21 декабря 2002
2298

Алексей Куприянов: `Обвинитель знакомится с делом в суде`

- С какими проблемами Вам, известному адвокату, приходится сталкиваться на практике после введения в действие нового УПК РФ?

- Новый УПК РФ принципиально отличается от прежнего самим подходом к уголовному процессу. Но "прописанное" в нем равенство сторон настолько непривычно субъектам правовых отношений - прокурорам, следователям и даже адвокатам, что во многом практика сегодня идет по-старому: плюсы новые новых статьи статей применяются с позиций менталитета стираются навыками, выработанного прежним УПК. Это проблема не юридического, а психологического свойства. Если хорошие адвокаты смогут смогли решить ее для себя довольно быстро, то у прокуроров и следователей перестройка сознания пока происходит гораздо медленнее.

Прокуратура всегда ориентировала своих сотрудников на карательную практику, и, возможно очевидно, хотела бы эту традицию продолжить. Но тут начинают срабатывать ограничители, введенные новым кодексом. .

Взять одну только Возьмем, например, проблему ареста. Хотя суды и сегодня удовлетворяют практически все более 80-ти процентов ходатайств а об арестах о применении ареста, сами прокуроры и следователи стали обращаться за ними санкцией гораздо реже чуть ли не вдвое реже. Общеизвестно, что прежде существовало два вида арестов: один - когда есть объективная необходимость арестовать по закону - человек опасен для общества, другой - когда без веских оснований для ареста нужно надавить на подозреваемого. И теперь во втором случае следователи правоохранители в суд за санкцией на арест не идут.

Так что с введением нового УПК, который предусматривает равенство обвинения и защиты, как всех участников уголовного процесса, именно защита получила наибольшие козыри. А Но наши процессуальные противники оказались не готовы работать с нами адвокатами на равных.

Как адвокат считаю, что новый УПК - документ, безусловно, прогрессивный, потому что в него заложена иная философия. Приоритет охраны государственных интересов, уступил место охране интересов личности. Его Кодекс долго ждали, и если мы идем к правовому государству, то принятие именно такого УПК - единственно верный шаг.

Другое дело, что наше общество к такой либерализации не вполне готово. , и е Думаю, есть реальная опасность, что маятник правоприменительной практики качнется в обратную сторону и карательная машина станет раскручиваться с новой силой.

- Какие, на ваш взгляд, есть пробелы в новом УПК?

- Главный пробел, на мой взгляд, связан не столько с УПК, сколько вообще с методикой работы прокуратуры, которая, как известно, всегда была ближе к суду, чем адвокатура. Если милицейский следователь раньше ходил за санкцией на арест к прокурору, то а теперь сам прокурор ходит в суд, то - для него следователя методически работа , по большому счету, ничего немало изменилось. А вот прокуратура совершенно не поняла уяснила, что новый УПК требует от нее не только давать заключения по соблюдению законов, но и на равных с адвокатом эти законы соблюдать ставит ее судебном процессе в равное положение с адвокатом.

Приходя в зал суда, прокурор как раньше ничего не знал о деле, в котором поддерживает обвинение, так не знает и теперь. В моей практике был случай, когда судья в сердцах сказал: "Ну, прокуроры ! Вместо того, чтобы представлять мне свои доказательства, они сами ищут их по всем томам дела прямо в зале суда. Да еще и найти подолгу не могут."

Бывает, что по причине полного незнания дела прокуроры проигрывают адвокатам в суде. Но если До до принятия нового УПК обвинителю можно было просто отсидеться в процессе. Главное было не забыть по какой статье уголовного кодекса просить у суда срок побольше., предварительно выяснив, по какой статье проходит преступление и попросить побольше к верхнему пределу, то т Теперь прокурор сам должен защитить в суде свои обвинительные доказательства, а делать этого он на сегодняшний день пока не умеет. Думаю в ближайшее время, прокуроры начнут проигрывать адвокатам в суде, только по причине полного незнания дела. Новый УПК обязывает меня копии всех своих ходатайств передавать стороне обвинения, которая порой просто не знает, что с ними делать - ведь раньше такая процедура не предусматривалась. Обвинителю просто некуда их подшить!

Все это усугубляется порочной практикой, когда в течение одного уголовного процесса сменяется несколько прокуроров. Они и так-то не сильно вникают в суть дела, а, учитывая существующую бюрократию и волокиту, мои ходатайства от одного прокурора к другому, уж, точно не попадут.

Вот и получается, что обвинение выносится поддерживается по большей части формально, а главное - прокуратура не успела соотнести с новым Кодексом методику ведения дел своей работы в судах. Этот методологический пробел надо ликвидировать в кратчайшие сроки, иначе прокуроры будут проигрывает проигрывать процессы не потому, что некачественно проведено следствие, а потому, что судье не должным образом представлен его результат этого следствия. Если при прежнем УПК Раньше по "традиции" на самом суде лежала негласная обязанность в какой-то мере поддерживать позиции обвинение обвинения., Тто теперь судье все равно: он, наконец, получил полную возможность беспристрастно выслушать доводы обвинения и защиты и вынести объективное решение. Обвинение же пока не выработало привычку аргументированно аргументировано представлять свои доводы.

Считаю, что обвинителю и защитнику необходимо начать встречаться между собой за рамками судебного заседания. Такие "прения" сторон были бы очень полезны. и обсуждать некоторые проблемы - УПК этого не запрещает. В одном из процессов я обращался с такой просьбой к прокурору. Я, попытался пытаясь доказать ему, что его доводы обвинения очевидно несостоятельны, в свете вновь представленных суду доказательств защиты. Ии вместо того, чтобы откладывать тянуть процесс еще на полгода, ему нужно снять отказаться от совершенно бесперспективного обвинение обвинения. . Тем самым мы бы сэкономили уйму времени - его прокурорского, моего, судебного. Он Государственный обвинитель сказал, что ему это переговоры с адвокатом совершенно не надо требуются: если обвиняемого оправдают - значит, оправдают, а суд пусть заседает хоть десять раз в год. Но обсуждать со мной дело за пределами судебного зала заседаний он не станет - ему в этом нет необходимости.И другие "судебные" прокуроры пока считают, что им нет необходимости "совещаться" с адвокатом за пределами зала суда.

- Переменилась ли с введением нового Кодекса практика и насколько значительно?

- Убежден, что неизбежным следствием введения нового УПК станет резкое увеличение числа оправдательных приговоров, которое может увеличиться в сотни раз. Да, я не оговорился !

Согласно статистике, в прошлом году из общего числа вступивших в законную силу приговоров оправдательных было всего 0,4%, то есть на 220 обвинительных - один оправдательный. Но это вовсе не являлось свидетельством безошибочной работы прокуратуры и следствия. Это означало только то, что масса дел была отправлена на доследование. Сегодня практика оправдания подсудимого путем отправления его дела на доследование ликвидирована: следуя новому УПК, суд может либо обвинить осудить, либо - оправдать. И теперь Соответственно количество дел, которое которые прежде бы отправили на доследование, будет должно быть равно количеству оправдательных приговоров. Не допускаю мысли, что суд станет подыгрывать прокуратуре и осуждать невиновных. Считаю, что это позитивный процесс, и со временем он приведет к сокращению числа судебных ошибок.

- Оправданна ли подобная либерализация в современных криминальных условиях?

- На сегодняшний день мы имеем массу значительное число судебных ошибок, которые произошли, по большому счету, не в суде. - вВ силу своей публичности суд вообще наиболее прогрессивное звено во всей российской юстиции. Но подчас следствие так представляет доказательства, что судья вообще не может разобраться, виноват подозреваемый или нет К сожалению, следствие подчас "умеет" создать доказательства вины, там где ее нет. Это не проблема процессуального закона. Закон рассчитан на добросовестное применение. В результате при прежнем репрессивном УПК было легко осудить невиновного. У нас же ложь на следствии и даже в суде - норма жизни. Таких случаев достаточно много, и как Как бороться с этим явлением - было совершенно непонятно.

Другое дело, что в поле зрения органов юстиции, хотя ее это ее совершенно не оправдывает, чрезвычайно редко попадают люди совсем уж невинные. Граждане, осужденные за преступления, которых они не совершали, как правило, латентно совершили другие преступления. Так что судебные ошибки обычно происходят в отношении криминально зараженных личностей. Судьи это прекрасно знают, и, по большому счету, принимая решение вынося приговор, про себя думают: вообще-то ты бандит бандитом, и не за одно, так за другое посидишь! Увы, в конечном итоге, такое расхожее распространенное убеждение, что сотруднику правоохранительных органов и даже суда юстиции можно пойти на компромисс с законом, когда "все ясно", приводит к самым печальным последствиям.

В рамках обсуждения нового УПК, которое зачастую сводится к тому, хорошо или плохо, что санкцию на арест теперь выдает не прокурор, а суд, мне хотелось бы поднять еще одну проблему.

Она касается дорожно-транспортных происшествий, результатами которых стала гибель людей на дороге. По мнению некоторых работников прокуратуры, тех водителей, которые совершили такое ДТП, надо начинать заключать под стражу. Я категорически против ареста по ДТП, если водитель, пусть даже он был пьяный, не скрылся с места происшествия. Вот если уехал-убежал - надо ловить и сажать в СИЗО. А если человек сразу не сбежал, то есть понимает, что совершил, признает свою вину и готов понести наказание, то никогда и никуда он не скроется. Нужно взять с него подписку о невыезде и не менять существующую практику по выбору меры пресечения, и Иначе все виновники водители трагедии начнут скрываться с места трагедии поголовно. Многие резонно решат, чем сразу за решетку, так лучше побегать, может еще и не найдут? Пусть суд разберется, что на самом деле произошло.

Виновники ДТП отбывают наказание за свое неумышленное убийство преступление, поблекшее гибель человека, не в тюрьме, а в колонии-поселении., Ттогда почему мерой пресечения для них должна быть тюрьма, ведь условия в следственных изоляторах даже хуже, чем в тюрьме? Это Считаю, что аресты за неумышленные преступления, учитывая условия СИЗО, не могут считаться законными. входит в противоречие с существующим законодательством.

СчитаюУверен, что и по всем ненасильственным преступлениям нельзя выбирать заключение под стражу в качестве меры пресечения. Если человек украл - возьми с него залог, да такой, что он отдаст все именно для людей, обвиняемых пусть и по тяжким, но "экономическим" статьям УК, законом предусмотрен залог. , что наворовал за три минувших десятилетия (принципиально не поняла). А вот граждан, поднявших руку на человека: насильников, убийц, разбойников грабителей нужно обязательно брать под стражу. У нас же получается так: к мошенникам применяется арест, а к хулиганам - подписка о невыезде.

- Как повлияет новый УПК на борьбу с преступностью?

- На первых порах - конечно, отрицательно. Потому что думающему адвокату нетрудно перехитрить практически любого следователя, и не потребуется много усилий, чтобы разрушить в суде любую шаткую пирамиду обвинения. Прокурорам и следователям нужно придется заново на учиться качественно работать в новых условиях. - в В тех условиях, какие и должны быть в правовом государстве. Плюс ко всему новый Кодекс - это реальный рычаг снижения коррупции в правоохранительных органах. юстиции, потому что если раньше подозреваемых отпускали за взятку, то теперь - начнут отпускать по закону, просто потому, что не нашли нужных доказательств.

При этом не нужно забывать, что мы обсуждаем процессуальный Кодекс - он касается процесса, а насчет смягчения или ужесточения наказаний - это уже вопрос изменения Уголовного Кодекса. Его тоже нужно срочно менять в сторону снижения репрессий., потому что нынешний УК более строгий, чем УК 1926 года. Тогда еще имели влияние дореволюционные правоведы, которые понимали, что верхняя граница кражи должна быть равна нижней границе грабежа, нижняя верхняя граница грабежа должна быть равна верхней нижней границе разбоя, или а не совпадать с санкцией за убийством. И тогда вора вы будете сможете за лацкан пиджака отвести в милицию, а грабитель не будет станет бить вас топором по голове, и, застав воров урок в собственной квартире, вы не получите пулю в лоб. Потому что по По Уголовному Кодексу 1926 года за квалифицированную кражу можно было получить максимум 4 года. И это немало, ведь кража - все-таки не убийство. У нас же за кражу можно получить 10 лет, а за умышленное убийство - шесть.

Нужно менять почти весь нынешний Уголовный Кодекс., увеличивая Оставив верхний предел срок наказания на насильственные преступления (куда уж выше!), можно несколько увеличить сроки по нижнему приделу санкции. И Но, главное, давно пора резко снижая снизить наказания за все прочие ненасильственные преступления, включая налоговые. ненасильственные. Порядок в стране возможен лишь тогда рассчитывать на превентивное действие УК можно только тогда, когда наказание будет действительно адекватно тяжести преступлению преступления. При этом на "тяжесть" надо смотреть именно с позиций гражданина. Любому неплательщику налогов достаточно будет 3 месяцев за решеткой, чтобы перевоспитаться окончательно и бесповоротно. А грозить ему 7 годами, наравне с убийцами и разбойниками - варварство

Подготовила Марина ЕГОРОВА

http://a.kupriyanov.info/2012.html

Еженедельник "Экономика и жизнь. Юрист", No 49 , декабрь 2002 года

viperson.ru
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован