21 февраля 2001
2401

Алексей Куприянов: Церковное право и необходимость его рецепции в современном российском законотворчестве

Правосознание большинства россиян основано на Евангельских корнях. Соответственно, на наш взгляд, причина всеобщего правового нигилизма, ставшего бичом России, в том, что православное правосознание граждан пока практически не адаптируется к системе действующего права.

Мы сегодня имеем существенный разрыв между принципами так называемого "гражданского общества", заложенными в Российское законодательство, и принципами христианской православной каноники.

Принципы нашего права - суть принципы языческой Римской империи, в которой основой являлось писанное право - закон. В системе права, основанной на принципах Православия, на наш взгляд, каркас всей правоприменительной практики - авторитет личности. Изначально авторитет личности Самого Творца, затем Боговдохновенных писателей.

Сегодня нет никаких оснований для признания боговдохновенными действий любого налогового инспектора, основанных на инструкции, выдуманной чиновником министерства исходя из сиюминутной "революционной целесообразности". Однако, у людей остался соответствующий выработанный веками менталитет, заставляющий гражданина склоняться перед любым пусть уже далеко не божественным, но власть имеющим лицом.

Причем, это самое "лицо", облеченное реальной властью, пусть иногда только "квартального" уровня, также совершенно искренне уверенно, что народ его личного "феода" обязан ему беспрекословно подчиняться. И в этом подчинении писанное право имеет только субсидиарное значение. Совпадает оно с волей правоприменителя - отлично, нет - не страшно, можно особого внимания на законы не обращать. Поэтому, кстати, собственно законами, кроме судей и адвокатов, по-моему, мало кто интересуется.

Причем этот менталитет в отличие от прошлых веков у нас мало ограничен православной моралью. А через "общечеловеческие ценности" субъекту переступить гораздо легче, чем через "страх Божий".

К счастью, Православие возвращается. По капле, но возвращается. Настоящих атеистов, категорически отрицающих саму возможность присутствия сверхъестественных сил практически нет.

Если проснувшееся религиозное чувство ведет нас всех к Богу, то как же мы сможем продолжать жить в правовом пространстве, ограниченном рамками чисто языческого права ? Такая ситуация дезориентирует граждан. И эта правовая дезориентация ведет не только к стрессам и совершенно необоснованному недовольству существующим порядком, но и к правонарушениям. Не окажется ли ориентация только на достижения западного права основной предпосылкой к бесконечной регенерации одних и тех же ошибок законодателя, коих мы видим множество ? Начиная от приватизации, которая показалась народу ограблением, и кончая, а вернее продолжая, например, неработающим законодательством об инвестициях.

Следует констатировать, что у власти нет сегодня другого более подходящего народа, т.е. народа более языческого или более "протестантского". Менталитет мусульман, в рассматриваемой части, пожалуй, значительно ближе к менталитету русских-православных, чем народов протестантских и даже католических стран.

Поэтому представляется, что в имеющей место ситуации, чем народ критиковать, полезнее дать ему такие законы, которые укладываются в "прокрустово ложе" народного миросозерцания.

Эта задача решается в том числе и через рецепцию Церковного права. Но чтобы что-либо заимствовать, желательно получить представление о предмете. А сегодня дисциплину "Церковное право" преподают только в духовных учебных заведениях. Например, в Московской духовной академии и Свято-Тихоновском богословском институте Московского Патриархата, где собственно юристов не готовят.

Получается, что православное церковное право, имеющее двухтысячелетние традиции, разработанное давно, глубоко и на высоком научном уровне, доступно только будущим клирикам или катехизаторам. На наш взгляд, "канонисты" (так называются специалисты по церковному праву) в свою очередь должны одновременно с богословским образованием иметь и подготовку "общих" юристов, поскольку в самом церковном праве значительны рецепции из других правовых систем, а также для лостижения большего понимания между Церковью и Светской властью, сосуществующих на едином правовом поле.

Тут у Православия большие традиции. Святые Василий Великий, Григорий Богослов, Иоанн Златоуст, Амвросий Медиоланский, знаменитый канонист Тертуллиан получили универсальное юридическое образование в высших школах, где преобладали профессора язычники. Долгое время церковное право в образовательных учреждениях не отделялось от светского. Первая чисто церковная юридическая школа в константинопольском монастыре Св. Георгия была создана только в XI веке.

Естественно в православном государстве - царской России - право Русской Православной Церкви изучалось во всех университетах. Любопытно, что там этот курс был введен только в 1835 году. Иначе говоря, в тот период, когда правовая реформа в России, по западному образцу, представлялась неизбежной. Думается, что и сегодня возврат этого курса в программы юридических специальностей был бы весьма полезен.

Задача упрощается доступностью специальной литературы.

В настоящее время многократно переиздана вся нормативная база Православного Церковного права. Доступен вузовский учебник "Церковное право" протоиерея Владислава Цыпина (2-е изд. - М., "Круглый стол по религиозному образованию в РПЦ", МФТИ, 1996, 442 с.), включающий подробную библиографию и анализ всех основных источников. Учебник написан языком, вполне доступным для понимания студентов-юристов светских ВУЗов.

В противном случае светские юристы, не изучавшие Церковного права в своих ВУЗах, практически обречены на то, что они никогда не смогут использовать его достижений в своей работе, в том числе и в законотворческой.

Отказываясь от изучения Церковного права, мы, кроме того, сужаем свой правовой, да, пожалуй, исторический и даже лингвистический кругозор.

Кто не знает, выражения "харизматическая личность" ?

В первую очередь, при этом вспоминаются демагоги, которые овладевают вниманием и увлекают аудиторию, даже, если вещают абсолютную чушь. Оказывается, что "харизма" по определению - есть дар заклинания злых духов. А, например, "лектор" - это просто чтец в церкви.

Было бы весьма полезно перенять в законодательстве о выборах и в практике назначения на государственные и судебные должности, хотя бы отчасти, канонические требования к лицам, принимающим любую степень священства.

По нашему светскому законодательству лицо осужденное за любое преступление считается годным даже в президенты (ст. 33 Федерального закона "О выборах Президента Российской Федерации").

Только в Федеральном законе "О статусе судей" (ст. 4) содержится робкая попытка оградить ряды судей от недостойных: "Судьей может быть гражданин ... не совершивший порочащих его поступков".

Церковь в этом вопросе бескомпромисна. Тяжкие грехи: убийство, даже неумышленное, кража, блуд и прелюбодеяние составляют препятствия к священству независимо от срока, прошедшего со дня покаяния. Не могут быть рекомендованы для принятия священства лица, лишавшиеся свободы по любым судебным приговорам. Понятно к их числу не относятся "мученики за веру", которых на Руси в XX веке не счесть.

Вместе с тем, Церковное право категорически отрицает какое-либо значение национальной принадлежности "ставленника" (кандидата на вступление в клир). Главное - только крепость православной веры.

Есть и еще одно весьма полезное правило. Не может быть рукоположено в священный сан, лицо, имеющее в народе плохую репутацию, пусть даже необоснованно. Резонно считается, что в этом случае он не сможет управлять паствой, считающей его негодным.

Клирики непременно должны иметь добрую репутацию, причем не только среди христиан. По слову ап. Павла, "надлежит ему также иметь доброе свидетельство от внешних, чтобы не впасть в нарекание ..." (1 Тим. 3.7). Поэтому кандидатами не могут быть лица, принадлежащие к профессиям, которые признаются недостаточно почтенными в обществе. Например, с древности в списке недобропорядочных занятий прямо упомянуты содержатели игорных домов. Думаю, что с этим трудно спорить. Хотя с точки зрения "прав человека" - "не пойман, не вор" !

В Италии порнозвезда - член парламента. Представляется, что такое "торжество демократии", не тот случай, которому следовало бы подражать в России.

Духовенство со времен Византии устранялось от адвокатской деятельности и опеки, так как интересы подзащитных и опекаемых могут не совпадать с православными идеалами, а при исполнении перечисленных обязанностей может возникнуть необходимость во лжи или заботе об имуществе подопечного, в то время как даже о своем имуществе клирик чрезмерно заботиться не должен.

Также каноны запрещают духовенству пышные одежды и любую нескромность или роскошь в личной жизни (16 правило VII Вселенского собора). В Храме "ради Бога" все должно сверкать, а вне храма - требуется скромность, так как по словам великого канониста древности Зонары, "люди из внешнего заключают о внутреннем ... . И если увидят, что лица, посвятившие себя в удел Богу, не держатся устава и обычая по отношению к одежде ..., то от бесчиния во внешнем отношении будут заключать и о внутреннем состоянии ... " .

Очень строго испытывается у ставленников духовная и социальная чистота.

"Кто ... двумя браками обязан был, или наложницу имел, тот не может быть ни епископ, ни пресвитер, ни диакон, ниже вообще в списке Священного чина" (17 Апостольское правило). Позже в епископы стали поставлять только монахов, так как "неженатый заботится о Господнем, как угодить Господу, а женатый заботится о мирском, как угодить жене" (1 Кор. 7, 32-35).

Церковное право пронизано высокой Православной моралью. Однако нельзя не согласиться с русским философом В. Соловьевым, который считал, что любое "есть низший предел, некоторый минимум нравственности, для всех обязательный". Его задача "не в том, чтобы лежащий во зле мир превратился в Царствие Божие, а в том, чтобы он до времени не превратился в ад".

Может быть рецепция лучших образцов православного законотворчества даст возможность российскому светскому праву несколько приподнять планку упомянутого "минимума нравственности". Изучение и популяризация Церковного права, уверен, поможет россиянам разобраться в полной необоснованности и нецелесообразности признания "абсолютной власти" описанных выше местных "князей". Мы живем в иных реалиях, чем наши духовные предшественниками времен Византийской "симфонии" церкви и государства, а затем подданные преемницы христианской Византии - Российской империи.

Однако представляется, что не следует бороться с Евангельскими "рудиментами" в правосознании граждан. Их надо не искоренять, а взращивать. С ними должны сообразовывать свои действия власти и законодатели.

На этой почве, со временем, придет и законопослушность, как со стороны граждан, так главное со стороны правоприменителей.

Только значительно позже и на другой, чем в так называемых "цивилизованных" странах основе, дай Бог, возникнут прочие условия существования "правового государства". То есть все то, за что сегодня в православной по большей части стране безуспешно борются реформаторы, пытаясь искусственно "привить" россиянам мировой языческо-протестантский опыт.


http://a.kupriyanov.info/cpr.html

Опубликовано в Журнале Верховного суда "Российская юстиция" No 2 за 2001 год

viperson.ru
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован