12 октября 2004
89

Александр ЯКОВЛЕВ:ОСКОЛКИ ДЕМОКРАТИИ

Отмечаемый 30 октября День памяти жертв политических репрессий, мягко говоря, вряд ли привлечет серьезное внимание общества, уверен известный политик Александр ЯКОВЛЕВ. Но как быть без него настоящей и будущей России?!
Александр Николаевич, еще в августе этого года вы вместе с Сергеем Филатовым и Сергеем Ковалевым от имени Конгресса интеллигенции Российской Федерации обратились с письмом к Владимиру Путину. В нем горькая констатация перемежалась с деловой конструктивностью...

- Да, такое письмо было. Оно основывалось на том, что еще весной 1999 года большая группа авторитетных деятелей культуры, науки, общественных и религиозных движений написала послание президенту РФ, а также правительству страны с предложением провести Всероссийскую акцию памяти жертв политических репрессий. Речь шла о том, что мы, россияне, не имеем права войти в новый век, не вспомнив во всеуслышание о миллионах сограждан, ставших жертвами государственного произвола за годы советской власти. Ибо в этом чудовищном преступлении повинны не только вожди и генсеки, но и все мы, покорно смирившиеся с беззаконием.

Вы предложили конкретную программу проведения Дня памяти?

- Мыслилось, что в Москве и других городах будут созданы мемориалы, открыт в столице Зал памяти с Книгой памяти, прозвучат концерты-реквиемы. А президент обратится к народу с соответствующей речью. Надо сказать, инициатива нашла поддержку со стороны многих творческих союзов и организаций, общественных движений, правительства Москвы. Идею покаяния принципиально одобрили Патриарх Московский и всея Руси Алексий II, главы других ведущих конфессий.

Ну и?..

- Тогда инициативу вроде бы одобрили. В том числе в президентской администрации. Там даже, насколько мне известно, взялись за подготовку проекта указа президента. Однако...

Походил-походил проект по коридорам администрации - и так и не оказался на столе у Ельцина. Нынче, увы, та же картина. Вроде бы к акции подключилось и правительство РФ в лице Валентины Матвиенко - все равно, высказавшись в пользу проекта, вовлеченные в замысел министерства и ведомства как бы замерли.

Как отреагировал на письмо Путин?

- Да никак. Полное молчание. По крайней мере, пока. И все это вызывает недоумение и тревогу. То ли в деле `замешана` обычная чиновничья волокита, то ли того хуже: кто-то в администрации президента придерживается `особых` взглядов в оценке большевистского террора. И в любом случае тут сработали обычные законы бюрократии: высшее лицо у нас принято ограждать от `ненужной` информации. Этакий закон информационной селективности... Благодаря ему во многом потерял власть Горбачев: объективная картина мира для него с `помощью` его окружения сузилась, зато усилился поток целенаправленной, необходимой для определенного круга лиц фактуры. То же в принципе случилось и с Ельциным. И я очень боюсь, что нечто подобное происходит сегодня в окружении Путина и с оным.

Но давайте признаем, что и общество в целом сегодня стало достаточно равнодушным к `теме`. Почему?

- На то есть, на мой взгляд, как минимум четыре причины.

Во-первых, Россия уже тысячу лет воюет, и это оборачивается для нее огромными жертвами. Мы, увы, привыкли к смертям. Налицо чудовищное раздвоение: мы сожалеем о гибели одного человека и... совершенно равнодушны к смертям тысяч и миллионов. Вроде как нас последнее и не касается.

Второе. Так получилось, что, когда демократы завладели властью, оная их попросту задавила. В том смысле, что был потерян из виду главный приоритет - социальность реформ. У нас по-прежнему царистское сознание, мы привыкли, что о нас побеспокоится то ли монарх, то ли генсек, то ли президент... И вдруг резкий обрыв - требование того, что, мол, ребята, позаботьтесь обо всем сами.

Но ведь само государство на определенном отрезке времени активно занималось жертвами политических репрессий! Или это надо было лишь тем, кто шел на завоевание власти? Либо то `романтический порыв` одиночек?

- Это было делом интеллигенции.

И куда это дело, извините за игру слов, делось?

- Ответ достаточно прост. Интеллигенция хотела стать свободной - это ее нормальное право и желание. Но... Постепенно, потихоньку интеллигенцию стали покупать. Перечитайте знаменитые `Вехи` - там все уже сказано. Все в известном смысле повторяется. Интеллигенции чиновник сказал: не хочешь жить со мной в мире - ну и гуляй себе свободно! Без работы, без денег. А экономическое удушение, пожалуй, еще эффективнее, чем политическое. При последнем еще можно и ореол мученика получить! А тут... Интеллигенты устали, приспособились, заразились вирусом равнодушия. Мы сами, демократы, виноваты во всем. Эйфория нас погубила. Не всех, конечно, но большинство.

В третьих. Огромные массы людей были втянуты в сами репрессии. В качестве и непосредственных исполнителей, и относительно пассивных - всякого рода стукачей. Эти люди не последние в государстве, они сделали карьеры: и сами как таковые, и их потомки вольно или невольно пропитаны сознанием того, что проводившиеся репрессии - вещь `не такая уж неправедная`.

И, наконец, в-четвертых. Любая номенклатура, по определению, склонна к автократическому способу правления. Тем более в отсутствие надлежащих законов и вообще привычки по ним жить. Зачем номенклатуре думать о каких-то репрессиях?! Это ведь бьет по ней! Ибо любые разоблачения гласят: так делал тогдашний чиновник. А что нынешний? - возникает мгновенная ассоциация. Да и он такой же, видит мало-мальски соображающий человек. Соответственно, нужно ли это сегодняшней бюрократии, вопрос риторический. Это ей вредит: чтобы пойти на самоуничижение, надо обладать высочайшими нравственными принципами. Многие ли из наших чиновников их имеют?!

А как все вышесказанное проявляется на практике - на уровне возглавляемой вами президентской Комиссии по реабилитации жертв политических репрессий?

- Уже три раза Дума рассматривала вопрос о приравнивании детей, родившихся в лагерях для политзаключенных, к ним самим. И три раза таковой проваливала. И что самое интересное: к коммунистам на определенном этапе решительно присоединилось `Единство`. Стоит вдуматься в эту `загогулину`.

Никто ныне не препятствует `внедрению` нашей комиссии в те или иные архивы. Пожалуйста! Наши эксперты идут туда, работают там, готовят проекты документов для политических решений. И эти решения принимаются! И что дальше? Да ничего! Нет никаких сложностей в работе президентского органа - но и нет никаких зримых результатов. Принято решение - а где его выполнение? Допустим, доказано, что человеку положено вернуть незаконно отнятый у него дом. Есть задача вернуть, но кто ее выполнит? Все теоретически `за`, однако на местах возникают железобетонные препоны в виде пожимания плечами: а мы-то тут при чем, мы у вас ничего не отбирали. Добиться хоть чего-то в таких случаях, оказывается, практически невозможно.

Обычно говорят: не до проблем репрессированных по экономическим соображениям. В том смысле, что денег нет на сегодняшних нищих - что уж тут говорить о делах давно минувших дней...

- Это попросту было бы смешно, когда бы не было так грустно. Надо-то на все про все 150 млн рублей в год! Что это и от чего `отрывает`?

Но есть в противовес этому `железный козырь`: где-нибудь в Находке люди не имеют света и тепла, им нечего есть - не логичнее ли потратить имеющиеся `крохи бюджета` на них, а не на всяческого рода компенсации за давние грехи и ошибки каких-то там политических сил?

- Без покаяния никакое возрождение невозможно. Я уже устал об этом говорить и писать - и все же повторяю эти слова. Сегодняшней и завтрашней России нельзя без того же Дня памяти жертв политических репрессий.

Да, это вроде бы логично: все силы и средства направить на решение `ближних` задач. Человеку, о котором как будто так пекутся демократы, от этого будет лучше. Но вот в чем штука-то. Все в мире материальном и духовном взаимосвязано. Мэр или губернатор, который не понимает, в чем суть нравственных проблем истории мира и его родной страны и почему надо непременно дать оценку преступлениям государства против своего народа, никогда не озаботится насущными проблемами своих конкретных избирателей - насколько им холодно или тепло, сытно или голодно.

Пока власть пользуется тем, что народ устал. Но если люди, израсходовав свое терпение, возьмутся за дубину власти, будет худо. Надо собирать осколки демократии - там, где они еще остались - и строить нормальное гражданское общество. Без нравственного отношения к прошлому этого не получится.

Беседу вел Александр ГУБАНОВ


Версты, 28.10.2000http://nvolgatrade.ru/
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован