Эксклюзив
26 июля 2013
13979

Алексей Подберёзкин: Интервью для журнала `Русский репортёр`

- Как вы считаете, почему Россия может существовать в условиях доминирования только одной политической силы и власть боится политической конкуренции, даже когда сама её создаёт?

- Традиция в каждой стране своя. И в России не было конкурирующей силы или партий. Когда они появлялись, их уничтожали. И я не хочу сказать, что это плохо. Я не думаю, что это плохо, потому что когда в России только появлялись конкурирующие силы, это всегда приводило к большой крови.

- А примеры не могли бы Вы привести?

- Ну, если вы вспомните историю нашей страны, то как только появлялась конкуренция какая-то, появлялась кровь. Появлялась гражданская война. Поэтому для нашей страны, мне кажется, традиция одной силы- это нормальная традиция.

- А каким образом эта традиция проявлялась в отношении событий последних двадцати лет?

- Ну, этом смысле тот же Ельцин не был исключением. Он сделал конституцию под себя и под него написали конституцию. Конституция более чем монархическая. Более того, у монархов в Европе даже нет такой конституции. Эта конституция существует до сих пор, и можно спорить о том, хорошая она или плохая, наверное плохая, я за неё не голосовал. Но при всём при том где-то эта конституция отражает наши реалии российские.

- Реалии единовластия?

- Ну конечно. Россия никогда не станет Европой в смысле парламентаризма. И это совсем не значит, что это плохо. Русское государство существует гораздо дольше, чем все европейские государства- ему более тысячи лет. И это совсем не значит, что оно плохое. Просто система другая.

- А с чем связано отличие в системе нашего государства от тех же центральноевропейских? С размером территории или какими-либо другими факторами?

- Этому есть объяснение, и абсолютно нормальное. Россия расположена на огромном пространстве плоскогорья, у которого нет естественных границ. То есть, если вы посмотрите на Россию, вы увидите, что Запад- это Карпаты, Север- это Балтийское море, Чёрное море... Вот это огромное плоскогорье, оно всегда предопределяло существование централизованного государства. Причём в этом смысле мы отнюдь не уникальны: Китай! А от лесостепи нас отделяла огромная, в своё время, стена, которую возводили там в третьем, в четвёртом веке, в пятом, шестом веке нашей эры. Вот эта стена отделяла лесостепь, потому что все качевники шли на Запад, проходя мимо этой стены. Там продвигались гуны, авары, печенеги. А русское государство строилось на том, что могло контролировать эту площадь и защищать себя вот этими, так называемыми, "богатырскими заставами". Стена-то была длинная, 3000-4000 километра от Урала, так это был проходной двор!

- Значит, три основных фактора- это история, территория, традиция?

- ГЕОПОЛИТИКА, история, территория, традиция. А потом, если честно сказать, и нравственность тоже. Религия. То, что нам досталось от Византии- это ведь религия, которая ориентировалась на одного главу, на единобожие. Это тоже очень важный момент.

- То есть единобожие- основа единовластия?

- Ну да, а что здесь удивляться! Было такое, за Бога, царя и отечество, да. А, между прочим, и при большевиках то же самое было. У нас был и государь: "за родину, за Сталина". И поэтому из нас пытаться сделать европейцев, ну, во-первых, не нужно, а во-вторых, бесполезно всё это. Мы- другая цивилизация. Европа, она состоит из двух частей, логической-западноевропейской и восточноевропейской- эмоциональной, нравственной части. И не надо их смешивать. Евразия, на самом деле, это та часть мира, которая состоит из Запада и Восточной Европы. И пытаться сделать из Восточной Европы Западную Европу бессмысленно. Это вредно. И все попытки не удавались. Многие наши известные люди, вроде того же Пушкина, поэта- они ведь никогда не выезжали в Европу. Пушкин же был невыездным. Но кто-то может сказать, что Пушкин не европеец? Конечно, он европеец! А с точки зрения достижения науки и культуры у нас достижений не меньше, чем у Западной Европы.

- Если возвращаться к единовластии новейшего времени, то я бы хотела узнать ваше мнение, были ли какие-то гуманные пути разрешения конфликта между президентом и парламентом в 1993ем?

- Ну вот, к сожалению, я боюсь, что не было. В то время я находился в Белом дом. И участвовал в этих переговорах. И я боюсь, что обе стороны были настолько упёрты, что там конфликта было не избежать. То, что Ельцин сделал- никто не спорит, это был переворот. Откровенный военный переворот. И любой юрист, любой политик Вам об этом скажет. То, что погибли люди в центре Москвы, которых расстреляли из танка, пулемёта крупнокалиберного- это катастрофа и тоже правда. Но правда заключается и в том, что (я ещё раз подчёркиваю, что я не был сторонником Ельцина, я был на другой стороне) Но, если ещё раз повториться, правда заключается в том, что Ельцин об колено сломал сопротивление и не допустил гражданской войны. Это тоже правда. А волна могла пойти очень сильная. Кровавая. Я не уверен, что после того, как Ельцин это сделал, стало лучше. Скорее всего, стало хуже. Но крови-то не было большой.

- То есть, Ельцин предотвратил ещё более страшную трагедию?

- Я думаю, что его действия, в конечном счёте, привели к тому, что ограничились малой кровью. Могла быть большая кровь.

- В 1998 году власти задушили союз Лужкова с Примаковым, когда они начали составлять власти реальную конкуренцию. Почему тогда на них было оказано такое давление и чем они представляли угрозу власти?

- Ну, на самом деле здесь всё достаточно просто. Элита раскололась. Примаков и Лужков, представляя часть правящей элиты, были абсолютно правы. Потому что они увидели это безобразное разворовывание государственной собственности, откровенный бандитизм... 1996-1998 годы- это были годы, когда олигархи просто разворовывали страну. Лужков и Примаков, как люди, которые в общем были воспитаны в советской традиции, это прекрасно видели и попытались этому противодействовать. Но это были ведь не только Лужков и Примаков. Я был на том заседании правительства, когда Примаков сказал, что надо освободить 150 000 заключенных, чтобы найти и посадить многоуважаемых бизнесменов, и был абсолютно прав, потому что этих жуликов надо было сажать. Испугалась воровская элита, которая была при Ельцине создана. Так называемая "финансовая макроэкономическая элита", она, конечно, испугалась. Собственно, это было столкновение двух линий, двух частей, взаимовытесняющих: Лужковско-Примаковский союз с одной стороны, бывшей советской или российской, вполне рыночной, вполне нормальной, это не ставят сейчас под сомнение. И с другой стороны воровская элита, которая просто воровала государственные деньги.

- Почему власть ополчилась на Ходорковского и почему его до сих пор не выпускают?

- Ходорковский представляет собой реальную оппозицию нынешней власти. Это, безусловно, умный человек, способный, который блестяще разбирается во внутренеполитической ситуации, но он не государственник. Парадокс заключается в том, что государственник Путин и рыночник Ходорковский столкнулись, когда страна была поделена между олигархами. И Путин попытался взять контроль над собственностью и активами, а Ходорковский был абсолютно убеждён, что ему этого не позволит. Неадекватно, я бы сказал, Михаил Борисович оценил ситуацию, хотя я ему на это указывал, говорил, что вряд ли это получится, но человек был абсолютно уверен в том, что он может всё. Что активы у него в оффшорах, что собственность огромная, что он может что хочет сделать. Хотел власти. Но власть, пришедшая в лице Путина, отказалась ему давать её. Ты наворовал- ради Христа! Но власти мы тебе не дадим. И в этом смысле Путин абсолютно был прав.

- Как вы считаете, почему власть сама создаёт себе противовес в лице оппозиционных партий, а затем давит их, ломает и оставляет ни с чем?

- Во-первых, с правовой и юридической точки зрения выборы состояться не могут, если не будет конкуренции. Если не будет двух-трёх участников, то выборы будут нелегитимными. Поэтому всегда нужны партнёры. Другое дело, что партнёры должны быть относительно лояльны. Поэтому тут нечему удивляться. Каждая власть хочет, чтоб были конкуренты, которые вели бы себя в рамках силового поля, не выходили за его рамки. Тут всё абсолютно нормально.
Конкуренция может быть разная, она может быть дикая.

- А в нашем случае это управляемая конкуренция?

- Это не управляемая конкуренция, это конкуренция контролируемая. Управляемая и контролируемая- разные вещи.

- А как вы относитесь к кандидатуре Навального? Существует мнение, что он был удобной пешкой в руках кукловода, устраняющего с его помощью политические фигуры на поле внутриклановых войн. Через него, грубо говоря, сливали на врагов компромат. Как вы считаете, почему власть устранила его?

- Я не считаю Навального политиком, мне он не интересен. Это человек, который превратился в публичного деятеля, популярного в том числе, для его появления время пришло.

интервьюировала Варвара Попкова
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован