21 января 1998
2798

Алексей Куприянов: Библейские корни правосознания россиян

Аннотация: Статья представляет собой Выступление на VII Международной конференции памяти прот. Александра Меня 10.09.97 г. Опубликовано : Российская юстиция. - 1998. - No 1 ; Сборник #168;Библия и конституция#168;, М. : Изд-во ММВБ, 1998.

Я постараюсь рассмотреть лишь отдельные аспекты этой темы, причем термин "правосознание" буду применять в узком смысле.

В том смысле, в котором этот термин дает Толковый словарь С. И. Ожегова. То есть "правосознание" как совокупность взглядов субъекта на действующее право.

Под "библейскими корнями" я понимаю не только представления, основанные на Ветхом завете, но и на Четвероевангелии и на таких святых для каждого православного верующего источниках как Церковное предание.

Я остановлюсь не на правосознании юридически высокообразованных "спецов" и ученых, а на взглядах тех граждан, которые сталкиваются с законом, решая свои личные или служебные проблемы, как это мне представляется из опыта практикующего адвоката.

Многие известные правоведы и среди них, например, г-н Ибрагим Шихата, вице-президент и генеральный советник Всемирного банка, считают, что достаточно провести в России последовательную правовую реформу, по западному образцу, и проблемы коррупции, организованной преступности и прочих неприятных реалий нашей сегодняшней жизни достаточно быстро могут быть решены. Думаю, что подобный оптимистический прогноз совершенно не учитывает правосознания россиян, коренным образом отличающееся от правосознания граждан западных демократий.

"Без веры русский человек начинает беспрерывно жаловаться и беспредметно унывать. В окружающем мире он действует как слепой. И как всякого человека, надеющегося более на людей, нежели на Бога, его ждет разочарование", - писал Иеромонах Дамаскин (Орловский), об основном труде которого - мартирологе невинно убиенных в ХХ веке исповедников Православия будет еще сказано ниже.

Какова причина всеобщего правового нигилизма, ставшего бичом России ? Может быть его питательная среда в том, что православное правосознание граждан с трудом адаптируется к системе права, действующего в России ?

Мы сегодня имеем существенный разрыв между принципами, заложенными в действующее в России законодательство и принципами христианской православной каноники.

Православие являлось тем столпом, на котором в течение почти всего последнего тысячелетия основывалось русское общество и государство, и которое соответственно укоренилось в сознании всего народа. Православие и основанное на нем правосознание, чуть ли не на генетическом уровне впиталось многовековой чередой наших предков. Но боюсь, что в настоящее время можно утверждать, что россияне в большинстве своем об этом зачастую даже не догадываются. Да и православным наш народ, к несчастью, может назвать только с очень большой натяжкой. Однако отсутствие у конкретного лица веры и наличие у него же правосознания, имеющего библейские корни, для жителя нашей страны вполне обычное явление.

Принципы нашего сегодняшнего российского права - суть принципы языческой Римской империи, несколько трансформированные на новом витке истории в так называемое "континентальное" право. Например, по Цицерону, "государство - союз людей, основанный на праве ... ". Причем Цицерон имел ввиду писанное право. Соответственно основа для правоприменения, по Цицерону - сам текст закона.

В системе права, основанной на принципах Православия, каркас всей правоприменительной практики, на мой взгляд - авторитет личности. Изначально авторитет личности Самого Творца, затем Боговдохновенных писателей.

"Разъяснение Твоих слов просветляет и поучает неискусных",- говорит Богу пророк и царь Давид (Пс. 118: 130, цитата, отличающаяся от русского "Синодального" перевода Библии, приведена по кн. "Правила православной церкви" с толкованиями еп. Никодима, М., МИЦПЛ, 1994, стр. 1). Непосредственно к Божиим словам Православие относит также правила и комментарии святых Апостолов, Вселенских Соборов и святых Отцов Церкви ибо они написаны, по словам средневекового греческого толкователя Иоанна Зонары "будучи просвещенны Божественным духом".

Далее божественный авторитет передается через богоучрежденную иерархию. Православные епископы и священники не есть, как это представляется протестантам, избранные верующими наиболее просвещенные и умелые представители церковного народа. Священнослужители - лица, таинственным образом получившие от Господа особые благодатные дары. "Не вы Мене избрасте, но Аз избрах вас", - сказано в Евангелии (Ин. 15:16).

Эти дары даны священнослужителям для определенной миссии: управлять и наставлять, то есть пасти членов Церкви Христовой ("Паси овцы Моя" (Ин. 21:15-17), - говорит Господь Апостолу Петру.

К сожалению, позднее в светском атеистическом государстве как для самого божественного авторитета, так и для его законных проводников места не оказалось. Однако у людей остался соответствующий менталитет, заставляющий склоняться перед любым пусть уже далеко не божественным, но власть имеющим лицом.

Вот в чем причина подчас, а иногда и зачастую, неадекватного толкования правовых норм, как нашими рядовыми гражданами, так и профессиональными правоприменителями.

Можно сколь угодно долго и настойчиво говорить о верховенстве Закона, о том, что статьи Конституции России - есть нормы прямого действия. Однако в силу укоренившейся в нашем православном сознании потребности в опоре на внешний авторитет будет действовать принцип, согласно которому воля ближайшего начальника оказывается абсолютной истиной. В ней граждане находят - весь "закон и пророки".

Именно поэтому, думается, любое Письмо Госналогслужбы, даже не прошедшее положенную госрегистрацию, в жизни действуют всегда и повсеместно, а сами законы о налогах, не говоря уже о Конституции, только постольку-посколько... Справедливости ради надо сказать, что наши законы часто политизированы, неконкретны и противоречивы. Поэтому без их осмысленного, правда, не всегда законного, исправления правительственными органами в государстве случился бы коллапс.

Православные канонисты подтвердят, что подобная практика функционирования государственной "машины" действительно основана непосредственно на самой Христианской догматике.

Но такая система, по мнению Блаженного Августина, святого отца Православной церкви, творившего в 4-5 веках, должна быть характерна скорее для самой Церковной организации, принципиально основанной только на Божьей воле и авторитете Божественной личности. "Ибо Господь - судия наш, Господь - законодатель наш, Господь - царь наш: Он спасет нас." (Исаия, 33-22).

Кроме того, Церковь предполагает добровольную заинтересованную деятельности всех ее членов, направленную, с Божье помощью, на спасение души любой самой "заблудшей овцы".

Поэтому, как сказано выше, конечными проводниками Божественного авторитета и толкователями Божественных истин поставлены священнослужители. Не случайно на всякое серьезное дело прихожанину требуется благословение своего духовного отца. Иногда у прихожанина может возникнуть сомнение в правильности выводов своего батюшки или покажется, что то, о чем он сам читал в религиозной литературе противоречит мнению приходского священника. Конечно, никто никогда не отнимал у православно верующего человека права на самостоятельное толкование Святого писания в меру его духовного развития, но и при расхождениях во мнении со священником православный человек "за послушание" должен подчиниться его рекомендациям; рекомендациям этого главного для него руководителя и толкователя закона.

Или, например, есть определенный устав поста, есть определенные правила о вариантах его смягчения в тех или иных случаях, но духовник может разрешить вам индивидуальные льготы нередко просто потому, что священнику ясно: уставный пост вам еще не под силу.

Как это напоминает то, что мы видим в нашем государстве, закон законом, а "ближайший авторитет" может на многие нарушения в вашей хозяйственной деятельности до поры, до времени "закрыть глаза". А уж о многолетней карусели различных индивидуальных льгот по усмотрению высших чиновников все уже устали говорить. При этом никого не удивляет и не возмущает, что, как кажется, попирается буква закона. Это соответствует правосознанию: "Так принято".

Дело в том, что со временем, в сознании христиан, и не только восточных, изменилось отношение к писанному закону. Появился резкий крен в пользу правил поведения, установленных для конкретного лица, уполномоченным толкователем закона, низшего в иерархии священства уровня, то есть тем лицом, подконтрольным которому оказывался верующий.

Но поскольку Церковь со времен Св. Августина стала стержнем христианских государств, то и в жизни, и в сознании индивидуумов, и в народной традиции, мнение любого ближайшего к правоприменителю авторитета стало главенствовать над писанным законом, регулирующим уже вполне мирские правоотношения. Правильнее сказать, любое авторитетное толкование правовой нормы, стало превалировать над толкованием, выполняемым самим правоприменителем, даже в том случае, когда это "самотолкование" выполнено по всем "законным" правилам. При этом воля такого светского "авторитета" становится в глазах граждан самой "законной" волей, хотя нередко может основываться вообще не на писанном законе, а просто на "государственной целесообразности" или на "справедливости". На Руси оказалась особенно питательная почва для такого правосознания, так как до принятия Христианства, писанное право тут вообще отсутствовало.

Сохранившись подобное правосознание, и приводит сегодня к ситуациям, когда любой налоговый инспектор нередко оставляет без внимания подробный правовой анализ адвоката, даже не вникая в суть анализа, а принимает решение на основании письма вышестоящего налогового начальника, касающегося пусть сходного, но совершенно другого варианта налоговых правоотношений.

Блаженного Августина, апологета рассмотренной системы в жизни Церкви, называют юрисконсультом Царствия Божия в противовес, например, язычнику Ульпиниану, назвавшему себя "жрецом права", то есть обожествлявшему сам закон.

Возврат к "языческому праву", то есть к обновленному античному праву, начался с Николо Макиавелли, написавшего своего "Государя" и "Рассуждения о первой декаде Тита Ливия" ровно через тысячу лет после Св. Августина. В России этот возврат состоялся значительно позднее XVIII-XIX веках и произошел практически без перестройки умов как рядовых граждан, так и правоприменителей, что привело нас сегодня к тому, что, как показано выше, мы и имеем.

Православие трудная конфессия : в идеале жизнь православного подвиг. Ведь православный должен стремиться к тому, что противоречит "основным" потребностям греховной человеческой души и тела. Бог зовет человека к себе, а мир тянет в противоположную сторону.

Но именно Православие в России имело возможность спасать души на государственном уровне вплоть до Октябрьского переворота. За наши грехи Господь попустил ту трагедию, которая имела место в ХХ веке.

Не буду говорить о том сколько мучеников просияло благодаря этой трагедии, сколько новых святых молятся за нас сегодня в Горних обителях. Мартиролог, составленный иеромонахом Дамаскиным (Орловским), только по нескольким епархиям представляет два толстых тома ("Мученики, исповедники и подвижники благочестия РПЦ XX столетия", Тверь, "Булат" 1996г.). Пути Господни неисповедимы, но оставшиеся на земле россияне в своем большинстве пока к Богу лицом не поворачиваются.

И хуже всего, как сказано выше, то, что авторитет "потерянного" обществом Бога перешел в головах наших сограждан непосредственно к мирским властям любого ранга. И не только к легитимным властям. Не случайно руководителей криминального мира называют "авторитетами".

Вспомним, что сам Макиавелли, хотя и отрицал человеческий авторитет ("Бесполезно возражать мне авторитетом каких-либо писателей" - Рассуждения... , 1-4), но считал, что развращенному народу необходимо единовластие (Рассуждения ..., 1-17). Республика, по мнению этого мыслителя Возрождения, хороша во всех случаях, кроме тех, когда нужно ввести новые законы и преобразовать общество. В этих случаях требуется просвещенная "сильная личность". Раньше такой личностью мог быть монарх, Божий помазанник, теперь в России и этот вариант невозможен. А каковы бывают нецарственные диктаторы, у нас знают не понаслышке. Поэтому получается, что, хотя демократия очевидно плоха, но лучше для управления светским государством человечество ничего не придумало.

Просвещенный "государь", сидящий в кресле за каждым столом чиновника и руководствующийся исключительно совестью, этим гласом Божиим внутри нас - есть, к несчастью, утопия.

Макиавелли еще пять веков назад отлично понимал, что это утопия, а сторонники максимально сильной власти, не могут понять этого существенного момента и сегодня. Все дело в человеческой совести.

Каждый из нас с младенчества, остается один на один со своей совестью. Именно она безошибочно указывает, что хорошо и что плохо. Не станем лукавить: мы всегда отлично понимаем, когда поступаем плохо, то есть "не по-совести". Правда, со временем, с большей или меньшей степенью успеха мы учимся себя уговаривать, особенно в "пограничных" случаях, приводя в свое оправдание "доводы разума". Мы - "homo sapiens"- человек разумный. Разумный! Но далеко не всегда духовный. Поэтому человек отказывается от подсказок совести, так как в миру жить по-совести неудобно.

Наш же греховный разум позволяет преступать любые законы под предлогом целесообразности. И позволяет это делать во многом сегодняшняя ориентация общества на "авторитет".

Средний гражданин считает, что если лично его государственные мужи, на его же взгляд, обманывают, - так это или нет вопрос отдельный, - то и ему не грех последовать их примеру по отношению к государству.

А отсюда не далеко и до понимания причин коррупции.

Боюсь, что коррупция - это не внешняя болезнь нашего общества.

Нет коррупция, возможно, это - сам стержень системы функционирования нашего государства. Каждый гражданин живет и работает не на правовом поле, очерченном писанным законом, а в рамках нарушений этого закона, допущенных ближайшими контролирующими органами, которым оплачивается некий "налог" за пропорциональное оплате расширение этих рамок.

При этом, ни за какие деньги такие, с позволения сказать, "правовые рамки" нельзя расширить до бесконечности. Есть общепринятые, хотя понятно и неписаные ограничители. Ну, скажем, можно договориться с пожарным инспектором о том, что он закроет глаза на устаревшую пожарную сигнализацию, но заправленные огнетушители по углам должны висеть обязательно. Можно заплатить инспектору ГАИ за вождение в нетрезвом виде, но не тогда, когда в дорожно-транспортном происшествии погибли люди.

Плоха такая система или хороша ?

Вероятно, однозначного ответа нет.

Каждому очевидно, что работать строго в рамках наших законов даже технически невозможно, и, вероятно, даже нецелесообразно с точки зрения самого общества. Ну, соберут вдруг все положенные по закону корпоративные налоги, а безработица при этом вырастет в пять раз. В любой системе должен быть определенный люфт. Стоит закрутить гайки до упора и колеса крутиться перестанут. Поэтому в существующей на многих ветках нашего сучковатого государственного аппарата системе "кормлений" есть определенная стабильность и предсказуемость для тех, кто понимает правила игры. И с этой стороны это хорошо.

Но плохо то, что в этих условиях теряют правильные правовые ориентиры и лица, строго говоря, не имеющие непосредственного отношения в вращению экономических и государственных колес, то есть рядовые граждане - все общество. Последнее однозначно плохо.

Высокоразвитая, отлаженная коррупция - это порождение "дичков" и "волчцов", также выросших из наших "библейских корней", после того, как корни общества были оторваны от питающей их Благодати Божьей. И боюсь, что произошло это задолго до 1917 года.

Можно ли победить коррупцию ? Нет победить ее нельзя.

Можно ли с ней бороться ? Да, можно, но постепенно.

И постепенность эта должна выражаться, вероятно, не в ежегодном пересмотре в сторону повышения высших пределов санкций за должностные преступления, и не в превращении ежегодных операций "чистые руки" в еженедельные. Бороться с коррупцией такими методами все равно, что предлагать больному ампутацию "по шею".

Цель борьбы пока, вероятно, состоит в минимизации негативных последствий. Уверен, что коррупцию в России на сегодняшнем этапе надо пытаться регулировать, чтобы каждый брал "по чину".

То есть, чтобы система "кормлений", как и до царя Иоанна IV Грозного, была понятна для граждан и предсказуема. В общем, я бы констатировал, что сегодня мы именно к этому приблизительно и пришли.

Я считаю, что то, что мы достигли сегодня в деле стабилизации функционирования госаппарата максимум возможного и добиваться большего не стоит, чтобы не "раскачать лодку" до кровопролития.

Хотелось бы только пожелать, чтобы чиновники, чуть-чуть занялись бы благотворительностью: и иногда, хотя бы в виде исключения, делали, что-нибудь бесплатно - для старушки, инвалида, многодетной матери.

Далее я постараюсь на конкретном примере показать, что истинное Православие, к счастью, пока засело в нас гораздо глубже, чем это можно себе представить.

Процитирую Закон РФ " О воинской обязанности и военной службе": Статья 21 пункт 1. Отсрочка от призыва на военную службу предоставляется гражданину: ... б) занятому уходом за членом семьи, нуждающимся в посторонней помощи и не находящемся на полном государственном содержании, при отсутствии других лиц, обязанных по закону доставлять указанному члену семьи содержание и заботиться о нем.

Вопрос: Положена ли такая отсрочка единственному сыну нетрудоспособного пенсионера, если у пенсионера есть молодая законная жена ?

Большинство конечно считает, что при здоровой жене сыну нетрудоспособного инвалида, следует учить строевые песни и готовить ткань на портянки, а не отлынивать от призыва.

И это правильно... , но только с точки зрения законов православного брака и других православных канонов. А вот с точки зрения "языческого" Римского права, воспринятого нашим "Семейным кодексом", а ранее "Кодексом о браке и семье", как раз, все наоборот.

Наш гражданский брак - не есть соединение душ, определенное на небесах, при котором "прилепившаяся" к мужу жена, безусловно, обязана заботиться о своем муже, поелику он стал беспомощным. Наш гражданский брак - договор. И никаких тебе обязанностей "заботиться".

А что же взамен ?

"Супруги обязаны материально поддерживать друг друга", - гласит ч. 1 ст. 89 Семейного кодекса РФ.

Обратите внимание ! Не "доставлять содержание", как в Законе о воинской обязанности и не "содержать" (как обязаны дети по тому же Семейному кодексу содержать своих родителей), а только поддерживать. Подтверждая это положение, законодатель указывает, что и алименты в тех редких случаях, когда один из супругов имеет на них право, присуждаются с другого супруга не безусловно, как на содержание, например, нетрудоспособных родителей и несовершеннолетних детей, а только, если субъект обладает "необходимыми для этого средствами" (ч.1 ст.90 СК РФ).

При этом никакой российский закон не обязывает супругов заботиться друг о друге. Поэтому, хотя по нашим законам отсрочка детям инвалидов при живых молодых матерях действительно положена, все это наводит на грустные размышления. Размышления о том, что, когда корни правосознания граждан не корреспондируются с принципами системы права, в государстве законности ждать не приходится. Последнее подтверждает и Святое Писание: "В мире скорбны будете" (Иоанн, 33-16).

А как же по мирским меркам вполне благоденствуют США, Германия, Англия, то есть страны, где "языческие законы" гармонично сочетаются с христианским правосознанием ? Дело в том, что в упомянутых странах православные корни правосознания масс, были сначала изрядно ослаблены католичеством, а потом вовсе исчезли за время, прошедшее после Реформации.

Хотя несколько веков назад Европа все-таки не избежала того же конфликта. Конфликта "языческого" Римского права, объективно необходимого для функционирования новых буржуазных отношений, и правосознания основной части населения, основанного на традиционных религиозных представлениях.

В Западной Европе его разрешили путем реформации религии. В угоду мирскому "прогрессу", мирского же "общества" была переделана сама религия - католицизм потерпел поражение. Сегодня есть еще более "удобные" протестантские секты - более праведным среди их членов считается тот, у кого, например, лучше идет бизнес.

Протестанты, на мой взгляд, просто уступили требованиям установившегося мирского права. А за несколько "протестантских" веков смогло в соответствующем "языческом" направлении измениться и правосознание масс. И там, где это произошло, действительно имеется некая гармония правосознания и мирского права.

Интересно отметить, что такая гармония с сегодняшними демократическими законами имеется только в протестантских странах. Уже в католических ее в той же степени нет. Отсюда и бесконечные перевороты в Латинской Америке, многолетняя диктатура в Испании, да и Италия - не самое стабильное место в Западной Европе, не говоря уже о Северной Ирландии.

Следует добавить, что в нашем российском языческо-атеистическом мире, на нашем языческо-демократическом правовом поле, с нашим православно-автократическим сознанием мы оказываемся "скорбны" более, чем где бы то ни было. Но надо ли с этим бороться, попирая православный менталитет ?

Хотя, как показано выше, "вершки" давно оторваны от библейских "корешков", думаю не остатки православного сознания надо искоренять, а пытаться привить эти корни обратно к стволам, что по Благодати Божьей и по молитвам Святых угодников, еще, конечно, вполне возможно.

Как начать это дело в юридическом плане ? Думаю, с законотворческого процесса.

Известнейший московский ученый, профессор М.М.Бабаев, обратил внимание на то, что разработчики наших законов абсолютно не используют религиозное право в качестве источника. Любой автор закона, на взгляд М.М.Бабаева, просто обязан привнести в него все лучшее из того материала, что имеется в его распоряжении. Но обычно изучаются только светские аналоги. Выясняется, а как тот или иной вопрос решается в Англии и США, или в странах континентального права, какие доктрины выдвигают ученые мужи. В крайнем случае вспоминают, как вопрос регулировался до 1917 года.

А как новый закон будет корелироваться с правосознанием народа ? Что надо сделать для того, чтобы закон был воспринят гражданами как соответствующий его чаяниям ? Как предотвратить реакцию отторжения, если закон ограничивает, пусть даже разумно, какие-то права человека ? Об этом никто пока серьезно не думает. Но если мы об этом не думаем, то зачем нам вообще свои национальные законы ? Продолжая эту законотворческую логику следует взять целиком законодательство скажем ФРГ, проверенное временем, не скороспелое и ввести его с 1 января 1997 года в России.

Дикое предложение ? Конечно: народ не примет.

Но тогда, издавая любой закон или указ, необходимо в полной мере учитывать правосознание этого народа. А оно, как показано выше, имеет библейские корни. Духовная Академия в Троице-Сергиевой Лавре, Свято-Тихоновский Богословский институт Московской патриархии, сам аппарат Святейшего Патриарха; кто-нибудь из авторов законопроектов пытался обратиться к ним за консультацией ? Думается, нет.

Дело в том, что самостоятельно без помощи священнослужителей нельзя изучать Священное писание даже не потому, что для этого необходимо хорошо владеть аппаратом специально посвященной этому вопросу научной дисциплины - экзегетики, а потому, что Божественные истины могут оказаться для нецерковного человека закрыты. Не случайно православные обязаны читать Евангелие и Апостол всю жизнь: заканчивая и тут же начиная сначала. Священное писание каждый раз и каждому верующему открывается по-новому, но всегда спасительно.

Очень важно не оставить без внимания эту большую и насущную проблему, иначе успеха не будет. Божественные начала должны все более и более пронизывать наши законы, вплоть до прямых заимствований из развитого Церковного права.

А пока, следуя Писанию, постараемся научиться радоваться скорбям, не дающим нашим пока мало стремящимся к спасению душам наслаждаться симфонией языческого законодательства и быстро "прогрессирующего" вокруг нас мира "американской мечты".

Слава Богу за все !


http://law.edu.ru/doc/document.asp?docID=1133604

viperson.ru
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован