваться, расти на Юге, на Кавказе. Прирастать Сибирью, а расти на Юге.

Там есть все: прекрасный климат, земля, хорошие люди. Там до сих пор живут традиции, о которых нам в Центральной России можно только мечтать - уважение к старшим, защита младших, взаимовыручка. Нефть на Кавказе есть, металл есть, газификация проведена, научная база есть... Все есть - а результата нет, значит, дело не в народе, а в тех, кто им управляет. То есть мы на управленческих решениях губим целый регион.

Кавказу должно быть уделено пристальное внимание со стороны той же "Единой России". Посмотреть на опыт Кавбюро ЦК ВКП(б), которое существовало не так долго в довоенный период, но смогло решить основные задачи. Я думаю, что "Единая Россия" могла бы создать свое Кавбюро. Потому что мы постоянно пытаемся от Юга откупиться. Безработица? Вот вам денег. Жилье? Еще денег... Не деньгами там все решается. В это же время приезжают молодые ребята, научившиеся Корану в Саудовской Аравии, и без денег "забивают" наших самоучек мулл и вербуют себе молодежь. У них есть национальная идея (она, может быть, примитивная), и они за нее готовы погибнуть.

Посмотрите внимательно, что произошло в Нальчике. Молодые, благополучные, культурные пацаны схватились за оружие, даже из Москвы приехали к ним те, кто здесь был хорошо устроен. Так что если у нас с ваххабитами будет драться ОМОН - ваххабиты в конце концов победят. Если не будет идеологической работы, если будем топорно относиться к местным обычаям - проиграем.

- За 15 месяцев вашей работы по главе парламентской комиссии по Беслану вы сталкивались с разной реакцией и на саму трагедию, и на вашу работу. Что для вас было самым неожиданным в реакции жителей Кавказа на эту трагедию?

- Меня обнадежила выдержка большей части осетин, которые не сорвались на кровавую вендетту, хотя у них затаено много старых обид. Обнадежил здравый смысл, зрелость людей. А неприятно удивило, что незначительное меньшинство стало выпячивать свое горе напоказ. Утраты безвозвратны, детей не вернешь, только так ведь можно вконец себя загнать, других извести. Их нельзя судить за это....

- Но на горе и недовольстве матерей делали политику...

- Придет время, и я расскажу про свои личные наблюдения. Пока что я как председатель комиссии не имею права говорить об этом, но я знаю, кто и как пытался и пытается заработать на этом деле политические очки. Мы все их знаем. Но заниматься сейчас не расследованием, а этими людьми - значит пойти у них на поводу. Нам надо сейчас довести расследование до конца, сказать всю правду, которая нам известна. А тем, кто на крови детей делает политику, - им Бог судья. Местных, кстати, к счастью, среди них почти не нашлось - гастролируют сплошь москвичи.

- Один из самых частых упреков к власти после Беслана: почему никто не понес наказания?

- Это иллюзия, что никто не понес наказания. Наказание понесли многие, и серьезное. Анисимов уже не замдиректора ФСБ, бывшего главу ФСБ по Осетии Андреева в очередной раз уволили - на этот раз из Академии ФСБ, бывший министр внутренних дел Осетии Дзантиев уже полтора года без работы. А уж среди тех, у кого звездочек поменьше, и вовсе был звездопад. А кто-то и под уголовную ответственность попал, и вполне вероятно, что еще уголовные дела будут, в том числе и по результатам работы нашей комиссии.

Но для меня главный отрицательный результат в другом. После Беслана президент сказал, что мы проснулись в другой стране. Должен сказать, что я не согласен. До сих пор никаких изменений в законодательстве по борьбе с терроризмом не сделано. Мы мыкаемся с законом по борьбе с терроризмом год и три месяца. Сразу после Беслана сформировали комиссии, внесли законопроект, быстро проскочили первое чтение - и встали. Ходят чиновники, говорят: "Сейчас президент подпишет указ, там такое будет!". Президент еще 13 сентября прошлого года подписал указ, в нем четыре порученческих пункта - ни один полностью не выполнен. И в этом самая большая неприятность - мы так и не вышли из благодушной ситуации.

- За время работы вашей комиссии Кремль пришел к мысли о необходимости возвращения к самому институту парламентских комиссий. Как вы оцениваете готовящийся законопроект?

- Институт парламентских расследований в России требовалось узаконить уже давно. Это неотъемлемая часть современной демократии и гражданского общества.

Те, кто критикует работу нашей комиссии и говорит, что у нас все недемократично, могут посмотреть на некоторые итоги нашей работы, не связанные с самой сутью событий. Во-первых, по одному делу работали две парламентские комиссии, федеральная и региональная - где, в какой стране так бывает? Во-вторых, судят террориста Кулаева открытым судом с доступом потерпевших и СМИ. Не во всех западных странах это возможно. Третье - открытость комиссий для граждан. Мы работали в том числе и в качестве психотерапевтов, пытаясь просто выслушать и разделить человеческое горе.

А закон о парламентском расследовании потом можно будет совершенствовать. То, что мы с самого начала заявили, что все заседания нашей комиссии будут закрытыми, было правильным. Ведь как только заседания становятся открытыми, они превращаются в политическое шоу.

Беседовал Петр АКОПОВ

20.12.05

Политический журнал
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован