27 июня 2007
5635

Алексей Иванов: Наша ли - элита России?

Заметки о национальной стратегии

В последние несколько месяцев Владимир Путин, отвечая на развязанную в "глобалистских" масс-медиа кампанию по диффамации лично российского Президента и России в целом, сделал несколько очень жестких заявлений, обозначивших принципиально иную идеологию действующей "властной вертикали".

Он открыто обозначил, что в настоящее время как никогда ранее во главу угла поставлены национальные интересы России, а не личные и корпоративные интересы тех, кто все 90-е годы получал и до сих пор продолжает получать преимущества от "раскрытия" постсоветского пространства глобальному рынку, сознательно дестабилизируя ситуацию в стране. Ведь только в государстве, где политическая ситуация нестабильна, один из информационных магнатов может получить огромные финансовые ресурсы за поддержку правящей группировки на выборах, как это сделал В.Гусинский. Или вообще обогатиться на сомнительных сделках, а потом, опираясь на свои миллиарды, претендовать пусть не "теневую", но высшую политическую власть - как это сделали Б.Березовский и М.Ходорковский.

Конечно, слова Президента можно ставить под сомнение, видеть в них какую-то сложную игру одновременно и на международной, и на внутрироссийской политических "досках". Однако, на мой взгляд, эта конспирология избыточна и в большей мере обусловлена привычкой соответствующих "экспертов" к подстраховке своего авторитета ("на самом деле всё не так, как в действительности"), чем системными характеристиками процессов, идущих сегодня в стране и мире.

Куда более обоснованно видеть в этих заявлениях манифестацию того переходного периода, который удачно был обозначен В.Сурковым как "суверенная демократия" и сегодня, судя по всему, вступает в новую, качественно иную фазу сравнительно с периодом 1999-2007 годов. И явные попытки адептов глобализма снова представить Россию в качестве "империи зла", отставив в сторону пугало "международного исламского терроризма", лишний раз доказывают это.

Вообще, понятия "добра" и "зла" не являются наивысшими нравственными категориями - об этом свидетельствует не только история этики как науки, но и вся история человечества. Наивысшими нравственными категориями являются "должное" и "недолжное", поэтому недолжное добро много хуже должного зла. И оценивать политическую систему, форму власти в той или иной стране следует исходя именно из этой "сетки координат". Да, собственно, так всегда и происходит - только категория "должного" для разных политических систем зачастую содержит в себе полярное и несовместимое друг с другом содержание, определяющее конфликтный потенциал между ними. И перевод этого конфликтного потенциала на более низкий и доступный массовому пониманию уровень "добра" и "зла" предпринимается, как правило, с целью придать ему не системное, элементное, "человеческое", "личное" измерение. Так сказать, монтаж кадров решает всё.

В этой связи стоит, наверное, обратить внимание на системную прогностику, которая с начала ХХ столетия выступает одним из важнейших атрибутов государственного управления. И не только в коммунистическом Китае, но и в полностью "рыночных" США. Причем, прогноз этот, как правило, носит целевой геополитический характер, отражающий вполне определенные идеологические установки тех или иных политических систем. Как признают, например, авторы очередного американского стратегического прогноза, подготовленного Объединенным Комитетом разведки и ведущими представителями науки США в 2005 году, "к 2020 году карта мира может радикально измениться".

Как она изменится, по мнению американских экспертов, зависит не только от эмпирического политического анализа и экстраполяции, но, главное, - от тех интересов и идеологических мотиваций, которые лежат в основе мировоззрения специалистов США. Их прогноз, иными словами, изначально идеологически детерминирован, предопределен мировоззренчески.

Из этого вывода следует многое, особенно для экономики и планов социально-экономического развития в России. Ведь изменится не только политическая карта, но изменится и соотношение сил в мире. И экономических, и политических, и военных, и демографических. Через 12-15 лет мир станет совершенно иным - не таким, каким мы его видим сегодня. Изменятся рынки, товарные и денежные потоки, субъекты взаимоотношений и т.д. И если в таком стратегическом прогнозе России отводится место на периферии международной политики, то чаще всего это - лишь желаемый результат, под который подгоняются оценки и действия соответствующих элит.

В этой связи достаточно вспомнить, например, предвоенные прогнозы американских экспертов, предрекавшие крах первым советским пятилеткам, или их же послевоенные прогнозы, согласно которым СССР должен был восстановить свою экономику не раньше, чем к 1965 году.

Сегодня "образ желаемого мира", по американским оценкам, выглядит так: к 2020 г., помимо США, на мировую арену выйдут еще три ведущих "игрока" - Китай, Индия и страны Евросоюза. Численность населения Китая и Индии уже сейчас приближается к 2,5 млрд. человек (ЕС - 600 млн.), а их экономические потенциалы будут сопоставимы с американским.

Россия же, в соответствии с этими прогнозами, - даже если сохранятся нынешние позитивные тенденции в экономике - отойдет уже не на второй, а на третий план в мировой политике: численность нашего населения может сократиться до 110 млн. человек (менее 10% населения Китая, Индии, 15% - Европы и 25% от предполагаемой в США), а экономический потенциал будет составлять - 5-10% от ВВП этих государств. Россия, малонаселенная, слабая, но богатая природными ресурсами, окажется зажатой между военно-политическими и экономическими гигантами, густонаселенными странами, которые потребляют много природных ресурсов.

Поэтому главный политический и идеологический вопрос нынешнего переходного периода стоит так: готова ли нация, ее правящий класс, элита, наконец, принять подобный прогноз, подобный сценарий развития событий как нечто должное и неизбежное? Как справедливо заметил Ю.Лужков, "В мире меняется не только отношение к России - меняется сам мир. Давайте задумаемся над очень интересным феноменом. Лет 15, например, не слышно рассуждений, которые до того были основными в выступлениях лидеров европейских стран и Соединенных Штатов Америки. Я говорю о праве наций на самоопределение, о самостоятельности развития, о том, что базисным принципом международных отношений является уважение суверенитета. Давайте вспомним: кто из государственных деятелей Запада недавно упоминал об этих ценностях, которые в демократической системе устройства мира должны быть, повторю, базисными? Что-то не слышно. Зато слышно, что определены страны "золотого миллиарда". То есть, локализованы государства, у которых есть современные технологии, которые могут обеспечить лучшие условия для жизни своих граждан. А пропуск в "золотой миллиард" имеют далеко не все страны. Остальные обречены или догонять представителей "золотого миллиарда", или вымирать в условиях "дарвинизма" мировой экономической системы".

Не стоит строить иллюзий относительно того, что мировое сообщество сможет гарантировать независимость слабым государствам. Удел слабых в международных делах - выполнять волю сильных. Если мы не сильны, то будем выполнять чужую волю - "слабых всегда бьют", как сказал Путин.

Природные и иные богатства, территории не могут быть собственностью слабых держав. Этому учит нас вся история международных отношений и история человечества. И было бы глубочайшей ошибкой думать, что какие-то "нормы международного права" или "соображения справедливости" удержат более сильные государства от осуществления их интересов.

Если российская элита согласна с таким прогнозом и такой идеологией, то возникает справедливый вопрос: а российская ли она, эта элита? Иллюзии, которыми за последние 15 лет тешили себя и страну уже вышедшие в тираж руководители, например, что демократизация СССР, роспуск СЭВа и ОВД приведут к роспуску НАТО, а затем - что расширение НАТО на Восток укрепляет безопасность России, - слишком дорого стоили и еще будут стоить нашему обществу.

К сожалению, в нынешней идеологии российской власти не просматриваются долгосрочные аспекты, характерные для элит других государств. Тех, которых мы сегодня называем лидерами: США, Китая, Индии, Японии. В этих странах сложилась стратегия долгосрочного планирования как минимум на 20-30 лет. Они не боятся "заглядывать вперед" и формулировать стратегические цели. Напомним, что 20-летняя программа противоракетной обороны США была выдвинута в 1982 году Р.Рейганом и выполнена с точностью до нескольких месяцев в 2002 году его преемниками.

Понятно, что в период стабилизации власть во многом придерживается рефлекторной модели поведения, когда реакция на возникающие проблемы - более или менее успешная - определяет эффективность ее действий. Но новый период развития, к которому переходит Россия, обязывает формулировать не только краткосрочные (политические) цели, но и долгосрочные (политико-государственные) задачи. Так или иначе, но публично они носят очевидно идеологический характер. Не случайно В.Сурков в своей лекции в июне 2007 году выделял необходимость "заглянуть в будущее".

И если в "политический переходный период" российская элита намерена осуществлять политику национальных интересов (пусть даже в авторитарных формах), то глобалистской идеологии, и как ее части, стратегическим прогнозам, - должны быть противопоставлены иная идеология, иной стратегический прогноз, иное долгосрочное планирование. А они, в свою очередь, невозможны без ясного представления власти и элиты страны о желаемом, о цели, результате развития. Без прогноза, учитывающего интересы и планы элиты, невозможен план действий. Без плана нет стимула к созданию механизмов его выполнения. Тем более - к поиску эффективных управленческих решений. А без всего этого нет общенациональной идеи и стратегии развития нации, общества и государства. "Алгоритм провалов" особенно четко виден на примере малоэффективной борьбы Правительства РФ с инфляцией. И наоборот. Безусловно, положительный пример дает опыт реализации приоритетных нацпроектов в 2006-2007 гг., которые достаточно эффективно возглавил первый вице-премьер Д.Медведев. Там были поставлены пусть не чересчур масштабные, но системные и конкретные цели, определены ресурсы, наконец, созданы механизмы реализации и внесения корректив. Отсюда от национальных проектов стала прорисовываться и комплексное проектное мышление.

Оно уже по достаточно недолгой практике вообще принципиально отличается и от объектного, и от субъектного. Деградация и крах советского проекта в 60-е-80-е годы прошлого века больно ударили именно по этой составляющей общественного сознания - как говорится, вместе с грязной водой выплеснули и ребенка.

Проектной идеологии и стратегии у России пока, в окончательном выражении действительно нет. Нет ни адекватного анализа перспектив мирового развития, ни внятно сформулированного собственного долгосрочного курса, ни ясно расставленных долгосрочных приоритетов, ни механизмов их реализации. Есть набор идей и приоритетов, высказанных Президентом в 2004-2007 годах. Собственно, эксперты как слева, так и справа (включая бывшего советника А.Илларионова) критикуют В.Путина, прежде всего именно за это. Но согласиться с многочисленными утверждениями о том, что у администрации В.Путина вообще нет идеологии и никакого представления о стратегии развития, нельзя. Напротив - все основные идеи сегодня уже высказаны. Достаточно в этой связи посмотреть ежегодные послания Президента Федеральному Собранию РФ от 2004-2006 годов, его бюджетные послания, некоторые постановления Правительства РФ. Это и задача "удвоения ВВП", а, точнее, - "опережающего" развития. Такого, например, как в Москве или Ленинградской области за последние годы - около 20%. То есть опережающего - по отношению к ведущим государствам мира. Это - идея развития потенциала человека, приоритетность социальных аспектов развития. Это - план укрепления институтов власти и гражданского общества, формирования партийно-политической системы государственной власти.

Их еще предстоит объединить в идейно-политическую доктрину, а затем формализовать в единых стратегических документах, имеющих силу закона или нормативного акта. В такой ситуации широкая общенациональная идеологическая дискуссия о путях развития страны будет иметь не только научную перспективу, но и практическую, политико-экономическую значимость. Более того, неоднократно высказанные В.Путиным мысли о роли политических партий и других институтов гражданского общества свидетельствуют о том, что такую дискуссию удобнее всего проводить именно в партийном формате - сначала внутрипартийном, а затем и межпартийном. И это чрезвычайно органично ложиться в русло предстоящих парламентских выборов. Только те партии, которые серьезно и доходчиво простроят такую предвыборную программу и должны рассчитывать на серьезный успех у избирателей. Заодно это позволит решить важнейшую задачу "инвентаризации" и мобилизации национальных интеллектуальных ресурсов, которые сегодня явно не востребованы в полной мере, что сильно занижает нашу "планку амбиций" и уровень идейной конкурентоспособности. Особо стоит подчеркнуть, что результатом этой дискуссии должно стать именно оформление общенациональной идеологии и, как следствие, национальной стратегии в некую официальную доктрину с подключением на последнем этапе системы институтов действующей власти. На мой взгляд, проведение (или непроведение, хоть формальное, хоть фактическое) такой дискуссии во многом будет служить "лакмусовой бумажкой" для ответа на поставленный выше вопрос о "российскости" российской элиты. И здесь cвою роль и должны сыграть выборы.

Автор - профессор МГИМО, Партия социальной справедливости
http://zavtra.ru/cgi//veil//data/zavtra/07/710/41.html
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован