20 марта 2006
1255

Алексей Девотченко: Мне ближе умный и интеллигентный зритель

Алексей Девотченко – известный петербургский театральный актер. Широкой публике он стал хорошо знаком после прошедшего недавно по Первому каналу телефильму "Золотой теленок", где сыграл роль подпольного миллионера Корейко.

Ваша работа с режиссером Валерием Фокиным в Александринке "Ревизор" наделала много шума. Но... поддаваясь на провокационные предложения режиссеров, становится ли сам актер Девотченко - по-хорошему, в творческом плане... провокационным?

Я не считаю, что предложение Фокина сыграть Хлестакова было провокационным. Это был рабочий момент, совершенно нормальный. Как правило, только плохой театр на что-то провоцирует. Какая провокация, Вы что? Мы взяли тот материал, который был нам интересен. Всегда нужно делать то, что нравится: если это тебе самому интересно, значит, это будет интересно кому-то ещё. А ставить спектакль с расчетом на скандал, провоцировать кого-то, зачем?

Алексей, вы весьма противоречивая творческая личность. С одной стороны – моно-постановки и зал на 100 мест в центре города. С другой - много раз помянутый "Золотой теленок" и многомиллионная телеаудитория. Где вы настоящий, где вы подлинный?

И в обстоятельствах 100-местного зала, по-своему, настоящий. И в фильме, насколько позволяют киношные обстоятельства, тоже настоящий…

Можно ли сказать, что моноспектакли для вас – нечто менее "солидное", в отличие от "настоящего", стационарного театра?

Нет, нельзя. Иногда психологическая, психофизическая нагрузка, энергетическая отдача гораздо мощнее, чем в "настоящем, стационарном" театре.
В работе над моноспектаклем я же не просто исполнитель. Это же мне выходить на сцену, мне держать внимание зрителей, отдавать свою энергию и принимать энергетику зала. Мне произносить этот текст, и потому, естественно, всё сочиняется вместе с режиссером, и едва ли не в большей степени мною. Вообще, артист не должен доверяться режиссеру на сто процентов. "Лепи меня, репетируй меня, я глина – ты скульптор" - это ведь иждивенческий, паразитарный подход. В любом нормальном театре есть место совместному сочинительству. Мне кажется, артисты всегда должны думать и работать самостоятельно.

Театральные актеры, занятые в громких телепостановках, сериалах обычно "обижаются" на зрителя. На "ленивого и нелюбознательного" зрителя. Который не хочет формировать целостного представления об актере (читай, не смотрит его театральные работы), а судит об актере лишь по телепостановкам. Настолько ли уж "плох" нынешний зритель?

Не плох и не хорош. Имеем того зрителя, которого имеем. Один судит об актере только по сериалам, а другой поднимается и все-таки тащится в театр. Каждый волен выбирать… Возвращаясь к моноспектаклям, я рад, что у меня есть "свой" зритель, который целенаправленно ходит на "Концерт Саши Черного…" , "Дневник провинциала в Петербурге", спектакль по Салтыкову – Щедрину, который, я надеюсь, мы сыграем в апреле. И я, например, только рад, что играю моноспектакли в Интерьерном театре – это то место, куда не зайдёт случайный человек, куда приходит подготовленный зритель. Мне ближе зритель умный, интеллигентный, думающий, читающий, демократический, и т.д.…Я отнюдь не против массовой культуры, она есть во всем мире. Но только это не мой зритель. У меня нет задачи тревожить его покой.

Встает сам собой вопрос о воспитательной роли искусства. Господа Тодоровские - и отец, Петр Ефимович, и сын - Валерий Петрович, убеждены: это полная чушь - воспитательная роль искусства. А что думает по этому поводу Алексей Девотченко?

"Воспитательная", - это, наверное, не то слово. "Воспитательная", "формирующее", это какой-то атавизм, эти слова уже дискредитировали себя. Наверное, можно говорить о будоражащей "роли искусства", будоражащей мозги зрителя, его воображение, чувства. Имеет ли это отношение к воспитанию? Наверное, нет.

Было бы странным, если бы мы прошли мимо громкой телепостановки сезона - "Золотой теленок". Критических копий сломано немало. Но мне кажется, главная проблема проблем: желание "покуситься" на нечто фундаментальное в литературе, что уже имеет крепкое экранное воплощение. Получается своеобразная "олимпиада", где Девотченко-Корейко "соревнуется" – (заочно, в зрительском восприятии) с Евстигнеевым-Корейко...

Я, конечно, ни с кем не соревнуюсь. Во-первых, я и фильма-то не видел. Действительно, если и видел, то в глубоком детстве, и совершенно не помню ни одного кадра. Во-вторых, это проблема всегда была, - каждый обыватель считает себя знатоком в области искусства, и, в первую очередь, искусства театра, искусства кино. Он знает, как надо и как не надо играть, кто должен играть, а кто не должен… И считает себя вправе высказывать по этому поводу своё мнение. Почему-то никому в голову не приходит в пустой болтовне обсуждать проблемы, например, микрохирургии глаза. Для этого нужно иметь определенный багаж знаний. А судить о том, что видишь "по ящику" может каждый. И отсюда все эти интернетные форумы, где обсуждают, как надо и как не надо играть, считают себя очень образованными, а вместе с тем пишут слово "режиссер" через "э" и с одним "с". Знаете, сколько я видел таких безграмотных, плебейских отзывов о том же "Теленке"?!

Есть такое мнение: сначала человек работает на свое имя, а потом имя работает на человека. "Работает" ли сейчас имя Алексея Валерьевича Девотченко?

Этого я не знаю. Действительно, не ощущаю.

Плох тот солдат, который не мечтает стать генералом. Плох тот актер, который не мечтает о своей великой, той самой роли, которая сделает его "мегазвездой"? Чтоб одно имя на афише было манком. У вас, Алексей, есть такая роль?

Не знаю… У меня есть роли, за которые мне не стыдно. Есть роли, которые мне очень дороги. Порфирий Петрович, который не сделал меня "мегазвездой", и не сделает уже никогда (за эту роль в спектакле ТЮЗа "Преступление и наказание" в 1994 году актер получил Высшую петербургскую театральную премию "Золотой софит" и Театральную премию им. К.С.Станиславского в 1995 году, - ред.). Я очень любил роль Холдена Колфилда в "Над пропастью во ржи" в том же ТЮЗе. У меня есть моноспектакли, Хлестаков, господин Голядкин-младший. Но "манок" моё имя или "не манок", - это уж судить не мне…

А какая она - ваша популярность сегодня? Может, надо опираться на масштабные кино- и телепостановки? Согласитесь, если ваше имя, ваш образ "запечатлится" в умах многомиллионной аудитории, ваши моноспектакли могли бы стать "выездными". Не только за пределы Невского проспекта, но и за пределы Петербурга. Не это ли успех?

Что касается моноспектаклей, задолго до того, как я стал сниматься, и "Саша Черный", и "Дневник провинциала…" объездили Россию, Прибалтику, Германию и что-то там еще… Мир театральный очень тесен, сплочен между собой, и для гастролей моноспектаклей совсем не нужно, чтобы "мой образ запечатлелся в умах аудитории". Одно с другим совершенно не связано. А говорить о дешевой антрепризе, ездить по городам, чтобы показать свою рожу – нет, никогда.

В прошлом году, Алексей, вы перешагнули знаковый возрастной рубеж в 40 лет. Есть желание оглянуться, подумать, что сделано, чего не успел воплотить в жизнь?

Такое желание, на самом деле, у меня возникало и 10 лет назад, и 15 лет назад, и 5 лет назад. Дело не в возрасте.

В последнее время выявилась тенденция: когда драматические актеры становятся телеведущими, а режиссеры – продюсерами и т.п. Как вам такие тенденции?

Мне такие тенденции очень нравятся! Потому что если драматический артист стал телеведущим, значит, он никакой не драматический артист, значит, одним плохим артистом станет меньше. Тем более, режиссер, который стал продюсером. Если он умеет - пускай ищет деньги! Но только пусть не лезет в режиссуру, и не ставит никогда ничего. От этого будет большая польза! Я бы вообще очень многих артистов из театра просто переводом отправлял на телевидение, вести передачи, шоу, викторины всякие.

А если серьезно, Вам никогда не хотелось поставить спектакль в качестве режиссера? Или заняться преподаванием?

Нет. Это, в принципе, другая профессия. Такие сочетания: режиссер и педагог, хороший актер и хороший режиссер – они очень редкие. Есть люди, которые хотят влезть в шкуру театрального педагога и посмотреть: а вдруг что-нибудь получится? Почему ты должен влезать в шкуру за счет несчастных мальчиков и девочек, которых ты ничему не научишь в итоге, но покалечишь им судьбы? Это же абсурд, когда люди набирают курс или ставят спектакль по принципу: "а почему бы не попробовать?" Ну, попробую я и провалюсь с этим спектаклем. Потрачу время, деньги, потрачу актерский труд. Зачем? Если я актер неплохой, то я и должен заниматься актерством, правильно?

 

 

Дмитрий Московский, "Петровский курьер" N 9

20.03.2006

http://www.theart.ru/cgi-bin/material.cgi?id=808

 

 

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован