Алексей Гусев: В Москве стало меньше деревьев…

Как подсчитали в Greenpeace, за 14 лет в Москве уничтожено 809 га древесных насаждений, а посажено лишь 173 га.

В Москве с 2000 по 2014 год площадь зеленых насаждений сократилась на 636 га (около 2%), до 36,1 тыс. га. Такие данные в исследовании количества древесной растительности столицы приводит российское отделение экологической организации Greenpeace. В департаменте природопользования и охраны окружающей среды города Москвы заявляют, что с озелененностью в Москве всё в порядке и показатель превышает нормы.

Исследование Greenpeace (штаб-квартира в Амстердаме; официально в России это Отделение международной некоммерческой неправительственной организации «Совет Гринпис») проведено на основе фотоснимков американской системы дистанционного зондирования земли Landsat. По данным экологов, за 14 лет уничтожено 809 га, посажено 173 га новых древесных насаждений. Исследование проводилось без учета «новой Москвы» и нацпарка «Лосиный Остров».

— С каждым годом древесной растительности в Москве становится меньше. За 14 лет ни в одном округе деревьев и кустов не стало больше, хотя в городских законах четко указано, что если зеленые насаждения уничтожаются, они должны быть полностью восстановлены на той же площади. Это грозит тем, что скоро чистого воздуха москвичам будет не хватать, — говорит автор исследования «Гринпис России» Василий Яблоков. — Московская градостроительная политика очень агрессивная, и подход к освоению природы примитивный. Дороги строятся через леса и жилые дома. Понятно, что дороги нужны, но строить их нужно там, где они будут причинять наименьший вред. Сегодня крупные зеленые насаждения в Москве остались только в виде «Лосиного Острова» и Битцевского парка.

Собеседник подчеркнул, что листва деревьев является активным фильтром для загрязненного воздуха, удерживает пыль с дорог и токсические вещества. По словам представителя Greenpeace, в Москве в качестве древесных насаждений используют березу, тополь, клен, липу и хвойные породы.

— Средний тополь удерживает до 50 кг вредных веществ при нагрузке 100 кг в год на человека. Загрязненный воздух, идущий от автомагистралей, очищается не только листвой деревьев. Каждый ярус растительности занимает свою нишу в очищении. Нужен баланс между травой, кустами и деревьями, — говорит Яблоков. — Обеспеченность озелененными территориями общего пользования в расчете на одного человека определена СНиП 2.07.01-89 для крупнейших городов (с населением больше 1 млн человек) и должна составлять не менее 16 кв. м на горожанина. В советское время это было около 30 кв. м на человека, а по нашему мнению, норма должна составлять около 25 кв. м. Сейчас, например, в районе Новокосино или Марьино всего 3 кв. м на человека. Это густонаселенные районы с высокой плотностью застройки, не обеспеченные зелеными насаждениями.

В Москве доля древесной растительности от общей площади составляет 34%. Наибольшее количество насаждений приходится на Восточный (46%), Юго-Западный (41%), Восточный и Зеленоградский административные округа — по 38%. Меньше всего деревьев и кустарников в Центральном (16%), Западном и Юго-Восточном административных округах — по 29% от общей площади. Среди районов наименьшая площадь древесных насаждений на человека в муниципальных образованиях Арбат (7,7%), Марьино (8%) и Южное Бутово (14,5%). А наибольшая — в муниципальном округе Ясенево (67%). Абсолютный лидер по количеству зеленых насаждений — Зеленоградский округ: 62 кв. м древесных насаждений. По 39 кв. м приходится на москвичей из Западного и Северо-Западного округов. Наименьшее количество приходится на Центральный (14 кв. м), Южный (23 кв. м) и Юго-Восточный (27 кв. м) округа. Зеленоградский округ также лидирует по темпам уничтожения растительности за 2000–2014 годы (минус 6,8%), за ним следуют ЗАО (–3,2%) и САО (–2,5%).

— Загрязненный воздух оказывает прямое влияние на здоровье москвичей, — говорит директор Центра экономики окружающей среды ВШЭ Георгий Сафонов. — Это оксиды серы и азота, канцерогенные вещества — формальдегид и бензапирен. Мало кто знает, что самым опасным является загрязнение мелкодисперсными частицами меньше десяти микрон — они проникают напрямую через легкие и на молекулярном уровне несут в кровь канцерогены и тяжелые металлы. В мире этим активно занимаются, а в России эти частицы практически не измеряют. Отдельные измерения ведет Мосэкомониторинг, но в целом у нас нет их системы нормирования и регулирования.

По мнению Сафонова, зеленые насаждения должны быть подчинены грамотной градостроительной политике, которой сейчас в Москве нет.

— Выбросы автотранспорта, как правило, локализованы вдоль трасс. Это до 100 м опасного воздействия. Если там есть зеленые насаждения, они нивелируют это влияние. Если нет, распространение может быть больше. Высокие источники, такие как газовые котельные, несмотря на то что считаются чистыми, выделяют большое количество оксидов азота. Газ, конечно, лучше, чем уголь, но и он не идеален, — говорит Сафонов, — городское строительство в 1930-х годах в Москве ориентировалось на розу ветров. Сейчас, насколько мне известно, факторы розы ветров, продуваемость, зеленые насаждения, высота зданий ушли на второй план. Это большая потеря, потому что их учет давал возможность продувания города. Роза ветров идет с северо-запада на юго-восток, где расположены промышленные источники. Таким образом, Москва полностью продувается, а выбросы в основном летят за пределы города. Не случайно стоимость того жилья, где есть зеленые насаждения, существенно выше, чем того, где их нет.

Cопредседатель Союза общественных экологических организаций Андрей Фролов видит проблему не в количестве деревьев, а в комплексном развитии биосистем.

— Чистый воздух обеспечивают не деревья, а зеленые территории. Дерево лишь компонент биоценоза — это трава, кустарники, птицы, насекомые, почва, где находится до 40% всей биомассы. Сажать деревья нужно на уже существующих зеленых территориях, но именно их изымают под строительство. Проблема не в том, сколько гектаров высадили и вырубили, а в катастрофическом сокращении площади таких живых территорий. Понадобится несколько десятков лет, чтобы там появился полноценный биоценоз, — говорит Фролов.

Проанализировать изменения с 2000 года в департаменте природопользования и охраны окружающей среды города Москвы оперативно не смогли, но заявили «Известиям», что обеспеченность жителей столицы зелеными насаждениями превышает нормы на треть, а число деревьев и кустарников растет. Правда, департамент учитывал территорию «новой Москвы», которая более чем вдвое превышает официальную площадь Москвы до 2012 года, и нацпарк «Лосиный Остров». Кроме того, судя по всему, департамент учел газоны: по данным департамента, в 2013 году в соответствии с представленными данными на территории города проведена вырубка 46,7 тыс. деревьев и 89,8 тыс. кустарников, ликвидировано 14,6 га газонов.

— В 2014 году на территории города проведена вырубка 57,8 тыс. деревьев и 108,9 тыс. кустарников, ликвидировано 53,8 га газонов. В качестве компенсации в 2014 году в городе проведена посадка 66,1 тыс. деревьев и 296,9 тыс. кустарников, весь утраченный газон компенсировался подрядными организациями при проведении работ по благоустройству территории, — сообщили в департаменте. — На 2015 год в городе запланирована посадка 55,2 тыс. деревьев и 604,7 тыс. кустарников.

Впрочем, нужно добавить, что, по данным Росстата, с 2000 по 2013 год в Москве почти в два раза (111 тыс. т в 2000 году и 66 тыс. т в 2013-м) снизились объемы выбросов загрязняющих веществ в атмосферу от стационарных источников.

— Снижение объемов загрязняющих веществ наблюдается за счет выноса предприятий за черту города — в Московскую область или другие регионы России, — говорит заместитель директора Института стратегического планирования и прогнозирования Алексей Гусев.

— Но главным загрязнителем воздуха в Москве (примерно 2/3 от вредных веществ) является транспорт: количество автомобилей в Москве приближается к 4,5 млн плюс 1,5 млн ежедневно из Подмосковья (в 2000 году — 2,6 млн автомобилей в Москве). Кроме того, столицу пересекает довольно большой транзитный поток. Нужно менять структуру и видовой состав зеленых насаждений внутри Москвы, убирать старые деревья и сажать новые. Слишком многое в Москве делается сегодня лишь для эстетики: асфальтируются дорожки, благоустраивают берега рек, появляются зеленые зоны.

Старовозрастные деревья больше кислорода потребляют, чем отдают. Например, в парках нужно сажать больше хвойных деревьев, их листовая поверхность, так называемая поверхность фотосинтеза, в десятки раз эффективнее широколиственных. А в наших парках в основном липы, черемуха, рябина, отчасти дуб, клен, а хвойных (сосна, лиственница, кедр, ель) мало. Хвойные насаждения в возрасте до 30 лет обладают повышенной эффективностью обеспечения атмосферы кислородом.

Общая экологическая ситуация в Москве отчасти нормализуется за счет широких проспектов и ширины улиц, чего нет в европейских столицах, ширина магистралей и улиц позволяет воздушным массам перемещаться.

— Вредные вещества уходят, не успевая оседать на почве. Показатели Москвы ниже европейских по основной части ингредиентов загрязняющих атмосферу по отдельным группам элементов, таких как свинец, кадмий, ртуть, — отметил Алексей Гусев.

Алексей Гусев в интервью «Известия» http://www.izvestia.ru/   14.05.2015 года, эфир в 17:50 мск. 

Подробнее: http://izvestia.ru/news/586529#ixzz3aPWa8N3s

 

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован