Эксклюзив
13 ноября 2008
20170

Алексей Подберезкин: Изменение горизонтов планирования и ускоренное развитие

"Наши ценности формируют и
наше представление о будущем"1.

Д.Медведев

"элиты всех стран управляют желаниями людей,
опираясь сознательно или неосознанно
на идеологию и религию, рекламу
и другие средства воздействия"2.

(Э.Тоффлер)

Ускоренное (опережающее) развитие невозможно, без расширения рамок существующих концепций как "вглубь", на перспективу, так и "вширь", захватывая другие области. Существующая Концепция социально-экономического развития не выполняет этих функций: с точки зрения временного фактора ее можно назвать среднесрочной (т.е. на 10-12 лет), а с точки зрения охвата - частной, тактической.

Только идеология, опирающаяся на национальные ценности, может дать по-настоящему долгосрочную стратегию (соответственно, долгосрочный прогноз и планирование), которая учитывала бы и другие важные аспекты. В том числе и стратегию социально-экономического развития, но именно в том числе. Идеологические доктрины рассчитаны на столетия, и даже тысячелетия. Типичные примеры тому современные религии. Но не только. Конфуцианство и сегодня лежит в основе современной идеологии модернизации Китая, буддизм - в Индии, мусульманство - в арабских странах. В их основе лежит система ценностей.

Система ценностей как представление о будущем

В современных развитых странах Запада, формально дистанцирующихся от господствующей идеологии, насаждающих секуляризм, влияние иудейско-протестанской идеологии и созданной системы ценностей продолжает оставаться огромным. На ее основе с учетом национальной специфики США, например, разработаны и реализуются долгосрочные стратегии, концепции и доктрины, Некоторым из которых десятки, даже сотни лет. И, надо признать, эффективность многих из них достаточно высока потому, что они могут обеспечить не только общие рамки для национальной политики, но и преемственность политического курса.

Более того, система ценностей лежит в основе реальной политики США даже в ее частных проявлениях. Примечательный пример можно привести с событиями 11 сентября 2001 года и теми мерами, которые были разработаны администрацией Дж.Буша. По признанию бывшего директора ЦРУ Джорджа Тенета после теракта была произведена переоценка характера угроз. Были специально выделены потенциальные цели, уничтожение которых имело бы катастрофические последствия для США. Примечательно, что, как признает Дж.Тенет, "на первых местах в этом списке стояли символы американской культуры - киностудии, парки развлечений, спортивные сооружения . Директор ЦРУ лично звонил руководителям киноассоциаций, баскетбольных клубов, музеев, предупреждая их о возможной опасности. Другими словами в системе американских ценностей эти объекты были не менее важны, чем военно-стратегические.

Соответственно и разработанная Дж.Бушем стратегия борьбы с мировым терроризмом, вытекающая из этой системы ценностей, имела глобальный, стратегический (в нее было вовлечено около 100 государств), но одновременно и ценностной характер.

В России пока что иначе. Отказавших от православия и коммунизма, она вообще на какое-то время оказалась в идеологическом вакууме. Произошло, как сказал "архитектор перестройки" А.Н.Яковлев, "деидеологизация идеологии". На самом деле вакуум быстро заполнялся второкачественными и даже опасными шаблонами и идеями. В основном либеральными.

Но без системы ценностей, идеологии и стратегии государство и общество долго жить не может. Просто потому, что реальная политика и реальная экономика этого не позволяют. Поэтому, отказываясь от идеологии (действительно долгосрочной стратегии) общество стало неизбежно выходить на "прикладные" долгосрочные стратегии, которые, конечно же, не могут заменить единую стратегию, базирующуюся на единой системе ценностей. К концу 2008 года это стало вполне ясно и в России. К тому времени в стране насчитывалось более 100 региональных и отраслевых стратегий и концепций развития, которые были практически не взаимосвязаны между собой.

Роль национальной стратегии (вплоть до Послания Д.Медведева от 5 ноября 2008 г.) фактически была возложена на долгосрочную концепцию социально-экономического развития 2020. Что, конечно же, не отражало объективных потребностей. Специальный акцент на системе ценностей, сделанный Д.Медведевым в Послании, заслуживает особого внимания потому, что впервые эти ценности были озвучены президентом России. Из этих ценностей, ориентиров вытекали долгосрочные цели развития, "представление о будущем". Полагаю, что необходимо и уместно дать полное изложение этого фундаментального анализа :

"Справедливость, понимаемая как политическое равноправие, как честность судов, ответственность руководителей. Реализуемая как социальные гарантии, требующая преодоления бедности и коррупции. Добивающаяся достойного места для каждого человека в обществе и для всей российской нации - в системе международных отношений.

Это свобода - личная, индивидуальная свобода.

Свобода предпринимательства, слова, вероисповедания, выбора места жительства и рода занятий. И свобода общая, национальная. Самостоятельность и независимость Российского государства.

Жизнь человека, его благосостояние и достоинство, межнациональный мир, единство разнообразных культур, защита малых народов и признание независимости Южной Осетии и Абхазии - это, кстати, пример такой защиты.

Семейные традиции. Любовь и верность. Забота о младших и старших.

Патриотизм. При самом трезвом, критическом взгляде на отечественную историю и на наше далеко не идеальное настоящее. В любых обстоятельствах, всегда - вера в Россию, глубокая привязанность к родному краю, к нашей великой культуре.

Таковы наши ценности, таковы устои нашего общества, наши нравственные ориентиры. А, говоря проще - таковы очевидные, всем понятные вещи, общее представление о которых и делает нас единым народом, Россией.

Это то, от чего мы не откажемся ни при каких обстоятельствах".

Д.Медеведев особо подчеркнул их фундаментальный характер ("не откажемся ни при каких обстоятельствах"), а также долгосрочную, стратегическую перспективу ("наши цели неизменны") целеполагания, основанного на этих ценностей:

"Наши ценности формируют и наше представление о будущем. Мы стремимся к справедливому обществу свободных людей. Мы знаем, Россия будет процветающей, демократической страной. Сильной и в то же время комфортной для жизни. Лучшей в мире для самых талантливых, требовательных, самостоятельных и критически настроенных граждан.

Хочу, чтобы все знали: наши цели неизменны".

В "представлении о будущем", т.е. долгосрочных целях, сформулированных Д.Медведевым, отчетливо просматриваются четыре блока:

- во-первых, "справедливое общество свободных людей", которую можно рассматривать как главную политическую и социальную цель;

- во-вторых, "процветающее и демократическое государство" - как задача для госстроительства и экономики;

- в-третьих, "сильное государство";

- в-четвертых, - главное, - лучшей страной для "талантливых граждан".

В формализованном, схематическом (и упрощенном) представлении это выглядит следующим образом:

Базовые ценности (имеющие общенациональные и долгосрочный характер):

- справедливость;

- свобода;

- жизнь человека;

- семейные традиции;

- патриотизм.

На их основе происходит целеполагание, ("формирование представления о будущем").

Цели:

- создание справедливого общества свободных людей;

- сильного и процветающего государства;

- "Лучших в мире" условий для развития творческого потенциала личностей ("для самых талантливых, требовательных, самостоятельных и критически настроенных граждан").

Из этой схемы вполне понятны "представления о будущем" Президента России, т.е. долгосрочна чем развития страны: совершенного общества, сильного государства, условий для творческой самореализации.

Понятно, что Концепция долгосрочного развития 2020 года не может стать стратегией для достижения этих целей. Кроме того, она не учитывает в полной мере внешних факторов, которые могут повлиять серьезно на реализацию любой стратегии и достижение обозначенных целей. Приведу лишь один из примеров для иллюстрации этой мысли.

Так, грузино-осетинский конфликт в августе 2008 года многое сделал отчетливо ясным. Сегодня, когда информационная пыль после нападения Грузии постепенно оседает, видны истинные цели Большой политики Запада по отношению к России на Кавказе и в Черноморском регионе, вытекающая из их представлений и системы ценностей. Конкретно она выглядит следующим образом:

Первый этап. По взаимной договоренности Саакашвили с США и другими странами, грузинская армия, отмобилизованная в несколько дееспособных бригад, уничтожает ополченцев Южной Осетии и занимает всю территорию.

Второй этап. Через день-два тоже самое происходит с Абхазией. Все это происходит на фоне "паузы" Запада, который упорно не замечает этих заранее спланированных беспощадных действий.

Третий этап. Грузия и Украина вступают в НАТО в ближайшее время, а Россия остается с узким выходом к Черному морю.

Четвертый этап. Денонсируется Договор о базе в Севастополе, и Черноморский флот запирается в базе Новороссийска.

Пятый этап. В Черном море на постоянной основе размещается один из флотов США. По аналогии со Средиземноморьем.

Шестой этап. Россия отрезана от Закавказья, а Черное море превращается в контролируемый США залив Средиземного моря, где возможная активность России сведена к минимуму.

Седьмой этап. В Грузии размещаются войска и базы НАТО, а на Украине (ставшей к тому времени членом НАТО) - совместные подразделения Украины и НАТО.

Таким образом, Россия фактически запирается на континенте, где с юга она отрезана от Закавказья, с запада от Балтийского моря. Реализуется давняя мечта - изоляция России.

Восьмой этап. С этих плацдармов начинается дезинтеграция России. Прежде всего, с юга и юго-востока. Готовится ее распад и раздел на "суверенные" государства, которые "самостоятельно" будут распоряжаться необходимыми Западу ресурсами.

Это отнюдь не новая стратегия. Еще в 80-ые годы она была разработана в Концепции национальной безопасности США, где предусматривалась ее реализация в несколько этапов: 1-ый - развал Организации Варшавского договора и СЭВа; второй - "откол" Прибалтика; третий - остальных республик СССР; наконец, четвертый - раздел оставшейся России на 7-12 регионов.

История показала, что эта стратегия реализуется. В том числе и через расширение НАТО. Как признает Т.Фридман, который после распада СССР относился к группе, возглавляемой автором концепции "сдерживания" Джорджем Кеннаном, сенатором Сэмом Нанном (Sam Nunn) и экспертом по внешнеполитическим вопросам Майклом Мэнделбаумом (Michael Mandelbaum) - что уже тогда выступала против расширения НАТО, - администрация США продолжала придерживаться этой стратегии и после развала СССР: "Нет, возражала внешнеполитическая команда Клинтона, мы навяжем русским расширение НАТО, поскольку Москва слаба: она поворчит, а потом привыкнет. По сути они говорили русским: вы должны вести себя как западная демократическая страна, а мы будем относиться к вам, как будто вы остаетесь Советским Союзом. "Холодная война" закончилась для вас - но не для нас" .

Понятно, что четкие сроки реализации этой стратегии вряд ли обозначались, но опыт ее реализации показывает, что она не рассчитана на слишком далекую перспективу. Думаю, что 7-10 лет - максимальный срок, отводимый для ее завершающего этапа.

Я, кстати, неоднократно писал о таком сценарии. Еще во времена "позднего" М.Горбачева, но воспринимались мои предупреждения с трудом. В том числе и в ЦК КПСС, не говоря уже о периоде демократической эйфории 90-ых гг.

Д.Медведеву хватило ума и характера вмешаться в этот процесс. Впервые за 17 лет явно защитить суверенитет России. Но насколько эти планы могут помешать достижению сформулированных Д.Медведевым целей?

Он в Послании ясно подчеркнул, что эти цели и стратегия не имеют конъюнктурного характера, т.е. не зависят от внешних угроз. Наверное, так оно и есть, хотя очевидно, что не учитывать их при формировании долгосрочной стратегии развития невозможно.

Кризис 2008 года подтверждает это предположение. Вся история современного экономического развития России свидетельствует, что мы стали чрезмерно зависимы от мировых рынков и стран-лидеров глобализации. От этого не спасут никакие "подушки безопасности". Особенно если наши финансовые власти многие годы не уделяли внимания развитию реального сектора нашей экономики, когда зависимость от импорта превратила наше общество в общество, зависимое от поставок продовольствия, техники, услуг и идей из развитых стран.

Военный конфликт в Грузии на самом деле высветил политический кризис в отношениях России с Западом. Российская элита стала перед выбором: либо потерять уважение собственного народа и международный престиж, уступив нажиму США, либо вывести отношения с Западом (США, НАТО, ЕЭС, ВТО) на новый, а именно равноправный уровень. То, что эти отношения были долго неравноправными, никто не сомневался. За годы президентства В. Путина внешняя политика России перестала быть сателитской, несамостоятельной, но осталась по целому ряду направлений зависимой от ельцинского наследия.

К чести Д.Медведева и В.Путина они сделали тяжелый, но верный выбор: уважение собственного народа важнее, чем любые угрозы. Россия доказала, что она стала полностью суверенной страной. Это доказать иначе, чем независимой внешней политикой было невозможно.

В этой связи встает принципиально важный вопрос. Все последнее время разрабатывались планы долгосрочного развития, включая прогнозы и концепции социально-экономического развития до 2020 года. Но - я уже не раз писал об этом - они не учитывали некоторых важных обстоятельств.

Во-первых, эти планы основывались не на идеологии, системе ценностей и политической воле, а на макроэкономической экстраполяции. Соответственно, их авторы (сотрудники департамента МЭР) исходили из собственных, достаточно узковедомственных представлений о необходимых темпах развития страны. Дискуссия, в конечном счете, привела к тому, что удалось уйти от инерционного к "полуинновационному" сценарию, предусматривающему рост ВВП в 7% в год. Вопрос в том, а почему не в 10-12% - остался открытым. Лично я не раз говорил, что эти темпы вполне посильны, если "загрузить" таким заданием наших начальников.

Во-вторых, все планы МЭРа не учитывали внешних факторов (за исключением немногих), да и многих других (военных, психологических, идеологических и т.д.) тоже. Почему-то в них считалось, что внешние условия будут благоприятствовать их реализации, что у нас нет не только возможных противников, но и оппонентов.

На самом же деле, в реальности, все соседние государства (за исключением Белоруссии) имеют территориальные и иные претензии, растут военные базы, усиливается активность, враждебность по отношению к нашей стране. Лично я полагаю, что внешние условия для России не будут комфортными и нам придется развиваться в сложной ситуации.

Это означает неизбежный раскол в правящей элите: та часть, которая предпочтет свои деньги и интересы за рубежом, будет добиваться возвращения зависимого от США внешнеполитического курса.

В-третьих, в этих условиях, я полагаю, неизбежным, чтобы нация (а не бюрократия) сделала сверхусилия по укреплению своей экономической, политической и военной безопасности. Наша страна вполне может компенсировать "провал" 90-х годов ускоренным научно-техническим развитием. Опираясь, прежде всего, на развитие человеческого потенциала. Об этом я писал, в том числе и в книге "Человеческий капитал том 1" в прошлом году. Сейчас на портале www.viperson.ru публикуются наброски глав второго тома.

Суть проста. Россия в последние два года вышла на правильный вектор развития. В политике и экономике она перешла от стабилизации к развитию. Об этом, кстати, еще в феврале 2007 года писал Д.Медведев. Теперь важно, чтобы это развитие было опережающим, т.е. заметно превышало темпы развития других стран и предусматриваемые МЭРом. Только тогда мы обеспечим себе национальную безопасность.



Алексей Подберезкин - академик РАЕН, доктор исторических наук, профессор.

www.viperson.ru

13.11.2008
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован