Эксклюзив
Малый Алексей Алексеевич
24 марта 2021
11413

Алексей Малый: Инструктор по боевому самбо обучает или воспитывает?

Main 181216 xxiv wcsc khabib na banner   6

Занятия физкультурой и спортом в нашей стране являются добровольными.

Часто вижу, как собирается группа молодёжи или уже зрелых людей и один из них проводит с ними какие-либо занятия. В разговоре выясняется, что этот активист и заводила (чаще – девушка) – просто энтузиаст, не имеющий опыта ни в физкультуре, ни в медицине (случись что-либо с его подопечными во время занятий – растеряется), но жаждущий проявить свой организаторский талант и движимый желанием просто заработать немного денег, занимаясь с людьми на бесплатной общественной площадке во дворе или в парке. Перед занятием он посмотрел видео какого-либо мастера (часто такого же неопытного, как и он сам) и весело и бодро передаёт только что полученные знания другим людям. Причём, люди, движимые рекламой здорового образа жизни, активно группируются и платят, как за занятие в фитнесс-центре (на улице дороже).

Никто этих общественников не знает, но они вовлекают в активные занятия физической культурой больше половины населения нашей страны, практически выполняя федеральный проект "Спорт – норма жизни".

Значительная часть населения занимается физкультурой и спортом в фитнес-центрах или под эгидой различных общественных организаций.

Мне наиболее понятен популярный сегодня вид спорта "боевое самбо" как система А.А. Харлампиева. Предлагаю продолжить наше исследование на примере этого боевого искусства.

Инструктор или тренер по боевому самбо – кто он?

Кем его сегодня видят родители малышей, пришедших на первую тренировку и регулятор - государство, спортивные функционеры?

Что от него ожидают занимающиеся дети, юноши и мужчины?

Спорт высших достижений и современные военные действия показывают, что победа чаще достаётся тому, у кого при высокой технической и физической подготовке сильнее и устойчивее морально-волевые качества. Исход поединка решает воля к победе.

Так он воспитывает или обучает? Или обучает и воспитывает?

Такой вопрос невольно возникает в ходе наблюдений и в результате анализа уникальной тренерской деятельности Абдулманапа Нурмагомедова и его выдающегося ученика и сына Хабиба. Что сыграло ведущую роль в становлении спортсмена мирового масштаба, феномен которого до сих пор не удалось превзойти: особое воспитание или уникальные тренерские навыки? А может, и то и другое? На финишном фото поединка с Конором Макгрегором особенно хорошо видно преимущество системы подготовки Хабиба – ни единого шанса вырваться из захвата у Конора не оставалось!

Мы помним своих предков и непревзойдённую суворовскую науку побеждать, но тогда, в прежние столетия, не было спортзалов и спортивных секций, а защитников семьи и Отечества готовили опытные члены семьи - отец и дед, армию - полководцы.

Сегодня около 5 миллионов мам в России воспитывают своих ребят в неполной семье. Многие из них возлагают на тренера по боевым искусствам (айкидо, бокс, борьба и др.) обязанности заместителя отца по воспитательной работе. В полных семьях – помощника. Надежды колоссальные! Но права наставника строго ограничены законом и регулятором.

Кто знает образ будущего нашей страны и может уверенно предположить, какими мужчинами должны вырасти через 20 лет сегодняшние малыши?

Кто составит грамотное техническое задание и сумеет выстроить работу по подготовке современных тренеров?

Вопросы, вопросы, вопросы …

Школа тренеров и судей по боевому самбо создана нами в 1987 году на основе знаний и опыта лучших динамовских секций и за 34 года подготовила уже более 15 тысяч инструкторов и тренеров по боевому самбо. Наш учебно-методический и учёный советы состоят из людей, имеющих не только богатый жизненный и профессиональный, но и боевой опыт, полученный при прохождении действительной военной службы. Сегодня в России и за рубежом работают около 6 тысяч инструкторов и тренеров Федерации боевого самбо России, причём у каждого из них есть по 3 – 5 помощников, замещающих их на тренировках частично или полностью. Это верные знатоки боевого самбо, преданные своему делу.

Моё детство прошло на Кубани, где к службе в армии ребят принято готовить в семье.

Заниматься боевым самбо я начал в возрасте 7 лет, и на первом занятии наш тренер дядя Серёжа (фронтовой разведчик, прошедший всю войну и приведший более 100 немецких «языков» из-за линии фронта) учил нас любить Родину и снимать часового.

Учить тому, что необходимо на войне, было главным принципом физвоспитания в то послевоенное время, ведь Великая Отечественная война 1941 – 1945 гг. совсем недавно закончилась и боль потерь нашего народа осталась в каждой семье и в каждом сердце. Двадцать семь миллионов погибших, сорок шесть миллионов раненых и искалеченных людей, потерявшие на войне ноги, руки или какие-либо части конечностей, имевшие серьёзные физические повреждения головы и туловища, были почти в каждой семье и на улицах, подтверждая внешними увечьями и эмоциональными рассказами участника события жестокость войны и беспощадную ненависть фашистских оккупантов.

Мои друзья-мальчишки и я сам с большим желанием и энтузиазмом учились военному делу у солдат-победителей, чтобы никогда больше не допустить врагов на родную землю. В семилетнем возрасте я был готов и уверен, что обучен и смогу правильными действиями снять часового – незаметно приблизиться и зарезать точным ударом ножа большого дядьку с автоматом и в немецкой каске без крика и шума.

Боевое самбо – серьёзное оружие, которого никто не видит и потому передавать это оружие в руки можно только человеку, который любит Родину и никогда не направит это оружие против своего народа. Именно потому наш тренер в первую очередь постоянно занимался нашим воспитанием (раньше думай о Родине, а потом о себе) и развивал товарищеские отношения (сам погибай, а товарища выручай). При каждой встрече он хитрыми вопросами и рассказами проверял нашу преданность и жизненную позицию, убеждаясь в нашей верности и патриотизме. Малейшее подозрение в неискренности или плохой успеваемости в школе тщательно проверялось и расследовалось одним из известных ему способов. И надо низко поклониться ему и его родителям, воспитавшим такого человека, за то, что никто из мальчишек не был отчислен из нашей секции боевого самбо, которая работала в спортивном зале при Доме офицеров военного городка на окраине города Крымска Краснодарского края, где и сейчас размещается крупный военный аэродром.

По обычаям нашей семьи я впервые познакомился с приёмами самозащиты и борьбы не в 7 лет, а гораздо раньше. Бороться меня учил отец на первом году моей жизни. До того, как я научился ходить он выполнял со мной много разных переворотов в партере для развития координации, а я с интересом принимал его игру. Позже папе помогали его многочисленные дедушки и дяди из потомственных казаков-пластунов. А моя физическая подготовка началась ещё раньше: мама рассказывает, что примерно с 3-х месяцев от моего рождения отец, тщательно вымыв руки, ловил мой взгляд и подавал мне свои горизонтально расположенные указательные пальцы. Я хватался за них, а он забавно и бережно поднимал меня в этом захвате с каждым месяцем всё выше и выше. Примерно, в полгода я уже висел на его пальцах над кроваткой и улыбался. Наверное, с той поры подтягивание на перекладине и лазание по канату считаю детской забавой.

За пару лет до окончания средней школы, когда самые крупные ребята из группы боевого самбо приблизились по росту к солдатам срочной службы авиационного полка, на базе которого шли наши тренировки, в дополнение к школьным, городским и региональным мероприятиям нас стали привлекать к участию в военно-спортивных соревнованиях за эту воинскую часть, подбирая соответствующую военную форму. Почти каждую неделю мы ездили в другие воинские части в города Краснодар или Ростов-на-Дону на соревнования по бегу, боксу, борьбе, гиревому спорту, преодолению полосы препятствий и различным многоборьям, показывая при этом приличные результаты и привозя грамоты, медали и сувениры. В то же время мы помогали тренеру заниматься с группами младших ребят по его плану и под его тщательным контролем. Многие из моих товарищей стали офицерами Вооружённых Сил, Военно-морского флота и различных специальных служб нашей страны, тренерами по различным видам спорта.

Инструктором по боевому самбо со скромной зарплатой мне посчастливилось самостоятельно поработать до службы в армии в 1975 – 1976 гг. в Советском районном отделе внутренних дел города Краснодара – там я готовил милиционеров по методикам Анатолия Аркадьевича Харлампиева. Сегодня важно отметить, что право работать тренером или инструктором в силовых структурах давало наличие звание Кандидата в мастера спорта СССР (КМС) по прикладному спорту – борьбе или боксу. Имея квалификацию КМС по борьбе самбо и КМС по дзюдо, я делал эту работу на законных основаниях. На общественных началах я готовил группу дружинников завода Краснодарсельмаш и несколько групп оперативного реагирования самых активных в то время комсомольских оперативных отрядов (дружинники из числа комсомольцев). Мне удалось привлечь в комсомольские оперативные отряды знакомых ребят из числа талантливых спортсменов из секций борьбы и бокса. Тогда в Советском районе насчитывалось 76 комсомольских оперативных отрядов, они активно поддерживали общественный порядок в парках и на танцплощадках ВУЗов и техникумов, в других местах скопления молодёжи и часто задерживали подвыпивших дебоширов и просто хулиганов на улицах города, в районе многотысячных женских общежитий Камвольно-суконного и Хлопчатобумажного комбинатов, на опытных полях Сельскохозяйственного института (особенно - в период цветения конопли) и других общественных местах. Случалось, что мобильные группы оперативного реагирования выезжали на места по звонку с мест происшествий на закреплённых грузовых автомобилях ГАЗ-51 с брезентовым тентом оборудованных лавками, помогали коллегам в поддержании или наведении общественного порядка. Иногда задержанные оказывали серьёзное физическое сопротивление, а бывали случаи, доставали ножи и металлические прутья. Из рассказов дружинников и милиционеров я узнавал, что знания приёмов самозащиты, полученные на моих занятиях, спасали дружинникам жизни, а милиционерам помогали выполнять служебный долг по задержанию опасных преступников.

Не один десяток раз я выходил на вечерние дежурства с комсомольскими оперативными отрядами или выезжал на места происшествий. Интересно, что часто было достаточно твёрдого разговора с правонарушителем и он, чувствуя в голосе твёрдость намерения, правоту и силу блюстителя порядка, без какого-либо сопротивления шёл в отделение милиции, чтобы составить протокол о правонарушении.

Этот опыт позволял корректировать планы воспитания и обучения - психологической и физической подготовки милиционеров и дружинников в зависимости от реальной оперативной обстановки в городе.

Призыв на службу в Вооружённые Силы, учёба в сержантской школе и служба на сержантских должностях, учёба в военном училище с совмещением исполнения сержантских должностей и многолетняя служба на офицерских должностях позволили получить опыт и дали уникальные знания в инструкторском и тренерском деле, но основы моего воспитания и обучения заложил отец.

Сегодня другие времена и у спорта сейчас другие задачи!

По себе и своим детям знаю, шкала ценностей человека формируется в самые первые годы его жизни. Главную роль в этом, несомненно, играют родители, но от тренера во многом зависит потенциал и достижения (результаты) молодого человека. Не следует забывать, что тренер – такой же человек и он тоже идет из своей шкалы ценностей, заложенной в его детстве. Хорошо, когда шкала ценностей совпадает.

 

Президент Федерации боевого самбо России

и Всемирной федерации боевого самбо

Алексей Алексеевич Малый

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован