Эксклюзив
Мельников Алексей
02 апреля 2015
17258

Алексей Мельников: С обратной стороны листа (вместо блокнота)

Настораживает выражение - "элита российской интеллигенции". Очевидно, имеется ввиду наличие у обозначенного подкласса соответствующего удостоверения. Снобизм, конечно, вещь занятная, но не до такой же степени... Чиновничий, мещанский, правозащитный, либеральный снобизм - какая разница? 

* Ненормативная лексика в обществе – к чему этот спор? Можно все решить мирно и демократично. Хочешь материться - пожалуйста. Непременно в газетах и телепрограммах? Не вопрос, но в специальных - с меткой "для матершинников". В кафе и ресторанах? Точно также - с указанием при входе "Здесь матерятся". В автобусе и трамвае? Что же - и здесь можно выйти из положения. Скажем обустроить в салоне специальные звуконепроницаемые кабинки для ценителей грубых слов. Также, полагаю, можно удовлетворить даже депутатов Госдумы: тех. что за мат и тех, что против. Первых кормить в кафе с непременно матюкающимися официантами, вторых - иным способом. Если же тебя от непристойной лексики коробит, тогда ищи указки "Здесь не матерятся».

* Я не знаю более емкого образа мироздания, чем железнодорожный путь. Выплывающая откуда-то из-за горизонта бесконечно-неумолимая лента жизни, и уносящаяся туда же – за последней край земли – ровная железная река. Вся эта отшлифованная миллионами событий-колес усыпляющая монотонность покоится на отсеченных чьей-то дерзкой рукой межшпальных рубежах, постулированных кем-то наверху неприкасаемых отрезках, квантах, если угодно, жизненных шагах, мгновеньях…

* Счастливым - не до антивоенных писем. Это - удел совестливых, а потому - несчастных: писать эти письма и их читать. И видеть, как они упрямо игнорируются. Какое уж тут счастье?..

* Прежде, чем присоединять к России Крым, приладить бы к ней сначала большую часть потерянных внутри страны территорий: обезвоженных, обездороженных, обезтрезвленных тысяч деревень и сел. Многие из них - не далее полутора часов небыстрой езды от столицы. Причем - в любую сторону: тульскую, брянскую, владимирскую, калужскую... Боюсь, что крымчане под термином "присоединение к России" поняли несколько другой - "присоединение к Москве". А может быть даже - "к Рублевке". Это разные вещи.

* Эй, Болотная, хватит тереться о кремлевские стены. Они и без тебя не упадут. Лучше по сторонам оглянись - вон, что делается...

* Как часто бывает: чувствуешь, что очень хочешь что-то почитать, а что именно – и сам не знаешь. Роешься, листаешь, перекладываешь: взял одну книжку - не то, другую - не в тему, третью – не сейчас. Потом вдруг натыкаешься: вот оно – то самое, без чего внутри никак не клеилось. Примерно с таким чувством читаю «Книгу о русских людях» Горького. Удивительно сочные этюды пронзительнейшего из наблюдателей русских характеров. Признаюсь, ранний (незабронзовевший) Горький всегда меня потрясал. Беда, что поздний, соцреалистический этап его творчества затмил для большинства людей истинный масштаб таланта писателя. Теперь задача: провести литературные «раскопки», и вернуть читателю присыпанные пеплом предрассудков выдающиеся вещи Мастера. Не могу удержаться от цитирования. Больно уж актуальна и точна эта, подмеченная когда-то Горьким, «русскохарактерность: «Часовщик Корцов, по прозвищу Лягавая Блоха, маленький волосатый человек с длинными руками, - патриот и любитель красоты. – Нигде нет таких звезд, как наши, русские!- говорит он, глядя в небо круглыми глазами, плоскими, как пуговицы. – И картошка русская – первая, по вкусу, на всей земле. Или – скажем – гармонии, лучше русских нет!.. Да мало ли чем можем мы нос утереть Америкам этим!.. Он любит восхищаться красотой природы, хотя окрестности города пустынны, вспухли бесплодными холмами, изрезаны оврагами, нищенски некрасивы. Но часовщик, стоя на берегу мутной, пахучей реки, отравленной войлочными заводами, восклицает с искренним чувством: - Эх, красота же! Ширь, гладь. Иди куда хошь. До смерти люблю я эту красоту нашу!». 

* Чабуа Америджиби – умер от грусти.
 
* Неважно какое место занимает регион (63-е, как Воронеж, или 2-3-е, как Калуга) и в каких именно святцах (Минрегиона, "Левада-центра" или загадочного "Квалитаса") - градус патриотизма везде повышенный. До уровня горячки. Пенсия 8 тысяч, квартплата - 5, до "освобожденного" Крыма хватит на сотую часть пути. Телевизоры захлебываются от барабанного боя. Великодержавности - самосвалами не увезти. Действительно, зачем нам счастье? И без него - кайф.

* Плохо не только без Рождественского. Опасно оставаться без Астафьева, Слуцкого, Левитанского, академика Лихачева, Иосифа Бродского, Сергея Капицы. Без таких людей случаются катастрофы...

 * Мераб Мамардашвили - потрясающий мудрец и собеседник. Одно чувство, когда проглатываешь его блестящий курс лекций (как, впрочем, и другие, что Мераб Константинович прочитал в середине 70-х годов) - искренняя зависть тем, кто сидел в этот момент в аудитории (той же - ВГИКовской, что вместила в себя живую речь выдающегося философа).  Уроки М.К. довольно основательно прочищают мозги, в том числе - в отношении понимания коренных тектонических сдвигов, произошедших в XX веке и обернувшихся извержением социальных "везувиев" как в 1914, так и в 1939 годах. Пугающие аналогии с нынешними временами заставляют задуматься о необходимости более тщательного изучения нашего философского наследия. В особенности - с привлечением таких мудрецов как Мераб.
 
* В Комбодже любят слегка подтухшие яйца.  Ну и что с того? А у нас -  телевизор. Не вижу разницы.

* Грузия - почти вирус: раз побывал - всю жизнь тянет.

* Не суть важно: из какой точки на карте выстрелила ракета. Она вылетела из обкуренных войной мозгов. А мозгов таких по обе стороны донбасской бойни, через край.

 * Есть люди, которых, как не заставляй любить мат, все равно его не любят. Не исключено, что у них на мат аллергия. Пусть они в меньшинстве. Но их тоже надо уважать.

* У Апостола Павла: 1 раскаявшийся грешник=99 праведникам. И так две тысячи лет…

* Тур Хейердал. Титан. Человек эпохи Возрождения. Помню, как запросто пришел он в д/к МИСиС (год 83-84-ый, кажется) на Ленинский проспект. Объявление маленькое при входе, чуть не от руки: мол, все желающие приглашаются на встречу. Мы, студенты, дожевав бутерброды, решили: айда, раз зовут. Высокий, стройный пожилой джентельмен. Обаяние потрясающие. Не помню, о чем он говорил (потом уже в его блестящих книжках прочитал), но примагнитил капитально. На всю жизнь. Масштаб Галилея - человека, способного взять Земной шар в руки и его согреть.

* Новая книжка Гениса. Перефразируя старое партийное клише: еще  не читал, но уже нравится.

* Путин, Сталин, Ли Кван Ю... Было бы, что этим перцем перчить. Без острого в России и аппетита к жизни нет. Подавай перчененького - и точка. А под водочку - так в самый раз. Думаю, что все-таки Путин - это приправа. Но никак - не основной бульон.

* Христос прожил 33 года и вознесся на небеса, одарив человечество бесценным даром - христианством, Экзюпери вознесся в небо на своем "Лайтнинге" в 44 года, оставив человечеству в дар свою "Цитадель". Оба дара практически равноценны, во всяком случае, годы подведут нас к этому выводу. Начав свою великую вещь в 1936 году, гениальный француз планировал писать ее, минимум, лет двадцать. И еще лет пять-шесть гранить этот интеллектуальный алмаз. Никогда не расставался с рукописью. Хотя к 1944 году она разрослась до 900 убористых машинописных страниц. Сюжет вещи весьма условен: исповедь властителя некоего царства. Суть же - притчи о жизнеустройстве. О сущности ЧЕЛОВЕКА. О том, как им научиться быть. Чему верить, кому молиться, как возводить храмы. И самый же главный из них - души. Вполне - евангелие. Отсюда и - настоятельность прочтения. Даже не прочтения - скорее проживания. "Прочитать" книжку невозможно. Как невозможно "прочитать" "Послания апостола Павла" или "Молитвослов". Можно только проникнуться, припасть, глотнуть...
* «Важно понимать, что возможен непредвиденный исход событий..." С этой фразы можно начинать и ей же, по сути, ограничивать большую часть материалов по нынешней бесшабашной русской экономике. Не говоря уже - о политике..

* Депрессия депрессии рознь. Одно дело, когда ты в нее сваливаешься (Америка-1929), и совсем другое, когда ты в нее спрыгиваешь сам (Россия-2014).

* Нобелевская литература, увы, не всегда была с большой буквы. В отличии, скажем, от Нобелевской физики. Слабый Шолохов создал могучий роман с отвратительными героями. Гениальный Пастернак сочинил скучнейший опус из слабых персонажей. Отвратительный Набоков гениально ругал могучий шолоховский спектакль с неприятными казаками. Ненобелевского театрального Булгакова терпеть не мог настоящий нобелевец Бродский. Того, в свою очередь, плохо переносил еще один лауреат - Солженицын. Который, в свою очередь, отвратительно отзывался о "метасюжетных" линиях нобелевского "Тихого Дона". Если и искать в русской литературе метасюжет чего-либо (революции, например), то он, пожалуй, только в этом - полном его отсутствии.

* Тот случай, когда журналистика - сильная, тема - взрывная, а КПД - отрицательный. Как в операционной: пациенту разрезали живот, и доктора сцепились в споре, как дальше лечить. Они все спорят, а ты все лежишь с дырявым пузом и их слушаешь...

 * Социальную идею РПЦ искать также продуктивно, как и национальную РФ. Оптимальный результат таких поисков един: не переругаться и не поубивать.

* Расчленять качество литературного текста и его социальную заостренность - занятие на любителя. Скажем "качество" максимально социально "дерзкого" по тем временам марксовско-энгельсовского "Манифеста" - отменное. Не будь этого "качества" и неизвестно куда бы еще двинулась история. И наоборот: сколь социально не заостряй какую-нибудь единоросовскую (право- или леворосовскую - без разницы) публицистическую мякину - все будет лабуда. Пелевин, Сорокин и Улицкая, как бы мы не превозносили их "авторский мессидж", должны все-таки заботиться о нем сами, а не кивать на зевающую над их опусами критику. Все-таки основной "мессидж" прячется именно в литературном "качестве". Искать его в другом месте (как в том анекдоте про пьяницу - где светлее) - обманывать себя и других. Рецепт простой: пиши, как Толстой, и критика сама, без всякой подсказки подробнейшим образом препарирует всю твою социальность. А то получится, как у Жванецкого: мол, мы сначала сделаем сметану, а потом будем бороться за ее качество. То есть: первым делом накатаем социальный "мессидж", а потом уже решим, присваивать ему статус литературного шедевра или нет. 
* Непонятно: какой толк от Давоса, если главное, что мы из него черпаем, это - как бранятся Силуанов с Улюкаевым. Пусть бранятся дома.

* А вот с плакатом «Je suis Kiselev&Solovyev» я бы на улицу не вышел. Не при каких обстоятельствах.

 * Интеллигентный мотоциклист нынче - редкость. Почти что ископаемое. Может в столице они еще остались, а в провинции смело мутировали в гоблинов. Хороших слов для них не осталось. Увы...

 * Количество жизни у нас всегда стоит впереди ее качества. Нас интересует в первую очередь "поголовье". Цифры. Вал. Ну как насчет того, что будет внутри этих голов? Помнится, главный герой "Цитадели" Экзюпери - правитель древнего царства - любил повторять; "меня не интересует, будет ли человек счастлив, меня волнует: какой человек будет счастлив?"

 * Забавные какие: и партии нынешнии, и партийцы. Может быть они, действительно, для чего-то нужны... Кому-нибудь интересны... Кроме самих себя, конечно.

 * Пришлось закрывать независимую газету. Провинциальную. Надеюсь - честную. Из-за безденежья. Ей долгие годы жил. Ощущения - жуткие. Самое сильное: молчание тех, кого ты в газете защищал. Все остальное пережить легче.

* Обнинск - первый в стране НАУКОГРАД. Мало кто об этом сегодня помнит. Даже - в самом Обнинске. Не говоря уже о людях приезжих. Скажем, журналистах. Больше - о "бизнесе" ученых, откатах, тяжбах и т.д. Самой ядерной науки здесь давно уж нет (пожалуй, это - главная "военная тайна" обнинского ФЭИ). Того накала идей, что был зажжен здесь Лейпунским, Марчуком, Субботиным - не существует. Вот, что досадно...

* Всё сложнее и сложнее под словом "Россия" понимать что-то однозначное. Близкосмысловое. Хоть как-то структурированное. То ли разлагающийся динозавр, то ли стая перепуганных собственным криком ворон. Еще чуть-чуть усилий там, наверху, и слово "Россия" войдет в толковые словари будущего с припиской "устаревшее".

* Социология войны страшней самих сражений. Русско-украинская бойня - твердый неуд тем и другим верховным "интеллектуалам". Выращенным в их пропагандистских пробирках мутантам "лидеров наций". Их главная мечта - остаться "на второй год", "на второй срок", а лучше всего - "на вторую жизнь". Но для этого они ее, эту вторую жизнь, должны у кого-то позаимствовать. Чем, собственно, и занимаются - алчным воровством человеческих судеб.

* По нынешним временам может получиться так, что единственным местом, откуда захотят уезжать русские, останется только Россия.

 * Иные сельские захолустья Нечерноземья (Калужские, например) столь заброшены, что местные администрации жалуются: про нас забыли даже ревизоры и проверяющие из области и перестали наезжать и интересоваться - живы ли мы тут или уже померли.

* Мой дед. Я видел его Красную звезду, медали За боевые заслуги и другие, но о войне рассказы из него вытягивал щипцами. Для этого на целый день увязывался с ним пастушить - дело было летом в деревне. "В награду" мне - лишь пара дедовских отговорок: "Да, что же в ней, войне-то, хорошего? Было бы об чём..." И замолкал, грустно глядя куда-то в даль: мол, будь она проклята... Только от бабушки узнал, что всю войну он катал пушки по передовой, а закончил их катать где-то в Австрии. Но от него об этом - ни слова....

* «Россия отказалась участвовать в заседании Совбеза по Крыму». Выйти из Совета безопасности, затем - вообще из ООН. Выслать из Москвы всех послов (кроме северокорейского, конечно). Импортозаместить Сименсы, Самсунги, Мерседесы, Виндоусы, Эпплы, а за одно с ними - Баха, Бетховена, Моцарта и Шекспира. Импортозаместить Христа, Магомета и Будду…

* Интересно, что возрастные группы по сдаче норм ГТО включают 70-летних и старше. Между тем сама идеология мероприятия подразумевает: готов к ТРУДУ и ОБОРОНЕ. Опять что ли готовиться к войне старикам. Оставили бы хоть их в покое и назвали бы нормы для пенсионеров как-нибудь иначе...

* Когда к Распутину приклеивают ярлык "деревенская проза" или что-то подобное в духе литературного агитпропа - охватывает чувство безысходности и тоски. Молчание классика стоит десятков томов его многоговорливых комментаторов. За многословными упреками в адрес измучившегося тоской писателя они недоговаривают главного: "Последний срок" и "Прощание с Матёрой" - это литературный Эверест. На него в лучшем случае можно забраться с веревками, кирками и ноутбуками, чтобы выстукивать потом из оных "аналитические" статьи. Но построить свой Эверест, выше того, который построил "заблуждавшийся" гений - не дано.

 

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован