Эксклюзив
22 сентября 2011
8254

Алексей Подберезкин: Исторический оптимизм русской нации кроется в ее огромном культурном и духовном наследии..

Здоровый пессимизм и исторический оптимизм

Что... действительно "накапливается",
но не как мертвая масса, а как нечто живое,
это - искусство рабочего, степень развития труда[1].

К. Маркс
    

В просвещенном консерватизме преимущество
отдается... мудрости и ответственности перед
идеологическим прожектерством...[2].

Н. Михалков



Исторический оптимизм русской нации кроется в ее огромном культурном и духовном наследии, которое, говоря словами К. Маркса, "накапливается" столетиями, давая народу и стране удивительно эффективный ресурс для своего развития. Сегодня, в эпоху капитализма, у этого ресурса появилась одна важная особенность: национальный человеческий потенциал, накапливаясь, остается собственностью личности. Он не может быть отчужден, продан или передан, капитализирован кем-то. С точки зрения нации и государства человеческий потенциал становится неотчуждаемым национальным богатством. В отличие от сырья и энергоресурсов его не только невозможно отнять, но он еще и накапливается, увеличивая общее национальное богатство.

В этом основа для важного принципа русского социализма - исторического оптимизма, который предполагает сознательную концентрацию усилий элиты и общества на опережающих темпах роста НЧП.

Принцип исторического оптимизма идеологии русского социализма можно, на мой взгляд, изобразить на следующем рисунке.



Никто не отнимет у нации ее историю, культуру и духовность. Их можно только разрушить или уничтожить, т.е. НЧП не передается и не продается, но уничтожается. Как на глобальном уровне, подразумевающем в этом случае уничтожение нации, так и по отдельным, "прагматическим" аспектам: переписывание истории, фальсификация традиций, разрушение духовности и культуры.

К сожалению, последние десятилетия мы нередко наблюдаем именно такие попытки. Причем массированные. С политической и экономической точек зрения они означают ослабление и ликвидацию нации за счет ослабления её НЧП.

Сегодня нередко слышишь, что нужна новая сверхзадача, сверхидея. Для России, ее истории характерен массовый исторический оптимизм, который является огромной движущей силой. Силой созидательной, а иногда и разрушительной.

В самые тяжелые периоды ее истории нация продолжала верить в свою историческую миссию, особое предназначение. И в этом нередко скрывалась та огромная сила, которая позволяла ей компенсировать иные слабости. Этот колоссальный заряд оптимизма - если он используется правильно - способен совершать чудеса созидательного строительства. Так было и в период Средневековья, и в Новое время. Так есть и в современную эпоху.

К сожалению, власть неумелым управлением нередко бездарно использует этот ресурс. И в периоды активного государственного строительства, и в периоды борьбы за независимость. Что привело к его девальвации, неверию в позитивные перспективы. Это стало характерной чертой последних десятилетий. Прекрасные лозунги коммунистического и демократического реформирования оказались абсолютно не подкреплены результатами, а общество не просто разуверилось в позитивном варианте развития, но заранее пессимистично относится к любым начинаниям. Именно этим во многом объясняются те повальные пессимистические настроения, которые охватили Россию в последние десятилетия, тот социальный пессимизм, который приобрел опасные медицинские формы - стремительный рост самоубийств и психических заболеваний.

Вот почему новая идеология должна сформулировать не только великую и долгосрочную цель - развитие НЧП, но и обосновать реальность ее достижения, более того, представить ее в перечне вполне прагматичных и конкретных задач.

Пессимизм новой идеологии должен компенсировать социальный и необоснованный оптимизм предыдущих лет. Идея немецкого философа о "недоверии к планам строительства рая на земле" сегодня выражается в обществе как "невозможность достижения абсолютной гармонии и справедливости" Точно так же невозможно и полное искоренение всякого зла. Как правило, из двух зол приходится выбирать меньшее"[3].

При В. Путине пессимизм, точнее иронический скептицизм стал не только нормой поведения, но и личностной характеристикой президента и его окружения. И здесь В. Путин, по сути, отражал доминирующие настроения в обществе: декларативность, пафосность, маниловщина стали крайне непопулярными в российском обществе в первом десятилетии ХХI века. Примечательно, что в соцопросе, проведенном в ноябре-декабре 2006 года среди представителей мелкого бизнеса, более половины респондентов оказались сдержаны, констатировав, что "все идет как обычно"[4].

В. Путин изначально, еще в начале десятилетия, понимал ограниченность своих возможностей и возможностей общества и экономики, поэтому скептицизм стал сначала его политикой, а затем и частью идеологии.

Таким образом, основные цели и политическая практика В. Путина полностью совпадают с классическим определением социального консерватизма. Конечно же, российская специфика (прежде всего, конкретная историческая ситуация) добавила свое. Но отнюдь не принципиальное и даже не слишком отличное.


_____________

[1] Маркс К. Капитал. Т. 1. // Маркс К., Энгельс Ф.: соч., 2-е изд. В 50 т. Т. 23. М., 1955-1981. С. 907.

[2] Михалков Н. Манифест просвещенного консерватизма. [Эл. ресурс]. URL:http://www.polit.ru/kino/2010/10/26/manifest

[3] Новейший философский словарь / сост. А.А. Грицанова. М., 1998. С. 327.

[4] Бизнес-журнал. 2006. Декабрь. С. 8.


Алексей Подберезкин - профессор МГИМО

22.09.2011

podberezkin.viperson.ru

 

Фотографии

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован