Эксклюзив
01 октября 2012
13014

Алексей Беляков: Жизнь в музыке и в песне

В одном из моих размышлений о пользе чтения я высказался о том, что Интернет своей вседоступностью, оперативностью и еще целым рядом возможностей и преимуществ, тем не менее, способствует уменьшению интереса к чтению литературы "с листа", то есть обыкновенной книги. От этого мнения я не отказываюсь и сейчас, когда в школах уже появились электронные книги. Но не об этом сегодня речь. Сегодня я повернулся к Интернету с добрым словом, чтобы высказать свое глубокое удовлетворение тем, что дало мне это гениальное творение человеческой мысли.

Первые мои музыкальные ощущения и восприятия в детском возрасте связаны с репродуктором из плотной бумаги, который висел над швейной машинкой в малой комнате. В те далекие пятидесятые годы не было такого изобилия различных программ на радио, как сейчас. А в радиотрансляционной проводной сети - тем более. Репродуктор оживал с утра, когда звучал "Гимн" Советского Союза. После утренних новостей об успехах нашей страны продолжалась одна "программа" - воспитание трудящихся в духе любви к Родине и партии. В то время мне запомнились разучивания новых патриотических песен, связанных с начавшимся освоением целинных земель в Казахстане. Четким, размеренным голосом диктором диктовались слова:
"Родины просторы, горы и долины,
В серебро одетый зимний лес грустит.
Едут новоселы по земле целинной,
Песня молодая далеко летит"

Потом пропевалась строка, вторая, куплет и вот уже вся песня от начала и до конца звучала из всех репродукторов. Ну как ее не запомнить, если ее вколачивали в мозги. Но были и лирические песни той же тематики.
"Замела метель дороги, все деревья в серебре.
Ожидаю я парнишку, ожидаю в январе".

Прошло несколько лет и по радио стали транслировать концерты исполнителей. В основном это были песни фронтовых лет в исполнении Клавдии Шульженко, Леонида Утесова и других популярных исполнителей тех лет.

А в кинотеатрах шли фильмы про войну вперемешку с "мирными", такими как "Веселые ребята", "Кубанские казаки", Свинарка и пастух", "Волга-Волга". И в каждом фильме звучали песни. Какие-то запомнились навсегда, а другие прозвучали и забылись. Но те, что запомнились, звучали в моей голове постоянно. Я всегда что-то мурлыкал себе под нос. Для меня не важны были слова, главное - мелодия.

Я уже ходил в школу, в младших классах родители брали для меня путевку в пионерлагерь. В один из приездов там я разучивал в хоре песню "Прощайте скалистые горы". Я понятия не имел, о каком Рыбачьем идет речь. И вообще, что это - поселок, остров, город? Но вот мелодия, медленная, размеренная, звучащая по-мужски твердо, "по-морскому" очень мне понравилась, и с тех пор она в моем "репертуаре". Тогда же, в школе, я с другими ребятами, членами школьного драматического кружка, ездил в соседний город Майкоп, в котором недавно открылся новый широкоэкранный кинотеатр. Тогда широкий экран был еще редкостью. Смотрели мы американский фильм "Хижина дяди Тома" по роману американской писательницы Бичер Стоу. Прекрасный цветной (!) фильм, память о котором осталась во мне навсегда. В главной роли негра-раба дяди Тома американский певец Поль Робсон, который сам и исполнял песни в этом фильме. Картины рабского труда на плантациях под палящим солнцем были так реальны, а музыка и песни так соответствовали сюжету, что, конечно - же, тоже остались в моей памяти навсегда. А одна из мелодий, медленная, тягучая, под низкие звуки виолончели, стала для меня "дежурной" мелодией. Это, когда прицеплялась какая - нибудь надоедливая мелодия, я сразу переключался мысленно на "свою" и начинал ее мурлыкать.

Время шло, появились новые фильмы и песни - "Высота", "Девчата", "Дело было в Пенькове", "Весна на Заречной улице". "Карнавальная ночь" и зазвучали новые песни. А мы в это время уже не только радио слушали, и телевизоры смотрели, но и создавали свои фонотеки, как сейчас сказали бы. В домах появились радиолы, а у некоторых и магнитофоны. Грампластинки у каждого лежали стопками. Но в нашем доме радиола появилась только в 1962 году, когда брат Слава приехал в отпуск из училища. Тогда в городском универмаге и купили радиолу "Латвия" Рижского радиозавода. Основная коллекция домашних пластинок была создана братом. Он привозил из Киева, где учился, пластинки зарубежных исполнителей, из различных серий. Тогда мы начали знакомиться с джазовой музыкой и ее исполнителями. Гленн Миллер, Луи Армстронг, Дюк Эллингтон, эти имена звучали для нас прекрасными заклинаниями.

Но сказать, что я только такой музыкой увлекался, было бы не совсем правильно. Отец мой, Беляков Андрей Дмитриевич, умел играть на струнных музыкальных инструментах, и он привил мне любовь к народной песне. А потом я пошел играть в духовой оркестр, где был у нас широкий репертуар, народные мелодии, марши, классика, отечественная и зарубежная. И вся эта музыка прекрасно укладывалась в моей голове. Всему хватало места.

На школьных вечерах звучали мелодии "Маленький цветок", "Серебряная гитара", "Чай вдвоем". До сих пор помню, как на одном из этих вечеров меня впервые(!) пригласила моя одноклассница Люба Швецова. С каким волнением я танцевал! И лишь через много лет я узнал, что Люба была ко мне неравнодушна, но глубоко скрывала это. И тот давний танец был у нас единственный...

В последние два года перед окончанием школы я, помимо игры в духовом и в эстрадном оркестре, занялся и домашним музицированием, на гитаре. А толчок к этому дал один мой школьный товарищ. Однажды вечером я сидел на скамейке возле дома и что-то пытался подобрать на гитаре. А Саша проходил мимо. Подсел, попросил гитару, и начал играть какую - то мелодию, модную в то время. А потом стал еще себе и подпевать. Это меня поразило, как у него все просто получалось. А он показал мне несколько общеизвестных аккордов и известную всем манеру игры "восьмерку".

А через пару дней я запел под гитару первую песню, которой меня Саша научил:
"Был я в Севастополе, был я в Симферополе...>>. Так начался мой новый этап в исполнительской карьере. И первой песней, которую я самостоятельно разучил, стала песня "Бабье лето", потом была "Бригантина".

А по телевизору звучали песни Эдиты Пъехи, Полада Бюль-Бюль Оглы, Майи Кристаллинской, молодого Иосифа Кобзона и, конечно же, кумира молодежи Муслима Магомаева. "Королева красоты" была главным хитом того времени. Каждая новая песня и пластинка певца расхватывались с прилавков магазинов мгновенно. Помню, уже в 1966 году, кто-то из одноклассников принес прямо на урок, в кабинет литературы, пластинку с новой песней "Шагаю солнцем опьяненный". И наша строгая учительница согласилась включить проигрыватель и вползвука прослушать эту песню, чем еще больше укрепила свой авторитет.

Школьные годы закончились, последней мелодией школьных лет для меня стала мелодия на пластинке малого формата "Юлия". О значении этой мелодии для меня, истории ее утраты и нового обретения я написал в своем рассказе Прощание со школой".

Был у меня в 1966 году один казусный случай, связанный с моей любовью к музыке. Когда я учился в Харьковском авиационном институте, на занятиях по черчению, которые вела преподаватель Веретенникова, я вычерчивал какую-то деталь и, сам того не замечая, тихонько мурлыкал мелодию. Мой рабочий стол был рядом с преподавательским, и она услышала, что кто-то поет.
- Кто поет?
Вся группа молчит, а я увлеченный черчением, даже не слышу ее вопроса.
- Кто поет, прекратите! - уже громче.
Здесь уж я услышал вопрос, признался и повинился. Но через минуту, забывшись, замурлыкал снова. Веретенникова окликнула меня, но у меня, наверное, было такое лицо, что она не стала меня ругать, а только махнула рукой.

А еще есть у меня одна мелодия, которая идет со мной всю жизнь. Это полонез Михаила Огинского "Прощание с родиной". Когда я в 1967 году уезжал поступать в училище, то перед выходом из родного дома поставил на диск проигрывателя "Полонез", и под музыку, с чемоданом в руке, последний раз как хозяин прошел по дому и двору. А у калитки я не мог сделать последний шаг, так мне было грустно и тоскливо. Музыка так сильно и верно отражала мое внутреннее состояние, что я заплакал, а мать успокаивала меня. Я чувствовал, что ухожу из дома НАВСЕГДА. Конечно, потом я бывал дома, но уже в качестве гостя и ненадолго...

А в Харькове, к нам пришли новые песни и мелодии. Я услышал первую песню Анны Герман "Танцующие Эвридики" осенью 1966 года. В училище, в 1967году, курилке, под гитару, звучали песни Владимира Высоцкого, Булата Окуджавы, Юрия Визбора, Александра Городницкого. Песни "Ты у меня одна", "За туманом", "Атланты", "Песня полярных летчиков", "Над Канадой небо синее" и другие песни этих прекрасных авторов и исполнителей были наполнены огромной энергией молодости, романтики, благородства и любви.

Но время вело нас дальше и вот уже зазвучали с пластинок и магнитофонов песни Вадима Мулермана, Жанны Бичевской, Жана Татляна, Валерия Ободзинского, Ларисы Мондрус и многих других. И по праву можно назвать хитом тех лет песню "Эти глаза напротив". В каждом доме были большущие стопы пластинок.

Из иностранных исполнителей выделялись ансамбль электромузыкальных инструментов под управлением Поля Мориа, оркестр Джеймса Ласта и его знаменитый "Одинокий пастух", исполнители Джо Дассен, Хулио Иглесиас и многие другие звезды зарубежной эстрады.

Трагически звучат для нас сейчас песни молодого талантливого Игоря Талькова, жизнь которого так неожиданно оборвалась. На смену ему и другим пришли новые ансамбли и исполнители - Михаил Круг, Люба Успенская, Стас Михайлов, Сергей Трофимов, Вилли Токарев, Елена Ваенга и множество других. Чьи-то песни проходят мимо, не затронув души, а другие, напротив, вызывают глубокие чувства своей искренностью и правдивостью.

Кто-то может меня упрекнуть в том, что я не назвал других имен. Но это не потому, что они хуже и не заслуживают внимания, просто замечательных исполнителей у нас в стране очень много и все они заслуживают похвалы. А мне вспомнились те, чьи песни в разное время заставляли быстрее биться сердце, сопереживать и страдать.

И спасибо огромное разработчикам тех интернет - страниц, сайтов, на которых я смог найти, прослушать и собрать в свой альбом более трехсот(!) любимых мелодий и песен, без которых моя жизнь была бы скучной. Причем выбор предоставляется очень широкий, когда можно одно и то же музыкальное произведение прослушать в различных вариантах исполнения и собрать действительно коллекцию.

И это еще не все мои находки, многие мелодии еще ждут, когда я о них вспомню и добавлю в свой заветный альбом. А моих друзей, которые знают, как меня найти в Интернете, я приглашаю послушать мою музыкальную коллекцию. Пока я жив, не перестану любить и слушать музыку. Это моя жизнь.

Viperson
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован