03 февраля 2002
4034

Алексей Шулунов: Как выплатить долги `оборонке`

Согласно официальным данным, свыше 40% оборонных предприятий находятся на грани банкротства, а задолженность их работникам по заработной плате составляет от 9 до 18 месяцев. Причина кроется в систематическом невыполнении государством своих обязательств по расчетам за выполненные оборонные заказы. Его долг ВПК к началу 2000 года достиг 33 млрд. рублей. При этом погашение переходящей задолженности производится очень плохо. Так, например, не погашена до настоящего времени даже задолженность 1996 года (порядка 1,4 млрд. рублей).

Так как госзаказ ежегодно утверждается на 6-8 месяцев позже положенного по закону срока, причем после этого его нередко урезают, то на предприятиях, его выполняющих, накопилась продукция, не востребованная заказчиком, в объемах, по оценкам, от 4 до 6 млрд. рублей. А изготовлена она по коммерческим кредитам. Еще примерно 2 млрд. рублей были взяты в коммерческих банках для выполнения так до конца и не профинансированных конверсионных программ. Кроме того, в счет кредиторской задолженности перед странами бывшего Варшавского Договора, Республикой Корея и КНР правительство РФ рассчиталось поставками военной техники, которую обязан был оплатить Минфин. Технику поставили, а ее изготовителям не заплатили. А речь идет о 47 млн. долларов.

Вместе с тем за несвоевременные расчеты с небюджетными фондами на оборонные предприятия начислены пени и штрафы, сумма которых достигла почти 20 млрд. рублей. Справедливости ради необходимо отметить, что Законом о бюджете 1998 года все пени и штрафы, образовавшиеся в результате несвоевременных расчетов за госзаказ, с предприятий оборонной промышленности должны быть списаны. Однако правительство в том же 1998 году издало распоряжение, по которому можно списать только их половину.

Ежегодно для содержания и обслуживания мобилизационных мощностей предприятиям необходимо свыше 4 млрд. рублей. В бюджетах же за последние годы планируется менее 10% необходимых, а до предприятий доходит всего 10% запланированных денег. Суммарные потери предприятий, связанные с содержанием мобилизационных мощностей, ежегодно составляют примерно 2 млрд. рублей. Каково истинное состояние мобилизационных ресурсов мы, наверное, узнаем не скоро, так как под давлением самих предприятий Министерство экономики "рисует" ежегодно заниженные задания по их поддержанию. В результате всех этих действующих одновременно факторов кредиторская задолженность предприятий ВПК втрое превысила их "дебиторку", а сама кредиторская задолженность составляет сейчас 2-4 годовых объема производства, причем половина ее - это пени и штрафы. В целом по оборонному комплексу кредиторская задолженность перевалила за 100 млрд. рублей.

При анализе финансового положения оборонных предприятий необходимо особо остановиться на их задолженности по зарплате. Причем необходимо определить не сами причины, они ясны и без анализа, а рассеять туман, напущенный в кабинетах чиновников вокруг проблемы долга. Факторов, влияющих на различие данных о нем Министерства финансов, профсоюзов и Лиги содействия оборонным предприятиям, много, но основными, повторяющимися из года в год, являются: недофинансирование предприятий (частичное погашение задолженности по заработной плате проводится без учета платежей в социальные фонды и только "головным" предприятиям); методика учета затрат, не соответствующая сложившейся системе деятельности предприятий, ценообразования и статьям закона "О государственном оборонном заказе"; некорректная оценка доли заработной платы в цене конкретной продукции, а следовательно, и в общей задолженности; применение денежных суррогатов, что запутывает учет задолженности; отсутствие твердой позиции законодательной и исполнительной властей, считающих, что частными решениями можно реформировать экономику страны, имеющей громадный обоз милитаризированной промышленности.

Министерство обороны систематически задерживает оплату выполненных работ на 6-12 месяцев. В последние годы вследствие бюджетного кризиса за выполненные работы выдавались различные денежные суррогаты (до 75% от объема работ). И только незначительная часть денежных средств, как правило, 20-30% общей суммы госзаказа, целевым образом направлялась на погашение задолженности по заработной плате. Однако, как отмечалось, денежные средства выделялись без учета обязательных платежей в социальные фонды, которые составляют до 41% от суммы зарплаты, в связи с чем возникли громадные задолженности предприятий оборонного комплекса пенсионному, медицинскому, дорожному фондам и фонду социального страхования. Использование денежных суррогатов для расчетов с ними приводило к громадным (30-40%) потерям средств бюджета.

В расчетах задолженности по заработной плате из года в год повторяется одна и та же методическая ошибка: из общей задолженности исключается доля заработной платы на предприятиях, работающих с "головниками" по кооперации. В науке она составляет 45-55%, в производстве - 35-45%.

Важнейшим фактором, влияющим на достоверное исчисление задолженности, в том числе зарплаты, является строжайший учет и подведение баланса каждого года по каждому предприятию, участвующему в оборонном заказе. К сожалению, делать это тяжело из-за сложившейся в последние годы неразберихи, когда бюджет принимался в марте-апреле, а затем его секвестировали, госзаказ утверждался в мае-июне, а в сентябре корректировался. Однако предприятия не могут ждать утверждения заказа из-за длительности и непрерывности цикла производства. Поэтому, на свой страх и риск, они запускают в производство изделия, а потом из-за отсутствия госзаказа (в связи с его поздним утверждением) образуется "незавершенка", которая тяжелым бременем ложится на баланс предприятия. И неизвестно, кто и когда ее оплатит (по экспертным оценкам "незавершенка" достигает 4-5 млрд. рублей). А какова доля задолженности по зарплате в этих долгах, как она отразилась на текущих платежах 1997-1999 годов, никто не знает.

Думается, что в нынешних условиях необходима финансовая сверка каждого контракта, каждого головного предприятия и контрагента. Никакими аналитическими или балансовыми методами прояснить картину в этой запутанной ситуации невозможно, что наглядно показала практика последних лет. За этот период каких только форм учета и отчетности мы не заполняли, но у "семи нянек" одни и те же показатели не совпадали.

От применения суррогатов денег только за два последних года предприятиями потеряно 5,7 млрд. рублей прибыли, а также в виде недофинансирования и роста задолженности перед контрагентами, поставщиками, бюджетом, работниками и др. Как отражаются эти потери на состоянии задолженности, ни в одном балансе не вычитаешь и не вычислишь. Ясно одно, что с таким учетом и такой системой принятия госзаказа, таким финансированием - а это будет продолжаться неопределенно долго - далеко не уедешь. Поэтому необходимо менять систему учета и отчетности.

Погашение задолженности за 1995-1999 годы за выполненный гособоронный заказ является серьезной проблемой для бюджета не только с точки зрения изыскания средств и механизмов расчета. Дело также и в отсутствии достоверных данных о структуре этой задолженности. Будь они точно известны, можно было бы выработать кратко-, средне- и долгосрочные механизмы ее выплат.

К сожалению, на протяжении многих лет, несмотря на неоднократные поручения Президента, Федерального Собрания и Правительства РФ, для предприятий, участвующих в выполнении госзаказа, так и не создано единой методологии учета и подсчета задолженности, а следовательно, отсутствует ее достоверная структура. При этом федеральными органами игнорируются многочисленные предложения о выработке единых подходов и методов, четкой "отсечки" ежегодных задолженностей как по общим суммам и структуре, так и по ведению накопительного баланса с нарастающим итогом. Казалось бы, после принятия в 1995 году закона о государственном оборонном заказе все должно было стать на свое место. Однако упорство чиновников Министерства финансов и равнодушие остальных ведомств победили закон, который, к сожалению, не имеет прямого действия.

В этой обстановке первичными данными о структуре задолженности, используемыми для выработки механизмов ее погашения, служат сведения, подготавливаемые Министерством по налогам и сборам, внебюджетными фондами, естественными монополиями и другими структурами. Однако их данные относятся в целом к оборонной промышленности, но не персонально к заказу на предприятиях. Поэтому каждый раз проводится громадная работа по пересчету, которая не дает желаемого результата и позволяет лишь проведение зачетов.

Более точно выявить истинную задолженность по состоянию на 1.01.2000 года можно будет, как отмечалось, лишь сверкой платежей каждого головного предприятия по каждому его договору (контракту). Одновременно с упомянутой инвентаризацией необходимо провести сверку более значительной задолженности - по незавершенному производству.

На основании результатов сверки предлагается начать погашать задолженность оборонным предприятиям в такой последовательности:

* Разделить задолженности предыдущих лет и 1999 года и погасить задолженность прошлого года в текущем квартале.
* Выделить задолженности предыдущих лет во внебюджетные фонды и по каждому из них провести целевой централизованный зачет с бюджетом в лице соответствующих федеральных должников.
* Решить проблему пени.
* Для погашения долга по заработной плате сначала необходимо уточнить его величину, после чего этот долг должны признать официально правительство и Федеральное Собрание.
Очевидно, для этого необходимо выработать единую методологию учета затрат на выполнение гособоронного заказа и ввести ее постановлением правительства в качестве нормативного документа. Эта работа должна быть выполнена Минэкономики, Минфином, МО и Агентствами РФ с участием предприятий на примере выполнения госзаказа 1999 года, когда впервые для оплаты выполняемых работ не применялись денежные заменители и суррогаты.
Для инвентаризации задолженности по заработной плате предыдущих лет необходимо провести тщательную сверку, также выработав соответствующую методику. Предложения по необходимой корректировке законов имеются в Лиге содействия оборонным предприятиям.
Погашение задолженности по заработной плате может быть осуществлено:
прямым бюджетным финансированием;
заимствованием необходимых средств у коммерческих банков, для чего необходимо создать организационную структуру, например, консорциум из представителей правительства, Минфина, коммерческих банков, МО, предприятий, и выработать для этого соответствующие условия;
выпуском Минфином краткосрочных ценных бумаг на сумму задолженности.
* На оставшуюся часть задолженности 1995-1998 годов разрабатываются схемы зачетного погашения задолженности.
* При проведении инвентаризации для уточнения задолженности по заработной плате одновременно уточняются объемы "незавершенки". Необходимо принять решение по ее "судьбе".

Аналогичную методологию необходимо применить и для решения крайне запутанных вопросов финансирования конверсии 1993-1997 годов, возврата кредитов и других проблем, связанных с переходом на гражданские рельсы военных производств. Лига содействия оборонным предприятиям и некоторые коммерческие структуры (банки, финансовые и страховые компании, другие формирования) готовы предложить пакет соответствующих проектов. Однако монопольный бюрократический диктат Минфина не позволяет пока подойти к решению проблемы погашения задолженностей. Очевидно, для этого нужны новые люди. Алексей Шулунов, первый вице-президент Лиги содействия оборонным предприятиям, директор Центрального научно-исследовательского радиотехнического института.

Алексей Шулунов
, первый вице-президент Лиги содействия оборонным предприятиям, директор Центрального научно-исследовательского радиотехнического института.

http://www.promved.ru/mart_2000_02.shtml
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован