12 октября 2004
106

Александр Яковлев:7 НОЯБРЯ: `ДЕНЬ ПРИМИРЕНИЯ И СОГЛАСИЯ` ИЛИ `ДЕНЬ СКОРБИ И ПОКАЯНИЯ`

Интервью председателя комиссии при президенте РФ по реабилитации жертв политических репрессий Александра Яковлева ведущему программы `Подробности` Сергею Пашкову (РТР).
Пашков: Как же его не любили, почти ненавидели, коммунисты считали и считают его предателем. Еще бы. Зав. отделом пропаганды ЦК, идеологический перевертыш. В 1989 году на съезде народных депутатов ССР обнародовал секретный пакт Молотова-Ребентропа, еще раньше, в восемьдесят шестом, курируя от ЦК средства массовой информации, поддерживал Коротичева в `Огоньке`, Егора Яковлева в `Московских новостях`. Парадоксально, но не любили его и, в так называемой, диссидентской среде, причем за тоже самое - за членство в ЦК, за отдел пропаганды. Я как-то был на одной конференции в конце восьмидесятых, правозащитная конференция, называлась она `КГБ вчера, сегодня, завтра`, где этот человек ответил на выпады, сказав буквально следующее: `Я воевал, я защищал Ленинград, я несколько раз был ранен, я никогда не кривил душей и мне нечего стыдиться`. Александр Яковлев председатель комиссии при президенте РФ по реабилитации жертв политических репрессий в гостях у программы `Подробности`. Здравствуйте, Александр Николаевич.

Яковлев: Здравствуйте.

Пашков: Итак, эта неделя началась печальным днем, траурным днем - днем памяти жертв политических репрессий. Это было в понедельник. В четверг вас вызвал к себе президент. Связано ли это было с памятью жертв политических репрессий?

Яковлев: Да, в основном наша беседа, достаточно продолжительная, была посвящена именно проблеме реабилитации жертв политической репрессии. Ну, во-первых, я рассказал президенту, какая у нас обстановка, назвал ему цифры... Ну, скажем, может быть, будет интересно, что за последние годы, а я уже 12 лет, как председатель этой комиссии, начиная еще с Политбюро, реабилитировано 4 млн. 47 тыс. живых носителей удостоверений и реабилитированных 800 тыс., с остальными понятно - жизнь не вечная. И осталось у нас нерассмотренных дел... 500 тыс.

Пашков: А точна ли цифра? Вот, 400 тыс. реабилитированных и еще 500 тыс. нерассмотренных дел, округлим, выходит миллион. Насколько мне известно, примерно речь идет о 5-6 млн. жертв именно сталинских репрессий. Не отличаются ли наши цифры?

Яковлев: Нет, это больше 5-6 млн. На самом деле, речь идет, скажем, о 20 млн., а, может быть, и больше. Я-то считаю, что больше. Это Вернадский, академик, гениальный ученый, который называл 16 млн. Я вот, склоняюсь к цифре 20. Дело все в том, что во всех этих цифрах, пока что, вроде как бы, не учитываются те, которые не реабилитированы формально. Это, скажем, крестьяне, которые ссылались со своих мест в места отдаленные, другие...

Пашков: То есть это раскулаченные...

Яковлев: Да, это раскулаченные...это все с детьми... Ведь после указа `по колоскам`, вы напомнили, в первый же год было осуждено 1млн. 200 тыс. и ведь это продолжалось до 1953 года. Даже в 1953 году, когда уже Сталина не стало, тем ни менее, осуждено, вот, за не выход на работу, за невыполнение трудодней, норму трудодней и за то, что мы за `колоски` и прочие более 300 тыс. было осуждено.

Пашков: И вот, вы докладываете об этом президенту. Что говорит президент?

Яковлев: Я должен сказать, что я встретил, то есть, я, понимаете...я с удовлетворением это говорил, с душевным каким-то вот даже волнением... он встретил это очень благожелательно.

Пашков: То есть вы...

Яковлев: Нет, я не думал к иному, но я думал, что где-то придется то ли доказывать, то ли спорить, то ли возражать, как бывает. Но что бы президент, я не ожидал, что он скажет: `Давайте прекращать это дело`. Этого, конечно, я не ожидал. Это было бы странным и сильным...строже не сказать. На самом деле я встретил абсолютное понимание и даже, как бы вам сказать, как бы с элементом дальнейшей инициативы, что это надо делать. Он такую фразу сказал, что он вот эти все события не только политически, но и сердцем...понимает.

Пашков: Я знаю, что вы писали письмо президенту России, что вы предлагали провести акцию памяти, что вы предлагали создать необходимые мемориалы, что вы предлагали, что бы государственные деятели выступили с соответственными речами, что бы помнили, что бы знали, что бы всем было понятно, что Россия и российская политическая элита относится к репрессиями так и больше никак. Была ли какая-то реакция на это письмо?

Яковлев: По крайней мере, для меня было важно выяснить, имел ли к этому отношение президент. Вот... потому, что этого не произошло.

Пашков: К тому, что не было реакции на письмо?

Яковлев: Не было реакции. Ничего не было показано. Он этого не знает. И потом я зашел там к другим руководящим деятелям администрации, фамилию мне не называют - это понятно. Корпоративный дух есть корпоративный дух, но у меня создалось впечатление, что это результат каких-то внутренних, мягко говоря, недоразумений. То ли там чиновники, то ли там отделы не договорились, как это бывает, то ли управления не сошлись во мнениях, но, иными словами, вот было вот это дело загублено, но сейчас президент поддержал все предложения по этому поводу. Я ставил вопрос о том, что бы активнее началась эта работа в наших силовых структурах, в прокуратуре, в суде, в ФСБ. Он это очень откровенно поддержал, при мне даже позвонил соответствующим людям. Я поставил вопрос о создании межведомственной комиссии по подсчету жертв политической репрессии, что, в конце концов, надо хотя бы примерно, точно мы никогда не узнаем, хотя бы примерно, а сколько же их? Кто? Где? И какие категории? Погибших не только расстреляли, но и погибших от голода, ведь... 10 млн. погибло от голода, от организованного голода. В один раз в результате продразверстки, а в другой раз - организованный голод на Украине и в наших южных городах. В тоже время зерно шло за границу, на продажу.

Пашков: Александр Николаевич, вы сказали фразу: `Мягко говоря, недоразумения`. Давайте еще раз поговорим об этом `мягко говоря, недоразумении`. Я имею ввиду живых жертв Сталинских репрессий, те люди, которые побывали в лагерях, в ссылках, были раскулачены, сейчас выжили, их не много, они в основном одиноки. Каким-то образом их память чтится? Государство что-то делает для них? Выплачивается ли им? Возвращается ли имущество?

Яковлев: Вот то, что вы последние сказали - это беда. По положению и закону этим должно заниматься правительство, но правительство, вот, когда мы тоже пытались поднять эти проблемы через Думу, о том, что бы приравнять к репрессированным детей, которые родились в лагере и, которые являются детьми расстрелянных людей, вот Дума отклонила. И вы знаете на основании чего? Они нашли, они нашли-таки выход. Правительство возражает. Денег нет. А нужно там 200 млн.

Пашков: Это ведь копейки!

Яковлев: Копейки, да. Копейки. Копейки.

Пашков: Наверное, дело не в деньгах, а дело в отношении.

Яковлев: Вы знаете, сегодня президент, то есть...сегодня, в смысле в четверг... президент активно поддержал, что надо выносить еще раз такой проект и что он, президент, это активно поддержит.

Пашков: Вот странная ситуация, Александр Николаевич. Дума выбрана нашими руками. Вы вот в понедельник, выступая у Солевецкого камня сказали, что мы должны помнить, что ведь это не мы сидели, но мы и сажали. Мы - это насилие. Ведь существует страшная статистика. Напомните, пожалуйста.

Яковлев: Ну, по нашим подсчетам, вот, из опыта работы, примерно 75-80 % людей посажены по доносам. Другое дело, что власть это с удовольствием воспринимала, но это уже как бы и этот и другой вопрос, а инициативную власть, вот эти встречные планы по арестам... существовала такая система. Ценз пустит квоту на расстрелы, на посадки, а следствие говорит: `Нет, этого мало. У нас в три раза больше или в четыре раза больше`. Ну, ценз соглашался, так сказать, вот... кроме это просто доносы. Я читал документы, когда на одном тетрадочном листе, вырванном, видимо, у ребенка из тетрадки - донос, что человек, какой неизвестно, в этот же день его арестовывают, там такая расписочка. В этот же день его судит тройка, и в этот же день его расстреливают.

Пашков: Это так, вот... иллюстрация того, что бы мы не забывали кто мы такие на самом деле.

Яковлев: ... не забывали, кто мы такие и что мы можем. Ну, что один негодяй написал, значит, такое письмо-донос на своего соседа - это достойно вопроса. Он, может быть, психически больной. Но негодяи - это те, кто немедленно... это, послюнявив пальцы, прочитали, можно так сказать, и вынесли этому человеку приговор...

Пашков: Сегодня мы с вами разговариваем в канун вот этих длительных выходных, как все-таки назвать это праздником, у меня язык не поворачивается. Называется это День примирения и согласия. На самом деле - это день свержения временного правительства восставшими большевиками в Петрограде. Как вы относитесь к предстоящим выходным дням? Надо ли нам что-то отмечать в эти дни?

Яковлев: К сожалению, в свое время, может быть, слабую попытку предотвратить вот это вот действо установление дня примирения, тогда была такая вот... согласие, там, никто на согласие ни на какое не пошел. Я предложил тогда президенту Ельцину, письменно причем, назвать этот день днем скорби и покаяния. Я-то думаю, такой подход, установление такого дня скорей бы привело людей к пониманию и к скорби, и к покаянию, и к согласию, потому что каждый бы год мы напоминали бы о грехе человеческом.

Пашков: Спасибо. Спасибо, Александр Николаевич. В романтические годы перестройки мы очень любили романтические стиль и часто вспоминали о стиле Улен Шпигеля о пепле, который стучит в сердце. Вспоминали, когда говорили о жертвах репрессии, прошло больше 10 лет и эти люди, те, кто выжил, получили от нас и от государства тысяч по 6 рублей за 10 лет лагерей. Получили одиночество и жизнь за чертой бедности. Мы вспомнили, опубликовали, в лучшем случае, 10 % имен отсидевших и расстрелянных, мы обнаружили, в лучшем случае, пятую часть братских могил сталинского режима. Выбираемая нами Госдума год за годом зарезала бюджетную строчку, и без того мизерную в помощь двум десяткам тысяч стариков, пережившим ГУЛАГ. Спрашивается: есть ли у нас в памяти, стучит ли что-то в наши сердца? В гостях у программы `Подробности` был председатель комиссии по реабилитации жертв политических репрессий Александр Николаевич Яковлев. Всего вам доброго.



04.11.2000http://nvolgatrade.ru/
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован