Эксклюзив
27 ноября 2012
3056

Александр Волеводз: `Новая` новость о том, что новое - это старое, уже давно предложенное отечественной наукой, но не реализованное практикой

Выступая 26 ноября на Всероссийской научно-практической конференции "К 10-летию создания ФСКН России. Новое законодательство и вопросы правоприменительной практики в борьбе с наркопреступностью", директор ФСКН России В.П. Иванов акцентировал внимание на том, что "важным направлением является подрыв экономических основ наркобизнеса. Самое страшное для наркоторговцев - это даже не сесть в тюрьму, а лишиться имущества, нажитого незаконным путем. Мировой опыт показывает, что меры по полной конфискации имущества наркопреступников являются наиболее чувствительными и эффективными в борьбе с наркомафией. ... Очевидно, что этих преступников следует также законодательно обязать подтверждать легитимность источников происхождения их собственности, движимого и недвижимого имущества и иных активов. Общемировая практика и конвенции ООН распространяют подобный подход и на иные, в том числе и менее тяжкие преступления" (URL: http://www.fskn.gov.ru/includes/periodics/speeches_last/2012/1126/130121484/detail.shtml ).
Правильные слова, обоснованные намерения и планы. Их реализация, несомненно, будет способствовать выходу страны из "наркотического тупика".

Вместе с тем, читая эту новость ... испытываешь недоумение и горечь.
"Новые" предложения о необходимости законодательного закрепления требования о подтверждении легитимности происхождения собственности наркобаронов и о лишении их активов в случае невозможности такого подтверждения - это еще одно свидетельство того, как законотворческая и правоохранительная практика, игнорируя достижения отечественной науки, с опозданием от нее на многие годы, вновь и вновь активно "открывают велосипед" и представляют его общественности как очередное достижение.
Но это не так.

Еще в 2001 году по результатам серьезных многолетних исследований авторским коллективом в составе Б.С. Болотского, А.Г. Волеводз, Е.В. Вороновой и Б.Ф. Калачева была подготовлена и вышла в свет монография "Борьба с отмыванием доходов от индустрии наркобизнеса в странах Содружества" (Москва: Издательство Юрлитинформ, 2001. - 248 с. - ISBN 5-93295-022-6), посвященная проблеме борьбы с отмыванием доходов от индустрии наркобизнеса в странах Содружества Независимых Государств (СНГ).

В ней был дан анализ сложившейся в странах СНГ наркоситуации, рассмотрен положительный опыт деятельности в этой сфере различных государств мира. Изложены основанные на значительном массиве фактических данных рекомендации по совершенствованию борьбы с отмыванием доходов от преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотиков. В приложениях представлены относящиеся к проблеме и имеющие серьезный интерес нормативные документы государств, достигших на сегодняшний день наиболее ощутимых результатов в этой деятельности (США и Швейцария), а также СНГ. Монография была адресована практическим работникам правоохранительных органов, законодателям, иным специалистам, разрабатывающим и реализующим меры по борьбе с отмыванием доходов от преступной деятельности, научным сотрудникам, преподавателям, студентам и аспирантам юридических вузов и факультетов, а также широкому кругу читателей.

В Главе VI этой работы авторы остановились на рассмотрении некоторых основных направлений противодействия данной проблеме: научно-методическом, экономико-правовом, организационно-тактическом и международном. Уже тогда авторами указывалось, что изъятие даже крупных партий наркотиков и массовое привлечение к уголовной ответственности их потребителей не всегда приводят к положительным результатам в борьбе с незаконным оборотом наркотиков (НОН). Это обстоятельство указывает на необходимость акцентировать внимание правоохранительных органов и спецслужб Содружества на дезорганизацию финансовой системы индустрии наркобизнеса. Именно деньги являются и основой существования и единственной целью организаторов НОН.

С учетом этого, предлагая по результатам научного исследования ряд мер, которые могли бы способствовать сокращению экономической платформы наркопреступности, авторы еще в 2001 году писали:

"Каждый второй из опрошенных экспертов считает необходимым ввести не только упрощенный порядок конфискации наркодоходов, но и возложить бремя доказывания законности происхождения имущества его владельцем, как это принято в практике борьбы с доходами от незаконной деятельности некоторых стран мира - институт переноса бремени доказывания.

Например, законодательство Соединенного Королевства Великобритании и Северной Ирландии предусматривает, что после признания содеянного преступлением, но до вынесения приговора, судья должен определить уровень доходов, полученных подсудимым в результате преступной деятельности (к примеру, от незаконной торговли наркотиками) и подлежащих конфискации. Для решения этого вопроса, следователь представляет судье подготовленный в ходе расследования отчет с указанием любых доходов, которые ему удалось выявить в ходе расследования, точную опись всех активов, которые могут быть реализованы. Копия отчета предоставляется подсудимому, который в ходе "состязательной" процедуры вправе дать объяснения по его содержанию и оспорить выводы следователя.

Особое значение для вынесения решений по таким спорам имеют судебные прецеденты. Например, согласно ряду последних, "суд вправе исходить из подтвержденного практикой предположения о том, что любая часть активов подсудимого, полученных им за последние шесть предшествующих суду лет, приобретена исключительно в результате незаконной торговли наркотиками. Бремя опровержения выдвинутого судом предположения возлагается на подсудимого, который обязан убедить суд в том, что активы приобретены не в результате незаконной торговли наркотиками, а являются "выгодой", полученной от официальной деятельности.

По мнению британских правоприменителей, использование этого метода является обоснованным, поскольку выявить и собрать доказательства происхождения конкретных денежных средств и имущества именно в результате наркоторговли удается крайне редко. Следует отметить, что судами используется понятие "выгода", а не понятие "прибыль". Это обусловлено тем, что "выгода" является определением широкого смысла, в то время как "прибыль" исчисляется в виде арифметической разности полученных доходов и понесенных расходов". По завершению состязательной процедуры суд, в случае принятия решения о конфискации, издает судебный приказ об этом.

Вопрос о возложении бремени доказывания действительно является чрезвычайно актуальным для современного гражданского общества всех государств-участников СНГ. Однако, несмотря на остроту проблемы, нельзя забывать, что ее законодательное разрешение не должно вступать в противоречие с принципом презумпции невиновности. В уголовном праве сущность принципа презумпции невиновности заключается в том, что обвиняемый (подсудимый) считается невиновным, пока его вина не будет доказана в установленном законом порядке. Причем бремя доказывания (обязанность доказывания) возлагается, в частности в Российской Федерации, на органы дознания, следователя и прокурора, так как, согласно ч. 2 ст. 49 Конституции РФ, запрещается возлагать на обвиняемого обязанность доказывать свою невиновность. Непредставление обвиняемым доказательств невиновности не может расцениваться как доказательство его виновности. Всякое сомнение толкуется в пользу обвиняемого (ч. 3 ст. 49 Конституции РФ).

Таким образом, с позиций современной теории права законодательное установление возложения обязанности доказывать законность происхождения находящегося в собственности имущества на лиц, в отношении которых имеются только обоснованные подозрения в том, что указанное имущество получено от незаконного оборота наркотиков либо иной преступной деятельности, но отсутствуют процессуально закрепленные, доказывающие это факты, - недопустимо.

Рассмотрим в качестве примера возможность решения этого вопроса в российском законодательстве. Прежде всего, отметим, что при условии расширения правоприменения соответствующих норм Гражданского Кодекса РФ и налогового законодательства РФ можно было бы подойти к решению поставленной проблемы не с позиций ст. 49 Конституции Российской Федерации, а прибегая к толкованию статей 15, 35 Конституции. Правда, как это будет видно ниже, здесь также имеются сложности.

В соответствии с частью 4 статьи 15 Конституции "общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотрено законом, то применяются правила международного договора". Одним из таких международных договоров, как уже было отмечено, является Венская Конвенция 1988 г. [Конвенция о борьбе против незаконного оборота наркотических средств и психотропных 20.12.1988].

В п. 7 ст. 5 этого международного документа записано: "Каждая сторона может рассмотреть возможность обеспечения переноса бремени доказывания законного происхождения предполагаемых доходов или другой собственности, подлежащих конфискации, в той степени, в какой такая мера соответствует принципам ее национального законодательства и характеру судебного и иного разбирательства".

Однако, как мы убедились ранее на примере принципов национального законодательства России и с учетом характера национального же судебного разбирательства, на первый взгляд, сегодня отсутствует конституционная возможность переносить бремя доказывания вины в легализации доходов от наркобизнеса., если уголовно-процессуальными средствами не доказана причинно-следственная связь между участием лица в незаконным обороте наркотиков и получением от него незаконных доходов.

Венская Конвенция рекомендует обращаться за помощью по данному вопросу к иным источникам (отраслям) национального права. В нашем примере это будут ст. 35 Конституции РФ и ст. 235 ГК РФ. Проанализировав нынешнюю редакцию приведенных норм, можно убедиться, что привлечение и этих статей также не дает оснований для переноса бремени доказывания законности происхождения имущества на лицо, в отношении которого имеются обоснованные подозрения в незаконности его происхождения.

Согласно ч. 3 ст. 35 Конституции, "никто не может быть лишен своего имущества иначе как по решению суда". Порядок лишения лица его имущества по решению суда может иметь место только в предусмотренных законом случаях (п. 2 ст. 235 ГК РФ). Это - либо конфискация имущества в виде наказания за совершенное правонарушение, либо реквизиция для государственных нужд. В первом, интересующем нас варианте, конфискация имущества исполняется безвозмездно (ст. 243 ГК РФ). Однако здесь вновь возникает проблема безусловного следования принципу презумпции невиновности.
Избежать такого рода коллизий было бы возможно, по нашему мнению, несколькими путями.

Во-первых, посредством более подробного включения в правовую систему государств-участников СНГ положений Типового законодательного акта об отмывании денег и конфискациях в области наркотиков, разработанного под эгидой Программы ООН по международному контролю над наркотиками. В ч. 2 ст. 30 этого модельного Закона говорится: "Во всех случаях нарушения законодательства о незаконном обороте наркотических средств и психотропных веществ и об отмывании денег, полученных от наркотиков, должно выноситься постановление о конфискации:
1) принадлежащих осужденному финансовых ресурсов и собственности, если он не докажет их законного происхождения;
2) финансовых ресурсов и собственности, включая поступления и иную прибыль, которые были из них извлечены, прямо или косвенно полученные в результате правонарушения, кому бы они не принадлежали, помимо осужденного, если их владелец не докажет, что он приобрел их, действительно уплатив справедливую цену или в обмен на услуги соответствующей стоимости, и что ему не было известно об их незаконном происхождении, в зависимости от обстоятельств дела (вариант: кому бы они ни принадлежали, если их владельцу не могло не быть известно об их законном происхождении)".

Как видно из приведенного текста, речь в нем ведется о лице осужденном, то есть вновь о том субъекте уголовного процесса, который защищен принципом презумпции невиновности. Определенная доля рекомендаций названного Типового Закона в нашей стране действует достаточно давно. Изучение архивных уголовных дел (чч. 2 - 4 ст. 228 УК РФ), по которым предусматривалась конфискация имущества осужденного, показывает, что как сам осужденный, так и близкое ему окружение довольно активно и небезуспешно доказывают законность приобретения имущества, подвергнутого аресту и конфискации. И проблема судебных неудач, связанных с конфискацией имущества, во многом объясняется непродуманными или некачественно проведенными оперативно-розыскными или следственными действиями по документированию незаконности приобретения такого имущества.
Во-вторых, посредством требования доказать законность происхождения находящегося в собственности лица имущества путем заполнения налоговой декларации. В этой ситуации отпадает необходимость доказывания причастности лица к незаконному обороту наркотиков, если фактологическая база его криминальной деятельности в этой сфере слаба.

В-третьих, посредством включения в соответствующие статьи ГК РФ и налогового законодательства некоторых новых положений. Согласно этим правовым новациям следовало бы допускать вне рамок норм УПК, но по решению суда, безвозмездное изъятие имущества, законность происхождения которого осталась не доказанной его владельцем. В подобном случае удалось бы избежать нарушения требований ст. 35 и ст. 49 Конституции РФ, приведенных в качестве примера.

Помимо уже сказанного, представляется важным внести указание о запрещении проведения сделок с незаконно полученным имуществом и использованием его в экономической деятельности. Уголовно-правовое преследование должно наступать также и в случае искажения или сокрытия информации об источнике, местонахождении, праве собственности на доходы, полученные незаконным путем, а равно за совершение перечисленных манипуляций с целью придания незаконным доходам правомерного вида.

Однако следует еще раз обратить особое внимание, что инициирование законодательного разрешения данной проблемы может быть допустимо лишь только после тщательной и всесторонней проработки вопроса".
Написано более 11 лет назад. И наконец ... подтверждено. Нет, не практикой, а лишь руководителем высокого ранга. А должно было быть подтверждено именно практикой, так как это время Российская Федерация ратифицировала Конвенцию ООН против транснациональной организованной преступности, также обязывающей государства рассмотреть вопрос о введении в практику института переноса бремени доказывания законности происхождения доходов, стала участником целого ряда иных международно-правовых документов и т.п. Многие страны мира ввели этот институт в национальное законодательство и успешно используют его в борьбе с преступностью.

А у нас сегодня - предложение о необходимости законодательного закрепления института переноса бремени доказывания законности происхождения активов наркоторговцев - новость, провозглашенная с трибуны научного форума.

Стыдно ...
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован