Эксклюзив
11 марта 2013
2510

Александр Волеводз: Уголовное дело в отношении главы инвестфонда Hermitage Capital У. Браудера не имеет судебной перспективы в России

По сообщению пресс-центра МВД России 5 марта 2013 года Следственный департамент МВД возбудил уголовное дело по ч. 4 ст. 159 УК РФ (мошенничество в особо крупном размере) по факту хищения акций "Газпрома" структурами, созданными У. Браудером. В рамках уголовного дела расследуются обстоятельства незаконного приобретения акций ОАО "Газпром" рядом юридических лиц с подавляющим участием в них иностранных юридических лиц (оффшорных компаний). Рядом таких юрлиц в отчетный период руководил Уильям Браудер. Несмотря на направленное в посольство Королевства Великобритании и Северной Ирландии уведомление о необходимости прибытия У.Браудера - подданного этого государства - для проведения процессуальных (следственных) действий: предъявления обвинения и допроса в этом статусе в рамках уголовного дела, возбужденного по факту незаконной покупки акций ОАО "Газпром", 7 марта к 12:00 ни сам Браудер, ни его официальные представители, не явились и не прислали никаких уведомлений. В связи, с чем следователем обвинение было предъявлено заочно. Принимаются установленные законом меры для объявления У. Браудера в розыск (URL: http://mvd.ru/news/item/878247/).

В прессе и в сети Интернет данные события обсуждаются весьма широко. Приводятся пространные комментарии, описываются детали содеянного Браудером, особо акцентируется внимание на размер причиненного ущерба, который оценивается в 3 млрд рублей, отдельными политологами приводятся конспирологические подробности деятельности Браудера в России и его роль в появлении "Акта Магницкого", в зарубежных изданиях появились первые комментарии самого Браудера.

Объективный взгляд на обстоятельства этого дела, ставшие известными благодаря событиям последних дней, позволяет согласиться с мнением следствия о том, что в действиях У.Браудера действительно усматриваются признаки преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 159 УК РФ, которая гласит:

"Мошенничество [то есть хищение чужого имущества или приобретение права на чужое имущество путем обмана или злоупотребления доверием], совершенное организованной группой либо в особо крупном размере или повлекшее лишение права гражданина на жилое помещение, - наказывается лишением свободы на срок до десяти лет со штрафом в размере до одного миллиона рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех лет либо без такового и с ограничением свободы на срок до двух лет либо без такового".

С учетом этого у большинства читающих и пишущих на эту тему возникает только один вопрос: хватит ли сил у правоохранительных органов и влияния России в мире для того, чтобы Браудер был разыскан и выдан в России с тем, чтобы в конечном итоге предстать перед российским судом и ответь за совершенные преступления. Появляются многочисленные прогнозы, рождаются рекомендации о том, как можно повлиять на отношение к этой проблеме в Великобритании, в других странах Европы, в бизнессообществе и т.д.

Но не нужно обманываться. Следует разочаровать авторов подобных "гаданий", построенных на политических, экономических и личных пристрастиях и констатировать: Браудер никогда и ни при каких обстоятельствах не будет выдан России для суда над ним за совершение преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 159 УК РФ. Аналогичная судьба ждет усилия отечественных правоохранителей и в том случаях, если ему будет вменено совершение иных преступлений в сфере экономики, в том числе и уклонение от уплаты налогов (ст.ст. 198-199 УК РФ).

Принципиальная причина этого состоит в том, что Федеральный закон от 7 марта 2011 г. N 26-ФЗ "О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации" и Федеральный закон от 7 декабря 2011 г. N 420-ФЗ "О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации", которые стали отражением общей гуманизации отечественного уголовного законодательства, наряду с положительными последствиями привели к появлению ряда проблем для международного сотрудничества в сфере уголовного судопроизводства.

Напомним, что данными законами установлена общая, т.н. "типовая" санкция в виде лишения свободы, наиболее характерная для преступлений средней тяжести, тяжких и особо тяжких. Для этого из 173 составов преступлений исключены нижние пределы санкций в виде лишения свободы, тогда как их верхние пределы, которые определяют степень общественной опасности преступления, остались неизменными.

Однако, преследуя благие цели, законодатель не учел, что исключение нижних пределов санкций в виде лишения свободы серьезным образом препятствует международному сотрудничеству Российской Федерации в сфере уголовного судопроизводства по уголовным делам о таких преступлениях. Это обусловлено тем, что одним из обязательных условий для выдачи и ряда иных направлений международного сотрудничества в этой сфере является не степень общественной опасности преступления, а минимальный срок наказания в виде лишения свободы за его совершение.

В ч. 2 ст. 460 УПК РФ закреплено, что Российская Федерация может направить иностранному государству запрос о выдаче лица для уголовного преследования на основании международного договора РФ с этим государством. А согласно ч. 1 ст. 462 УПК РФ - Российская Федерация в соответствии с международным договором может выдать иностранному государству иностранного гражданина или лицо без гражданства, находящихся на территории РФ, за деяния, которые являются наказуемыми по уголовному закону Российской Федерации и законам иностранного государства, направившего запрос о выдаче лица. Пункт 1 ч. 3 ст. 462 УПК РФ в качестве условия выдачи устанавливает, что она может быть произведена в случае, если уголовный закон предусматривает за совершение этих деяний наказание в виде лишения свободы на срок свыше одного года или более тяжкое наказание.

По условиям международных договоров, регламентирующих международное сотрудничество в сфере уголовного судопроизводства, выдача для привлечения к уголовной ответственности производится в связи с деяниями, за совершение которых законами как запрашиваемого, так и запрашивающего государства предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок не менее одного года или более тяжкое наказание.

Россия и Великобритания (а также большинство стран Европы) являются участниками Европейской конвенции о выдаче (1957 г.), на основании которой наши правоохранитель вполне могли бы ходатайствовать о выдаче У. Браудера. Но ... ч. 1 ст. 2 этого международного договора прямо указывает, что выдача допустима лишь в связи преступлениями, за совершение которых законами как запрашиваемого, так и запрашивающего государства предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок не менее одного года или более тяжкое наказание.

И данная норма Конвенции (аналогичная норма присутствует и во многих других международных договорах о выдаче) иностранными судами и компетентными органами соблюдается неукоснительно.

С момента внесения в УК РФ "гуманистических" изменений, Россия, как минимум, однажды испытала их последствия в рамках международного сотрудничества по одному из "громких" уголовных дел.

Выдавая России бывшего первого зампрокурора Московской области А. Игнатенко, обвиняемого в совершении преступлений по целому ряду статей УК РФ - фигуранта "игорного дела" о подпольных казино - польский суд, руководствуясь именно этим правилом прямо указал в своем решении на то, что отказывает в выдаче для привлечения к ответственности по ч. 4 ст. 159 УК РФ, а выдал его в связи с обвинением в совершении других преступлений.
К сожалению для отечественных правоохранителей, данное правило относится не только к выдаче, но и к иным направлениям международного сотрудничества в сфере уголовного судопроизводства. В первую очередь, к взаимной правовой помощи по уголовным делам - самому распространенному виду взаимодействия между судами, прокурорами, следователями, органами дознания Российской Федерации и компетентными органами и должностными лицами иностранных государств, при котором из-за рубежа могут быть получены доказательства.

Применительно к случаю с делом У. Браудера укажем, что британское законодательство допускает проведение обысков, арестов имущества, раскрытие банковской тайны и некоторые другие процессуальные действия, которые, судя по всему, могут потребоваться по данному делу, по запросам из-за рубежа лишь по уголовным делам о "преступлениях, влекущих арест подозреваемого до суда", под которыми понимаются деяния, наказание за которые предусмотрено в виде лишения свободы сроком на пять и более лет.

Именно поэтому, У. Браудер вряд ли когда-нибудь предстанет перед судом в России.

Именно поэтому отечественным законодателям необходимо срочно устранить рассогласованность нашего "гуманизированного" Уголовного кодекса РФ с международными договорами и УПК РФ.

Для этого можно предусмотреть возможность назначения лицу, совершившему преступление, предусмотренное статьями Особенной части УК РФ, санкции которых не содержат нижний предел наказания в виде лишения свободы, такого наказания сроком не менее одного года в случае, если лицо после совершения преступления покинуло территорию Российской Федерации, а для его привлечения к уголовной ответственности и наказания была запрошена выдача из иностранного государства.

Данный шаг в деле У. Браудера нам не поможет. Но даст возможность привлекать к ответственности других мошенников, которые скрываются за границей.
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован