06 февраля 2007
5225

Алексей Богатуров: Конфронтация по умолчанию

Буш и Путин все больше говорят о диверсификации

В речах российских и американских лидеров вдруг замелькало неуклюжее слово "диверсификация". В экономике и политике оно означает примерно одно и то же - преодоление чрезмерной зависимости от какого-то одного партнера за счет развития отношений с несколькими разными. Для президента Буша диверсификация - прежде всего уменьшение зависимости от импорта энергоносителей с Ближнего Востока. Он провозгласил эту цель еще в прошлом году, но в январе 2007-го уточнил: за 10 лет потребление бензина в США должно сократиться на 20%, что может позволить свернуть ввоз арабской нефти на три четверти.

Цель грандиозная, но и американцы - ребята упрямые. Интересней, правда, другое: республиканцы фактически признали невозможность обеспечить надежность энергоснабжения с Ближнего Востока силовым путем. Война в Ираке не стала для Вашингтона инструментом надежного обеспечения потребностей в нефти. Оттого Буш формулирует новые приоритеты администрации: изменить структуру энергобаланса США. Потреблять меньше нефти, но больше угля (на основе внедрения экологически чистых технологий), энергии ветра и солнца. И самое главное - Америка возвращается к расширению производства атомной энергии, отказавшись от ограничений, установленных в конце 1970-х годов. Это - "диверсификация по Бушу", как он ее описал в недавнем послании к нации.

В российской политике смысл диверсификации шире и изощренней. Во-первых, диверсификация - это сокращение зависимости от транзитных стран, прежде всего Украины и Белоруссии, за счет освоения новых маршрутов экспорта российских энергоносителей (по дну Балтики и из северных портов). Во-вторых, это ограничение роли стран ЕС как потребителей российских газа и нефти. Евросоюз разумно заявляет о намерении (подобно Соединенным Штатам) шире использовать альтернативные источники энергии, свертывать по возможности импорт из России ("диверсификация по-евросоюзовски"). Москва продумывает варианты налаживания экспорта в Китай и строительство трубопроводных систем к побережью Тихого океана.

То и другое объективно побуждает размышлять о третьем - неизбежном политическом смысле "диверсификации по Путину". Несмотря на явное и вполне последовательное стремление российского президента удержать линию доверительного диалога с президентом американским, равно как и политику поиска адекватных форм партнерства России с США, изменения в российско-американских отношениях происходят. Характер этих изменений, думаю, неправильно трактуется большинством авторов СМИ - как западных, так и российских. Ни возвращения к холодной войне, ни нарастания враждебности между Россией и США на уровне реальной политики нет.

Есть осторожное дистанцирование Москвы от поддержки авантюристических (война в Ираке) или чрезмерно рискованных (планы нападения на Северную Корею или Иран) затей Вашингтона. Есть связанные с этим сомнения американской администрации в том, насколько можно рассчитывать на продолжение партнерских отношений с Москвой, если внешнеполитическая линия Буша, например, станет еще более непримиримой и угрожающей стабильности в регионах мира, близких к границам России.

Есть профессиональное желание репортеров описать этот процесс наиболее сенсационным образом, нарочито сгущая краски и выдавая домыслы за государственную политику. И, наконец, есть желание пожилого поколения американских и российских аналитиков, тех, кто делал карьеру еще в эпоху советско-американского противостояния, вернуть к себе внимание власти. "Холодная война возвращается, ура! Нас снова станут слушать в Кремле и Белом доме".

Последний штрих. В ежегодном интервью президент Путин дважды энергично подчеркнул намерения дать асимметричный и эффективный ответ на неадекватные планы НАТО разместить свои военные объекты в Польше и Чехии. Прозвучало весомо, но воинственно. Для контраста: за три дня до того в послании Буша Конгрессу Россия была упомянута дважды - оба раза в ряду американских партнеров по урегулированию международных конфликтов. Может быть, двум президентам пора встретиться и поговорить? Есть ощущение недопонимания, на котором не прочь сделать карьеру и деньги профессионалы от авантюр.


06.02.2007
ка
Алексей Богатуров
Об авторе: Алексей Демосфенович Богатуров - доктор политических наук, профессор, заместитель директора Института проблем международной безопасности РАН.
Опубликовано в Независимой Газете от 06.02.2007
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован