24 августа 2008
12153

Алексей Подберезкин: `ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ КАПИТАЛЪ`, том 2, `Задача Nо 3: отказ от инерционной модели развития`

"Если в корне не изменить отношение
к науке, вопросы о внедрении
инноваций в нашей стране
просто перестанут существовать"

Г. Месяц, вице-президент РАН

К 2008 году Россия вплотную встала перед выбором модели будущего развития. Период стабилизации закончился, но какой путь развития выбирать - инерционный, экстенсивный, или инновационный?

Вопрос отнюдь не риторический, хотя вроде бы понятно, что перспективы у экстенсивного варианта нет. Но есть многое другое - инерция, привычка, внешняя простота, но, главное, стремление сохранить пресловутую макроэкономическую стабильность. Отчетливо это видно на примере подготовки концепции социально-экономического развития до марта 2008 года и до августа 2008 года. Причем августовский вариант, скорректированный в сторону инновационного развития, остается, по сути, модернизацией инерционного сценария прежних лет. Это видно, хотя бы, на примере того, что сроки "инновационного" периода отодвигаются до 2012 года.

Именно в 2008 году России предстоит выбрать между имитацией инновационного развития и подлинным "рывком" в будущее. Выбор этот, прежде всего, идеологический - как окончательный разрыв с неолиберальным прошлым и зависимостью от западных (далеко не лучших) моделей, от которых на Западе давно уже отказались.

Проблема и в том, что времени у России нет. Это только кажется, что разница между экстенсивным и интенсивным вариантами небольшая. На самом деле эта разница принципиальная, я бы сказал революционная.

Необходимо отказаться от нынешней инерционной модели развития, которая ориентируется на сохранение макроэкономической стабильности в ущерб задачам развития - требование, которое к середине 2008 года все настойчивее звучит. Стремительный рост золотовалютных резервов (ЗВР) и Стабфонда, как один из результатов экономической стабилизации, становится фактором сдерживания экономического и социального развития. Но, главное, это то, что улучшение макроэкономических показателей в России не должно становиться самоцелью, тем более, что инфляционный критерий не выдерживается. Цель - рывок в научно-техническом и социально-экономическом развитии, а не рост ЗВР и Стабфонда, которые после достижения определенных размеров просто теряют свое значение.

Необходимо в ближайшее время сделать неизбежный выбор - развитие или стабильность. Нельзя одновременно сидеть и двигаться. Нужно срочно выбирать. А это уже политический выбор. Выбор, от которого уже не уйти. Политический выбор в пользу инноваций, это уже отказ от инерции, бюрократии в пользу профессионализма и креатива. Легко ли в реальности такой выбор сделать? Трудно, почти невозможно, но необходимо. Пока что даже вариант концепции социально-экономического развития (от августа 2008 г.), даже с учетом корректив, не отвечает этим требованиям.

Тем более что мы с этим выбором уже опоздали на десятилетия. Сегодня нам уже не догнать развитые государства в обозримой перспективе 25-30 лет, если мы сохраним существующие темпы развития, если не сможем активно использовать наш интеллектуальный и духовный потенциал, которые ныне используются на доли процентов. Масштабы инновационной деятельности в российской промышленности составляют всего три процента, а ее доля в мировом наукоемком экспорте - менее 0,3% (притом, что доля ВВП - 2,5%). Нам необходим качественный скачок, который можно совершить, используя в полной мере стратегические направления научно-технической революции и развития.

Понятно и очевидно, что свободные ресурсы необходимо инвестировать в знания - образование, науку, инновации, и повышение социальных стандартов, качества жизни граждан. Все это реальные инвестиции, более реальные и выгодные, чем Стабфонд и ЗВР. Ныне недофинансирование этих сфер составляет 150-200%, а, учитывая их важность в развитии творческого потенциала нации и потерянные 15 лет - 250-300%. Это те параметры, которые могут быть признаны минимальными для государственного финансирования на ближайшие пять-семь лет.

Подчеркну свою мысль: "инерционная модель развития", существующая до 2008 года, это - образ мышления и образ поведения российской элиты. Ничего нет труднее избавления от многолетних привычек, но если мы хотим перейти к экономике знаний, то это придется сделать.

И еще. Инерция предполагает бюрократическую модель управления при минимальном участии интеллекта и творческого потенциала нации. Они практически не требуются в этой ситуации, ведь нормативные документы и исполнительность заменяют и то, и другое.

Переход к инновационной модели развития потребует не только политической воли и смены экономического алгоритма, но и вовлечение в процесс креативных групп граждан, дебюрократизации управления, а в конечном счете - опоры на интеллект и творчество, что на первых этапах перехода неизбежно не будет соответствовать российской традиции и практике.

Иными словами, отход от макроэкономической, инерционной модели развития предполагает не только неизбежное изменение структуры как федерального, так и консолидированного бюджета в пользу отраслей, определяющих развитие экономики знаний и творческого потенциала нации, но и смену образа мышления элиты страны, ее отход от привычной традиции, бюрократических процедур в управлении и смены кадрового потенциала за счет привлечения широких социальных групп граждан, способных на творческую, профессиональную и интеллектуальную работу.

Отход от инерционной модели, таким образом, означает не просто отход от традиционного экономического алгоритма, но переход к другой системе идеологических, политических и социокультурных координат.

Алексей Подберезкин - академик РАЕН, доктор исторических наук, профессор.

24 августа 2008 года.
www.nasledie.ru


Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован