Эксклюзив
Каздым Алексей Аркадьевич
10 апреля 2015
3666

Алексей Каздым: Экологические катастрофы древности. Трагедия острова Пасхи.

 «…Можно, пожалуй, сказать, что назначение человека как бы заключается в том, чтобы уничтожить свой род, предварительно сделав земной шар непригодным для обитания…»

Ж. Ламарк

Возможна ли коэволюция?

В настоящее время существует крайних два мнения - одни исследователи считают, что возможны процессы коэволюции человека и экосистемы, другие делают вывод, что человек настолько агрессивный вид, что способен истребить (и фактически истребляет) все живое на своем пути, и чем выше уровень развития цивилизации, тем интенсивней процессы техногенного воздействия на экосистему.

Однако большинство учёных  рассматривает процессы воздействия человека на окружающую среду (экосистему, биогеоценозы) лишь за последние 100 – 200, в лучшем случае 300 лет.

Но существует также и вполне обоснованное мнение, что и в древности человек являлся не созидателем, и не коэволюционировал во взаимодействии с природой, а наоборот был неким «разрушителем», и последствия воздействия древних цивилизаций на экосистему мы сейчас и наблюдаем в ряде регионов Земли. Процессы древнего техногенного воздействия способствовали эрозии и деградации почв, оскудению видового состава животных и растений, приводят к полному изменению ландшафта.

 Около 10 – 12 тысяч лет назад, в конце последнего, валдайского оледенения, человек стал осваивать сельское хозяйство и одновременно одомашнивать животных, что позволило создавать запасы и меньше зависеть от случая на охоте. Вероятно, впервые это произошло в теплой северной зоне Восточного полушария. В те времена значительная часть Европы и Азии была занята тайгой, еще отделенной от нивальной зоны тундростепью.

Аппенинский полуостров, Грецию, Малую Азию, Южный Китай, Индокитай покрывали лиственные леса, а Северная Африка, Сахара, Аравийский полуостров, Ближний Восток, там, где сейчас пустыня или сухая степь, были заняты влажной саванной или лесостепью. Районы лесостепей и саванн были наиболее благоприятны для жизни. Именно там росли те злаки, которые и стал одомашнивать и выращивать человек – это ячмень, сорго и просо (Вавилов, 1987).

Зерновые сеяли на территории Палестины, Малой Азии, западе Иранского нагорья, в Египте уже в X – VIII тысячелетии до нашей эры, а на Балканах и в Южной Туркмении – не позже VI тысячелетия до нашей эры. Вероятно, в то же время были одомашнены коза и овца (более 10 тысяч лет назад), осел, крупный рогатый скот и свинья (около 9 тысяч лет назад).

Лошадь была одомашнена на Южном Урале около 8 тысяч лет назад (собака была первым животным, одомашненным человеком еще в позднем палеолите). Период перехода человека от охоты и собирательства к сельскому хозяйству обычно называют неолитической революцией.

Около 8 – 10 тысяч лет назад были освоены земледельцами, а чуть позже и скотоводами долины великих рек Африки и Азии – Нила, Тигра и Евфрата, Инда и Ганга, Хуанхэ. Переход к земледелию и скотоводству, происходил конечно, не внезапно, а занял несколько тысячелетий (имеется в виду весь период от конца мезолита до «развитого» неолита). Первые объекты возделывания земледельцев это пшеница-однорядка и ячмень, а первые одомашненные животные – козы и овцы. Вероятнее всего впервые это произошло около IX тысячелетия до н.э. на территории современной Палестины, Израиля, Ливана.

С уходом ледника происходила частичная, часто региональная аридизация климата и, в ряде районов, человек постепенно приспосабливался к изменяющемуся ландшафту. Земледелие основывалось уже не на дождевом орошении, а на запруживании ручьев и отведении воды через систему канав и каналов на поля. С ростом земледельческого населения часть его стала уходить вглубь степей, и в их жизненном укладе все большее и большее значение приобретало разведение скота. Однако лошадь и верблюд тогда еще не были одомашнены, скотоводы еще не могли совершать далеких сезонных перекочевок, и в какой-то мере еще зависели от земледелия. Выпас скота, особенно овец и коз, мог сильно истощать и без того сухую степь, а периоды засух могли давать толчок к переселению групп и племен, ранее занятых сельским хозяйством.

Для ряда регионов зоны сухих степей и пустынь (например, Египта и Месопотамии), где зерновые не могут нормально расти без искусственного орошения, а при интенсивных ежегодных разливах заболачиваются обширные пространства, население этих весьма неблагоприятных для жизни ландшафтов научилось разгораживать заливаемые поля земляными валами, отводя воду в специальные водохранилища.

Предположительно, в Египте и Шумере к концу IV тысячелетия до н.э., получали 10 – 20-тикратные урожаи. Обилие зерновых дало возможность сохранять зерно на случай неурожая, и в ряде случаев освободить часть общинников от сельскохозяйственных работ. Стали интенсивно развиваться ремесла – гончарное, ткацкое, металлургия и т.д.

Отметим, что если в палеолите интенсивность и особенности заселения территории были связаны в первую очередь с продуктивностью охотничьих угодий, то в дальнейшем – не только с возможностью сель­скохозяйственного освоения, но с созданием опре­деленных производственных комплексов (изготовление каменных орудий, добыча руды). Немаловажный фактор освоения и максимального заселения территории - это и безопасность, защита от природных и антропогенных факторов.

Соотношение человека с ландшафтом есть величина постоянная, определяемая адаптацией. «...Все народы Земли живут в ландшафтах за счет природы, но сколь разнообразны ландшафты, то также разнообразны и народы их населяющие, ибо как сильно не изменяли бы они ландшафт, путем создания антропогенного рельефа, реконструкции флоры и фауны, людям приходится кормиться лишь тем, что может дать природа данной территории. Человек не только приспособляется к ландшафту, но и приспособляет ландшафт к своим нуждам и потребностям и когда ландшафт меняется – под воздействием антропогенных или природных факторов, люди должны либо приспособиться, либо уйти, либо умереть...», - писал Л.Н. Гумилев.

Во времена Римской империи мигранты (легионеры, а также бывшие военнопленные), отправленные в ее отдаленные части (Сирию, Британию, Галлию, Фракию) попадая в незнакомый, «враждебный» для них ландшафт, предпочитали жизнь в городах, где стены отделяли и защищали их от враждебной природы и, соответственно, отношение к природе у них было потребительским, хищническим. В те времена ландшафт Европы сильно изменился, что связано с прокладкой римлянами дорог и строительством укреплений, были сведены 2/3 лесов Галлии и буковые рощи Аппенинского полуострова, распаханы и обеспложены долины гор Атласа, сильно ландшафты Африки и Азии - шумеры осушили болота междуречья Тигра и Евфрата. Были фактически «съедены козами» (в прямом смысле этого слова!) холмы Эллады и Фригии, острова Эгейского моря, воспетые Гомером, превращены выпасом коз практически в голые скалы, практически уничтожены козами и ландшафты о. Тенериф.

В дальнейшем на территории Европы германские, протославянские и славянские племена вырубали огромные площади леса под огнево-подсечное земледелие., в Средние века были вырублены дубравы и преобразованы ландшафты на территории Европы. Сейчас здесь не осталось реликтовых лесов, если только на севере Норвегии, Швеции и  Финляндии.

Остров Пасхи.

Один из ярких примеров полного уничтожения экосистемы – остров Пасхи. Остров Пасхи, занимающий площадь всего 165 кв. км - одно из наиболее уединенных мест обитания: он расположен в Тихом океане на расстоянии более 3700 км от Южной Америки и в 2600 км от ближайшего обитаемого острова Питкейрна.

Когда остров был заселен примерно в 400 году  н. э. полинезийцами, он был покрыт лесом, но всего через 500 - 600 лет экосистема острова была полностью изменена, ещё через несколько столетий вся древесная растительность уничтожена, а население некогда процветающего острова уменьшилось в десятки раз.

До прибытия людей, и в первые годы их пребывания, остров вовсе не был таким пустынным, как сейчас. Субтропический лес из деревьев и мелколесья возвышался над кустарниками, травами, папоротником и дерном. В лесу росли древесные маргаритки, деревца хау-хау, из которых можно делать канаты, и пальмы торомиро, которое пригодно в качестве топлива.

Когда остров Пасхи был открыт в 1722 году экспедицией Якоба Роггевена он уже представлял собой опустошенную местность, покрытой высохшей травой и выжженной растительностью, нигде не было видно ни деревца, ни кустиков. Из домашних животных были только куры, а население острова составляло всего около 2000 человек.

Палеонтолог Дэвид Стэдмен провёл исследование острова Пасхи с тем, чтобы выяснить, каким был ранее его растительный и животный мир. В результате появились данные для трагической, и в то же время и поучительной истории его поселенцев.

Цветущий остров

До прихода людей остров был идеальным местом для птиц, у них не было никаких врагов. Здесь устраивали гнездовья всего 25 видов птиц - альбатросы, олуши, фрегаты, глупыши, и это был самый большой птичий базар во всем Тихом океане.

Островитяне когда-то выращивали на острове бананы, таро, сладкий картофель, сахарный тростник, тутовник.

Относительно холодные прибрежные воды обеспечивали рыбную ловлю только в нескольких местах и основной морской добычей были дельфины и тюлени.

Начало трагедии.

Но примерно в 800-х годах началось исчезновение лесов - при изучении учёными горных пород всё чаще стали встречаться слои древесного угля от лесных пожаров, все меньше становилось древесной пыльцы и все больше появлялось пыльцы от трав, приходивших на смену лесу. Около 1400 года пальмы исчезли окончательно, причем не только в результате вырубки, но и из-за вездесущих крыс, которые не давали им возможности восстановиться пальмам, поедая орехи. А крыс завезли на остров полинезийцы.

Чуть позже исчезли не только пальмы, но и весь лес целиком - он был уничтожен людьми, которые расчищали участки для садов, вырубали деревья для постройки каноэ, для изготовления катков под изваяния, для отопления. Райский уголок, открывшийся первым поселенцам, 1600 лет спустя стал практически безжизненным. Плодородные почвы, изобилие еды, множество строительных материалов, достаточное жизненное пространство, все возможности для безбедного существования оказались уничтоженными.

Постоянно растущее население изводило леса быстрее, чем они могли восстанавливаться, всё больше места занимали огороды и почва, лишенная леса, родники и ручьи высыхали, а деревьев, которые использовались на транспортировку и подъем статуй, а также строительство каноэ и жилищ, оказалось недостаточно даже на приготовление пищи.

Крысы поедали семена, а птицы вымирали из-за загрязнения цветов и уменьшения урожая фруктов, уменьшалось и плодородие пашен из-за ветровой и дождевой эрозии. Произошло то же, что происходит везде во всем мире, где уничтожают лес: исчезает большинство обитателей леса.

На острове исчезли все виды местных птиц и зверей, была выловлена и вся прибрежная рыба. Из рациона людей к XV веку исчезли дельфины: не на чем было выходить в море, да и гарпуны не из чего было делать.

Хаос, голод, каннибализм.

 По мере уничтожения птиц и животных наступал голод. В пищу пошли мелкие улитки, дело дошло и до каннибализма. Выжившие островитяне рассказали первым посетившим их европейцам, как на смену централизованной системе пришел хаос, и воинственный класс победил наследственных вождей. На камнях появились изображения копий и кинжалов, изготовленных воюющими сторонами в 1600-е и 1700-е г.г., они и сейчас разбросаны по всему острову Пасхи.

К 1700 году население составляло от четверти до одной десятой своего прежнего количества. Люди переселились в пещеры, чтобы прятаться от своих врагов. Около 1770 году противоборствующие кланы начали опрокидывать статуи друг у друга и сносить им головы. Последняя статуя была опрокинута и осквернена в 1864 году.

По мере того, как перед исследователями проявлялась картина упадка цивилизации острова Пасхи, они спрашивали себя: «Почему они не оглянулись, не осознали происходящего, не остановились, пока не было слишком поздно? О чем думали жители острова, срубая последнюю пальму?».

Катастрофа произошла не внезапно, а растянулась на несколько десятилетий и изменения, происходящие в природе, для одного поколения были не заметны - деревья постепенно становились меньше, тоньше и менее значимыми. Когда-то была срезана последняя плодоносящая пальма, а молодые побеги уничтожали вместе с остатками кустарников и подлеска.

И никто не заметил гибели последней пальмы…

А.А. Каздым,  Кандидат геолого-минералогических наук

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован