21 октября 2006
5433

Алексей Куприянов: Возвращение судом уголовного дела прокурору для соединения уголовных дел недопустимо[1]

После вступления в силу с 1 июля 2002 года Уголовно-процессуального кодекса РФ сложилась незаконная практика применения судами положений ч. 1 ст. 153 УПК РФ "Соединение уголовных дел"[2]. Суды неоднократно возвращали дела, поступившие к ним с обвинительным заключением, прокурору со стадии предварительного слушания (ч. 2 ст. 229 УПК РФ) с указанием о соединении возвращаемого дела с другими делами, расследуемыми в отношении тех же подсудимых.

Как правило, суды принимают подобные решения по ходатайству защиты, которой зачастую выгодно отодвинуть рассмотрение дела по существу и из тактических соображений, и ввиду появления дополнительной возможности смягчения участи подзащитного. Последнее объясняется тем, что правила статьи ст. 69 УК РФ, регулирующей назначение наказаний по совокупности преступлений объективно мягче, чем правила ст. 70 УК РФ, определяющей порядок учета совокупности приговоров. Иначе говоря, подзащитный со значительной долей вероятности получит в сумме более мягкое наказание, если все его преступления будут одновременно рассматриваться в одном уголовном процессе, а не в ряде последовательных процессов[3].

В обоснование своего решения о возвращении дела прокурору для соединения дел суды ссылаются на положения п. 4 ч. 1 ст. 237 УПК РФ[4].

На первый взгляд кажется, что законодатель действительно сформулировал императивное основание для такого решения. Как-то забывается, что указанные в названной норме права "основания для соединения уголовных дел" должны не просто иметь место, а при этом еще и препятствовать рассмотрению дела судом. Таким образом, возвращение дела прокурору для соединения дел возможно только при наличии неустранимых в судебном порядке препятствий для движения уголовного дела к приговору.

Действительно, соединение уголовных дел - действие, направленное на оптимальное решение общих процессуальных задач, определенных гл. 2 УПК РФ, поэтому такое решение во всех случаях оставляется законодателем в компетенции наиболее информированного органа - прокурора, а не следует непосредственно из каких-либо императивных предпосылок перечисленных в законе. Если прокурор, имея полную информацию о всех делах, расследуемых в отношении одного подсудимого, направил дело в суд, значит он уже принял свое решение и счел соединение дел нецелесообразным.

Суды же, не имея достаточной информации о существе, сроках, фигурантах и перспективе расследования других уголовных дел и односторонне зная о них только от защитника, лишены возможности выработать обоснованное в плане ч. 1 ст. 6 УПК[5] суждение по вопросам, которые необходимо решить органу, соединяющему дела. Поэтому при системном толковании двух применимых правовых норм: п. 4 ч.1 ст. 237 и ч. 4 ст. 153 УПК РФ становится ясно, что по делам, поступившим в суд не одновременно, первая норма может применяться только с согласия прокурора (ст. 37 УПК РФ), поддерживающего обвинение. Но прокуроры, как правило[6], возражают в судебном процессе против соединения дел. И это правильно, так как государственные обвинители обязаны защищать обоснованную позицию лица, направившего дело в суд. Кроме того, в узких рамках предварительного слушания, у них нет практической возможности для своевременного получения какой-либо новой информации о всей совокупности дел, представляемых защитой к соединению, то есть информации, которая необходима для теоретически возможного изменения позиции обвинения по этому вопросу.

Впрочем, согласия прокурора не должно быть достаточно для соединения первого дела, уже поступившего в суд, с другим делом или делами, расследование которых не закончено.

Дело в том, что в статье 6 УПК, на оптимальную реализацию принципов которой направлены нормы ст. 153 УПК, задача защиты потерпевшего стоит выше всех иных назначений уголовного судопроизводства[7].

Поэтому, полагаю, при принятии любого решения, а тем более о направлении дела для соединения ряда уголовных дел суды обязаны ориентироваться на мнение потерпевших, всегда негативное, чего не происходит. И действительно, например, в отношении К. в Московской области расследуется не два, а более уголовных дел и их перечень, видимо, далеко не исчерпан, а восстановить имущественные права потерпевших и вернуть похищенное возможно уже после вынесения обвинительного приговора по первому делу.

Соответственно, нет сомнений, что подобные решения судов не только неоправданно отодвигают на длительный срок восстановление прав потерпевших граждан (в случае К. - восстановления конституционного права собственности - ст. 35 Конституции), но и нарушают право, предоставленное потерпевшим п. 1 ст. 6 Римской 1950 г. "Конвенции о защите прав человека и основных свобод", на скорейшее судебное разбирательство в разумный срок, а также противоречат вышеназванной рекомендации Совета Европы и не соответствует требованиям уголовно-процессуального закона России, допускающего соединение уголовных дел в первую очередь в интересах сторон и лишь во вторую (после полного учета первых) в интересах процессуальной экономии.

Впрочем, ошибки судов объяснимы. Это рудименты многолетнего применения УПК РСФСР, дававшего до 1 июля 2002 года судам такое право практически без всяких ограничений[8].

Пример упомянутого выше К. примечателен. Московский областной суд в кассационной инстанции в августе 2005 года, несмотря на приведенные выше доводы, оставил без удовлетворения жалобу потерпевшего на Постановление судьи Долгопрудненского городского суда обязавшего прокурора соединить два дела в отношении К. В результате объединенное дело вновь поступило в суд только через несколько месяцев и слушается до сих пор.

Верховный суд России долго не высказывал своей позиции по данному вопросу, фактически попустительствуя судам, ошибочно применявшим новый процессуальный закон.

Наконец, Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации[9] рассмотрела кассационное представление государственного обвинителя Г. на постановление судьи Кемеровского областного суда, которым уголовное дело по обвинению М., возвращено прокурору.

В кассационном представлении государственный обвинитель Г. просил отменить постановление судьи ввиду его незаконности и направить дело на судебное рассмотрение, так как каких-либо препятствий для рассмотрения уголовного дела в суде суд в своем постановлении о возвращении дела прокурору не указал.

Отменяя обжалованное постановление судьи Верховный суд указал, что "согласно требованиям ч. 1 ст. 153 УПК РФ в одном производстве могут быть соединены уголовные дела в отношении, в том числе одного лица, совершившего несколько преступлений. В законе речь идет о тех делах, которые находятся в стадии предварительного расследования, а также о том, что соединение дел - это не обязанность следственных органов, а их право, которое они реализуют по своему усмотрению при наличии определенных обстоятельств".

Кассационная коллегия так же отметила, что необоснованное возвращение судом дела прокурору влечет задержку в разрешении дела по существу, что препятствует своевременной реализации прав и законных интересов участников уголовного процесса.

Полагаю, данный судебный прецедент поставит заслон описанной выше незаконной практике возвращения уголовных дел прокурору.

Адвокат Куприянов

[1] Журнал без согласования с автором изменил название статьи и в "журнальном" названии, полагаю, имеет место юридическая бессмыслица. Приношу читателям свои извинения!

[2] Статья 153. Соединение уголовных дел

1. В одном производстве могут быть соединены уголовные дела в отношении:

1) нескольких лиц, совершивших одно или несколько преступлений в соучастии;

2) одного лица, совершившего несколько преступлений;

3) лица, обвиняемого в заранее не обещанном укрывательстве преступлений, расследуемых по этим уголовным делам.

[3] Полагаю обоснованность такого положения может стать предметом отдельного анализа и дискуссии.

[4] Статья 237. Возвращение уголовного дела прокурору

1. Судья по ходатайству стороны или по собственной инициативе возвращает уголовное дело прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом в случаях, если:

...

4) имеются предусмотренные статьей 153 настоящего Кодекса основания для соединения уголовных дел;

[5] Статья 6. Назначение уголовного судопроизводства

1. Уголовное судопроизводство имеет своим назначением:

1) защиту прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений;

[6] Например, в Долгопрудненском суде в 2005 году по делу К.

[7] Другое толкование было бы ошибочным, т.к. согласно международным обязательствам России "основной функцией уголовного правосудия должно быть удовлетворение запросов и охрана интересов потерпевших" (Рекомендация No R (85) 11 KM Совета Европы - цитируется по статье судьи Оренбургского суда, к.ю.м. Воронина В.В., журнал "Уголовный процесс" No 7 2005 г. стр. 23).

[8] См., например, Определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 6 февраля 2002 г. N 49-002-5
[9] Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 23 ноября 2005 г. N 81-005-101

Журнал "Уголовный процесс" No 10, 2006 года

http://a.kupriyanov.info/2006up10.html

viperson.ru
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован