Эксклюзив
21 января 2013
2164

Алексей Беляков: Ирония судьбы

Последний день года шел к завершению. В наступивших сумерках в окнах домов перемигивались разноцветными огнями гирлянды. Спешили по заснеженным тротуарам люди с полными сумками, пакетами и всем тем, что необходимо для встречи Нового года.

Эдуард Петрович неторопливо шел по улицам города, уступая дорогу встречным прохожим. Ему нравилось ходить в это время, ловить обрывки разговоров, уличный гомон, предпраздничную суету и ту особую атмосферу вечера, которая предшествует застолью с шампанским, оливье, холодцом, свечами и прочими атрибутами праздничного стола.

Эдуард Петрович никуда не спешил. На предложения знакомых провести с ними новогодний вечер, он обычно говорил, что уже приглашен. Для него стало давней традицией в этот день смотреть любимый фильм "Ирония судьбы или с легким паром", записанный на видеокассете, а потом уходить из дома и бродить по городу, с грустью отмечая, что еще один год прошел, но так ничего и не принес в его холостяцкую жизнь...

Женился Эдичка через несколько лет после окончания института, когда уже неплохо зарабатывал программистом в одной весьма престижной фирме. С Ниночкой познакомился в одной шумной компании, в которой все дружно тогда решили, что Эдичке пора жениться, и лучшей партии, чем Ниночка, ему не найти. Наутро после той вечеринки он проснулся в одной постели с Ниночкой, посмотрел на ее, по-детски сложенные под щекой руки, вспомнил, что о ней говорили друзья, и подумал - "так тому и быть".

Жили они в "хрущевке", которую оставили ему родители, вздумав к старости уехать к своей большой родне в Подмосковье. Работа ему нравилась, хотя приходилось прихватывать работу и домой, когда поджимали сроки исполнения заказов, или задание оказывалось заковыристым. Но Эдичка никогда не расстраивался в таких случаях, ему наоборот нравилось в ночной тишине выстраивать длинные логические цепочки, и по-детски радоваться результатам своих ночных бдений.

Ниночка его радостей не разделяла.
- Хоть бы раз премию какую-нибудь дали, - недовольно фыркала она в ответ на его радостную весть, что его новая программа оказалась самой эффективной и позволила фирме значительно сэкономить затраты, - мне надо новую шубку купить, эта уже не модная, в ней никуда нельзя показаться.
- Нинуля, ну ты ведь понимаешь, сейчас везде нелегко, в фирме нет лишних денег, -оправдывался Эдичка, раскладывая вечером очередной ворох бумаг к новому заданию.

Ниночка работала в одной из фирм, которая занималась устройством всяких встреч, презентаций, вечеров и прочих нужных и необязательных мероприятий, постоянно с кем-то созванивалась, разыскивала каких-то "ну о-очень нужных людей", срывалась из дома в любое время для неотложной встречи. Эдичка покорно терпел такую жизнь, когда ему самому приходилось готовить на кухне очередную порцию пельменей или яичницы с колбасой.
- Эдичка, не забудь вынести ведро с мусором, мне некогда, я уже опаздываю, - щебетала Ниночка, убегая на очередную презентацию. Возвращалась она уже заполночь, с запахом легкого вина, сигарет и чужой, недоступной Эдичке, жизни.
- Нет, ты представляешь, там был такой человек, такой человек, просто душка, - в восторге рассказывала она сонному Эдичке свои впечатления.
На следующий день, убегая, напоминала, - Эдичка, постирай белье, мне сегодня некогда. Вернусь поздно, ужинай без меня.

Эдичка стирал, ужинал и постепенно так привык все делать сам, что когда, однажды, Ниночка, как всегда внезапно, заявила ему, что ей придется на пару-тройку дней уехать в командировку в Питер, его это ничуть не расстроило. Наоборот, за эти дни он почувствовал некий комфорт в том, что не надо, каждый раз отрываясь от работы, выполнять задания жены.

По возвращению из командировки Ниночка весело щебетала о своих впечатлениях, бесконечно с кем-то обсуждала по телефону свои впечатления, наряды и прочие мелочи жизни. Она завела особую манеру при звонке телефона отвечать томным голосом: - "хелло-оу, вас слушают, говорите!". Эта манера разговора, бесконечная болтовня стали утомлять Эдичку, и он старался спрятаться куда-нибудь подальше на кухню, плотно прикрывая за собой дверь.

После первой командировки последовало еще две непродолжительных. Через пару дней после возвращения из последней поездки, Ниночка, вытирая размазанную тушь на заплаканных глазах, всхлипывая, сказала ему, что она встретила "такого, ну такого человека, без которого не может жить", и что она поступила с ним, Эдичкой, неблагодарно, но она просит его простить ее. Она еще что-то долго и сбивчиво говорила в свое оправдание, что ее Эдичка самый лучший, но ведь как можно жить вместе без любви, и она его не забудет, и они будут всегда лучшие друзья...

Эдичка, который все это время, не имея возможности сказать что-то вразумительное, только успокаивал Ниночку, поил ее водой, и гладил по плечу, наконец-то собрался с духом и сказал ей, что да, он все понимает, и не обижается на нее и отпускает ее без всякой обиды. Ниночка тут же высушила слезы, защебетала, что он у нее самый лучший и что она так и знала, что он ее поймет. Сославшись на срочную работу, он ушел в другую комнату, предоставив ей всю свободу действий.
Детей у них не было, и вопрос с разводом решился сам собой.
- Беременность портит фигуру, я не хочу выглядеть коровой у себя на работе, - постоянно повторяла Ниночка, когда Эдичка пытался заводить разговор о детях. Теперь он облегченно подумал, что это даже хорошо, что у них нет детей.

К счастью Эдички, квартиру и все остальное делить не пришлось. Ниночка, окунувшись в океан новой любви, ушла на новое место жительства в четырехкомнатную квартиру своего возлюбленного, прихватив только свои вещи.

После ухода жены Эдичка спокойно, как в рабочем задании, взвесил все плюсы и минусы своей совместной жизни с Ниночкой и пришел к выводу, что переживать и расстраиваться нет никаких оснований. Любовь, если она вообще была, давно куда-то ушла, уступив место привычкам. Он ничего не потерял от этого расставания, а только получил свободу и независимость, о которой мечтал втайне все эти годы совместного проживания.

И потекли снова дни, загруженные работой, редкие свободные дни, когда он вместе с друзьями выезжал на природу. Прошло три или четыре года, его стали на работе уважительно называть Петровичем и "стариком".
- Спроси у Петровича, он на любой вопрос тебе даст разъяснение, он у нас старик головастый, - обычно просвещали новичков фирмы ветераны.

Прошло три года. За все эти годы Ниночка ни разу не напомнила о себе. Женщины Эдуарда Петровича уже особо не волновали, но иногда забиралась к нему в душу грусть, особенно, когда наступали предновогодние дни, по телевизору в очередной раз показывали "Иронию судьбы...>>, и он вместе с любимым героем переживал и радовался счастливому окончанию фильма. А потом собирался и уходил в город с нереальной мечтой о том, что и ему, возможно, встретится такая замечательная женщина, которая полюбит его, а он ее, и они будут счастливы. И как бы было замечательно, если бы это случилось. Но праздники проходили, а такая женщина все никак не встречалась.

Впрочем, Эдуард Петрович предпринимал несколько раз вполне конкретные попытки изменить свой семейный статус. По объявлениям в газетках он пытался найти себе подходящую женщину, но всякий раз, при более близком общении, сталкивался с тщательно замаскированными попытками своих новых подруг решить жилищные, материальные и прочие житейские проблемы и полным нежеланием создания духовного и душевного единства, о котором мечтал Эдичка. На этом все и закончилось, так, по крайней мере, он считал.

Но, как-то, в конце декабря, следуя не столько осознанному желанию, сколько привычке, Эдуард Петрович пробежался глазами по объявлениям о знакомствах в одной из газет.
"Обаятельная, нежная, внимательная, среднего возраста, истосковавшаяся по домашнему уюту...>>, далее следовал номер телефона. Ему это объявление показалось каким-то необычным, искренним, что - ли, по сравнению с остальными подобными. Эдуард Петрович отложил газету, но через пару дней газета опять попалась ему на глаза и он, загораясь надеждой, все же набрал номер. Звучали долгие гудки вызова, к телефону никто не подходил, и Эдуард Петрович хотел уже отключиться, но на другом конце телефонной линии взяли трубку и голос, о котором Эдуард Петрович уже и не вспоминал, с такими знакомыми томными интонациями произнес: - "хелло-оу, вас слушают...>>.

Эдуард Петрович от неожиданности уронил трубку на стол, голос в трубке настойчиво приглашал к продолжению беседы, но его рука медленно опустила трубку на аппарат....
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован