15 сентября 2004
3039

Алексей МОСКОВСКИЙ: Сегодня программа вооружений выполняется, а завтра?

Вся информация, касающаяся оснащения Российской армии новыми образцами вооружения и военной техники, весьма деликатна. Здесь как ни в какой другой сфере много сведений, которые в чистом виде подпадают под категорию `военная тайна`. Тем ценнее возможность получить максимально полную информацию от самого сведущего человека в этой области. Сегодняшний гость `ВВФ` - начальник вооружения Вооруженных Сил РФ - заместитель министра обороны России генерал-полковник Алексей МОСКОВСКИЙ.



- Алексей Михайлович, в средствах массовой информации появились сообщения о том, что в государственную программу вооружений (ГПВ), рассчитанную на период 2001- 2010 годов, могут быть внесены изменения. Действительно ли рассматриваются такие планы?

Прежде всего, нужно отметить, что следующий год будет довольно сложным для нас. Предполагается, что может измениться экономическая ситуация. Поэтому нельзя исключать возможных изменений в политике, которая была выстроена в ГПВ-2010.

-В чем выразятся эти изменения? Как могут трансформироваться уже в следующем году приоритеты ГПВ и как шла реализация программы первые три года?

- В последние годы государственный оборонный заказ (ГОЗ) выполняется без крупных корректировок. Поэтому можно говорить об исполняемости программы вооружений. Напомню лишь некоторые цифры. Общий объем ГОЗ по программе вооружений в 2001 году составил 53 млрд. рублей.

Он полностью выполнен по всей номенклатуре, которая предусматривалась гособоронзаказом, а также программой вооружений на тот год. В 2002 году Думой были утверждены основные показатели ГОЗ в объеме 78 млрд. рублей. Еще на два млрд. рублей нам разрешили заключать договора и выполнять по ним работы. Поэтому мы считаем,что 2002 год тоже сполна соответствовал программе вооружений как в ресурсном, так и номенклатурном плане.

В 2003 году произошла первая корректировка. По ГПВ мы должны были получить 119,8 млрд. рублей. Но ГОЗ утвержден и соответственно заключены договора на сумму 112,8 млрд., из которых 109,8 млрд. обеспечены деньгами. На три миллиарда нам разрешено заключение договоров с промышленностью с оплатой в следующем году. Таким образом, если анализировать объемные показатели чисто арифметически, то в 2003 году мы, с одной стороны, первый раз получили корректировку, с другой - перенесли ряд заданий программы вооружений на 2004-2005 годы. Если говорить о номенклатуре, то за три года принято на вооружение почти 280 образцов оружия разного типа, вида, значимости и приоритета. Порядка 200 образцов принято за 2001-2002 гг., в этом году ожидаем прием около 80 образцов.

С 2004 г. объемы закупок техники должны были вырасти в два раза. Если в этом году на закупки было выделено 55 млрд. рублей, то по ГПВ па следующий год запланировано 110 млрд. рублей, Благодаря этому мы должны были загрузить промышленность. Однако, думаю, в следующем году этого не произойдет. Скорее всего, все останется на уровне текущего года. Может быть, только весьма незначительно увеличатся показатели поставок вооружения в войска. С учетом этого нам придется производить некоторые изменения в политике реализации программы вооружения.

-Это обусловлено экономическими проблемами?

Вопрос, как говорится, не по моей зарплате. Тем не менее, полагаю, дело не только в экономических проблемах. Считаю, что у государства достаточно средств, чтобы выполнить ГПВ и в 2004 году. В следующем году общий объем госзаказа по программе вооружений должен составлять 188,8 млрд. рублей. Пока дефицит составляет порядка 40 млрд. рублей. Это значительная сумма. Если еще учесть, что инфляция на следующий год по предварительным данным оценивается в 10-12%, то только ценовая индексация составит около 20 млрд. рублей. Причем цены реальные, как вы понимаете, далеки от арифметических.

-Министр обороны России Сергей Иванов недавно заявил: планы строительства новых стратегических подводных ракетоносцев успешно реализуются, как и планы их оснащения современными ракетами типа `Булава`. Он сообщил, что головной корабль проекта 955 `Юрий Долгорукий` будет построен уже в 2006 году. А дальше начнется серийное производство таких субмарин. Сколько подобных кораблей, которые составят основу морских стратегических ядерных сил РФ, планируется построить до 2010 года?

- Если говорить о планах, то до 2010 года мы должны получить корпуса кораблей типа `Юрий Долгорукий` (проект 995 - Ред.) с соответствующим боевым комплектом. Упомянутая новая морская ракета, которая создается для ракетоносцев этого проекта, со следующего года должна проходить испытания на лодке 941-го проекта `Акула` (типа `Тайфун` - Ред.), которая вышла в прошлом году из цеха после ремонта. После спуска на воду сейчас идет доводка этой подлодки.

Таким образом, если намеченные планы будут выполнены, то в 2010 году мы будем иметь четыре лодки, вооруженные новыми ракетами. Однако возможное недофинансирование ГПВ может привести к тому, что планы ввода в строй, по крайней мере, стратегических подводных ракетоносцев увеличатся минимум на полтора-два года.

-Если ракетоносцы не войдут в боевой состав ВМФ в назначенные сроки, чем можно будет компенсировать эту потерю?

-Ряд решений в этом направлении уже принят, особенно после того, как Россия ратифицировала договор с США по стратегическим ядерным потенциалам. Предусмотрен еще ряд работ, которые будут проводиться в рамках ГПВ, причем не только по линии морской составляющей сил ядерного сдерживания. Поэтому частично компенсация, конечно, будет. Но это именно частичная компенсация в силу того, что она не носит долгосрочного характера. Так что морской составляющей придется нагонять дефицит ресурса, который образуется в 2004-2005 годах.

-Когда, на ваш взгляд, будет отработан механизм, который позволит максимально задействовать полученные от военно-технического сотрудничества (ETC) средства в интересах развития отечественного ОПК?

В свое время Президент России уже принимал по этому вопросу решение. Он поручал проработать вопрос создания на базе Комитета РФ по военно-техническому сотрудничеству с иностранными государствами фонда, в который предприятия-субъекты ВТС могли бы отчислять часть своей прибыли. Однако этот вопрос до сих пор находится в проработке. А пока предприятия, которые сегодня участвуют в ВТС и получают внешние заказы через `Рособоронэкспорт`, сами себя развивают, инвестируя средства в собственные разработки. Это точечные бриллиантики, если можно так выразиться. Вся остальная промышленность, которая не участвует или в меньшей степени участвует в ВТС, находится на ресурсах государственного оборонного заказа.

-Что может заработать Минобороны на продаже устаревшей техники?

В этом году Министерству обороны разрешено передавать в промышленность технику с истекающими сроками хранения на довольно существенную сумму - 5,8 млрд. рублей. Схема тут простая. Допустим, мы отдаем на завод пять старых двигателей, а обратно получаем два исправных и отремонтированных. Остальные двигатели идут либо в разборку и на запасные части, либо предприятие их восстанавливает и продает на внутреннем или внешнем рынке.

Такой механизм мы недавно согласовали и внесли в Правительство предложения, чтобы попытаться уже в этом году начать процесс заключения договоров с промышленностью под условия передачи техники. Если такая схема будет успешно реализована, то на следующий год объем передаваемой из Минобороны техники предполагается увеличить до 6,3 млрд. рублей.

- С какой тематикой будут связаны эти `распродажи`?

- В основном планируется реализовывать авиадвигатели. Это то, что наиболее востребовано. Частично на реализацию пойдут бронетанковая, артиллерийская техника, боеприпасы, техника ПВО.

-Минобороны практически отказалось от закупок новых самолетов для своих ВВС в то время, как ряд зарубежных государств оснащены новыми истребителями отечественного производства. Разве это правильный подход?

- Да, сегодня наши ВВС практически не закупают самолеты как летательные аппараты. Мы пошли по пути модернизации и ремонта с восстановлением ресурса авиационного парка в частности, самолетов типа МиГ-31, Су-27, Су-25. Считается, что, таким образом мы оснащаем ВВС практически новыми машинами с новой начинкой - двигателями, авионикой, вооружением. Конечно, происходит это не в таких объемах, как хотелось бы.

Надо сказать, что модернизация самолетов осуществляется только на отечественной элементной базе. Французскую и израильскую авионику на боевые самолеты для наших Вооруженных Сил мы не ставим. На опытных разработках позволяется применять элементную базу зарубежного производства, а серийные и боевые образцы должны уходить в часть только на отечественном оборудовании.

-Появлялись сообщения, что испытания перспективной зенитной ракетной системы (ЗРС) С-400`Триумф` завершаются, и в будущем году она может быть принята на вооружение Российской армии...

Одно из условий, которое ставилось разработчику при создании системы С-400, - возможность использования уже имеющихся в войсках ракет. В частности, от систем С-300. В 2003 году завершаются испытания `Триумфа` со старой ракетой от С-300. Кардинального переворота в боевых характеристиках комплекса не произошло. Прирост составил лишь 10-15%.

Испытания `Триумфа` со старой ракетой должны были завершиться в 1999 году. Опоздали на четыре года. Новая штатная ракета, которая разрабатывается специально для комплекса С-400, должна была выйти на испытания в 2000 году. Но на сегодняшний день комплекс не предъявлен на испытания: пока нет ракеты. Планируем получить С-400 на испытания в следующем году.

-Можно ли уточнить: система С-400 будет принята на вооружение только после того, как завершатся испытания с новой ракетой?

-Думаю, что мы пойдем по пути принятия на вооружение этого комплекса в полном штатном его исполнении. Если говорить о возможности насыщения войск комплексом со старой ракетой, то, наверное, возможно получение одного комплекса в два года.

Но нужен ли такой комплекс? Да, он дает 10-15% прироста в характеристиках, но не снимает проблему прикрытия территории, объектов и т.д. Если уж мы ждали три-четыре года, то, полагаю, можно повременить еще год-полтора, чтобы в итоге получить комплекс, который в 2-2,5 раза превосходит по характеристикам сегодняшнюю `трехсотку`. Наверное, все-таки будет принято решение отрабатывать дальше систему С-400.

-После создания Концерна ПВО вся противовоздушная тематика сосредоточена в одних руках. Наверное, к этому шли и затем, чтобы создать единый комплекс ПВО для всех Вооруженных сил. Выдало ли Минобороны тактико-техническое задание (ТТЗ) по такому комплексу или пока еще нет?

- В Концерн ПВО вошли, если говорить о ЗРС, три головные фирмы. Это `Алмаз`, создававший системы для бывшей ПВО страны - С-ЗООПМУ, С-ЗООПМУ-1 и т.д., концерн `Антей` -головная фирма по той же С-300, но в модификации для Сухопутных войск. Как известно, эти два комплекса не взаимозаменяемы и технологическая база у них разная. Третья фирма, входящая в концерн, - `Альтаир`. Она разрабатывала и производит вместе с серпуховским `Ратепом` ЗРС С-300 для ВМФ, которые называются `Форт`, `Форт-M` и т.д.

Если говорить об этих `трехсотках`, то сегодня их переделывать и давать по ним ТТЗ было бы неправильно. Это, условно говоря, если не вчерашний, то и не сегодняшний день. А нам надо смотреть в будущее.
Поэтому все три фирмы занимаются модернизацией комплексов. Это не дает существенного прироста характеристик, но, тем не менее, продлевает жизнь систем ПВО в войсках, на кораблях и т.д.

Комплекс С-400 задавался как комплекс для войск ПВО страны. ТТЗ на него было утверждено еще в 1986 году. В 1999-м вышел указ Президента, где говорилось о том, что эта система является единой для ПВО. Однако на сегодняшний день он пока в таковой не Превратился и находится в процессе разработки.

Говорить же о перспективе единого комплекса для всех трех систем ПВО можно только в новом программном периоде. Как известно, в этом году на базе существующей ГПВ мы начали формировать следующую программу вооружений, рассчитанную до 2015 года. При формировании этой программы, наверное, мы можем поставить подобную задачу классическим образом, начиная от аванпроекта.

-А как обстоят дела с финансированием потребностей Космических войск по линии гособоронзаказа?

- Начиная с 2001 года, ресурсный объем по Космическим войскам как заказчика по линии ГОЗ возрос в три с половиной раза. В прошлом году мы получили от промышленности шесть космических аппаратов и столько же ракет-носителей. Это очень существенный показатель. В 2003 году Космические войска получат на вооружение восемь космических аппаратов и восемь ракет-носителей. В будущем же году мы должны заказать 12 космических аппаратов, 12 ракет-носителей и два разгонных блока. Но, скорее всего, при тех коррективах, о которых я уже говорил, придется в два раза сократить эти количества, Но не потому, что они нам не нужны, а потому, что нужно балансировать всю систему вооружений.

-Известно, что радиолокационное поле России имеет много `дыр`, особенно на Дальнем Востоке, в районах Крайнего Севера. Скажите эта беда как-то учтена в ГПВ? Есть ли надежда, что ситуация будет изменяться в лучшую сторону?

Тут два аспекта - организационный и технический.

-В организационном плане на высшем государственном уровне были приняты решения о создании соответствующей федеральной структуры, контролирующей радиолокационные системы различных ведомств, подразделений Единой системы управления воздушным движением и др. Эта объединенная для России система интегрирует всю радиолокационную информацию, которой обладают федеральные ведомства. В частности, информацию приводных станций гражданской авиации, ЕС УВД, радиотехнических войск ВВС, Сухопутных войск и других. Представим, что все эти силы и средства включились вместе. Думаю, в итоге `дыр` слишком много не будет.

`Дыры` имеют не только горизонтальные, но и вертикальные характеристики. Например, нижняя кромка радиолокационного поля для Советского Союза была примерно от 50 метров до километра.

Сегодня эта нижняя кромка - в зависимости от текущего дежурного режима станции - колеблется в пределах 3-5 километров и даже выше. Если самолет летит ниже, он не будет замеченным, пока не войдет в зону сплошного радиолокационного поля. Но, с другой стороны, если включить все боевые средства, не только дежурные, но и резервные, которые есть в войсках, картина существенно изменится. Сегодня в войсках такая возможность есть, но она постоянно уменьшается, потому что ежегодная деградация техники по ресурсу составляет 6-7%. Если ничего не предпринимать, лет через десять придется совсем туго. Поэтому мы должны восполнять естественный износ либо ремонтом, либо закупкой нового оборудования. Но на это не хватает денег. Тем не менее, процент деградации нужно каким-то образом стабилизировать.

-Не кажется ли вам, что при создании новых вооружений год от года усиливается влияние субъективного фактора? Один начальник принимает решение разрабатывать такую-то боевую систему. Потом приходит его сменщик и говорит: давайте делать новую. Не накладно ли? Может быть, государственная независимая экспертиза могла бы подводить жирную черту в таких ситуациях?

- Конечно, можно загибать палец за пальцем приводя конкретные примеры субъективизма. К сожалению, их достаточно. Но тут важно понять вот что. Механизмы, связанные с разработкой, производством военной или гражданской техники, очень инерционны. Спланировав что-то и приняв соответствующее решение, по-моему, нужно идти до конца.

Раньше в промышленности бытовала такая фраза: `Разработаем, сделаем, отработаем документацию и положим на полку`. Что это означало? То, что технические решения воплощены в `железо`, в конкретную технику. Далее процесс в любой момент можно остановить, прекратить финансирование, приняв соответствующее решение.
Правильное или неправильное в данном случае неважно. Но после этого в соответствии с законодательством, договорными отношениями мы должны были рассчитаться с незавершенной работой.

Тут всегда встает вопрос: а что легче - рассчитаться с этой незавершенкой, либо все-таки довести разработку до конца? И, может быть, действительно, не запуская образец в серийное производство, документацию в полном комплекте положить на `полку`? Ведь что такое `полка` в данном случае? Это интеллектуальная собственность государства, это ноу-хау, которые можно взять в нужный момент и запустить в серийное производство...

Я за то, чтобы при 80-90% готовности той или иной разработки доводить ее до конца. А потом уже принимать решение - тиражировать технику или нет. Считаю, что любой руководитель, причастный к разработке вооружений и военной техники, должен как эстафетную палочку воспринимать инициативы предшественника. Если он этого не сделает, тогда мы никогда ничего не создадим.

Беседу вел Сергей БАБИЧЕВ



Редакция информации (МО РФ в ГИС `Интернет`)http://nvolgatrade.ru/
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован