29 ноября 2001
2159

Алексей Улюкаев: `Это не торг с Думой, это торг с обстоятельствами`

Завтра у российского правительства будет настоящий праздник. Государственная дума примет в третьем, заключительном чтении федеральный бюджет 2002 г. - первый де-юре профицитный бюджет в российской истории.

Обсуждение бюджета в нижней палате парламента началось в сентябре и было необыкновенно бурным. Сначала депутаты обвинили кабинет в занижении макроэкономических показателей - ВВП и бюджетных доходов. К этому моменту правительство само пересмотрело прогноз макроэкономического развития и согласилось увеличить доходы на 127 млрд руб. Таким образом, основные параметры бюджета были пересмотрены еще до первого чтения, которое прошло 28 сентября. Сразу после этого Министерство финансов стали обвинять уже в завышении прогнозных показателей - после трагических событий в США мировые цены на нефть серьезно упали. Бюджет считался исходя из двух сценариев: при среднегодовой цене на нефть марки Urals $18, 5 за баррель доходов хватало на финансирование всех внутренних расходов и обслуживание долга, а при цене $23, 5 за баррель - еще и на погашение долга. Выступая на днях перед депутатами, министр финансов Алексей Кудрин заявил, что прогноз, который правительство считало пессимистичным, стал оптимистичным - нефтяные цены могут колебаться от $14, 5 до $18, 5 за баррель. Но пересмотреть доходы и расходы уже принятого во втором чтении бюджета было технически невозможно. Поэтому правительство решило застраховать его, введя понятие "обусловленных" расходов. Сегодня депутаты примут поправку, которая позволит отложить финансирование внутренних расходов на общую сумму 68, 5 млрд руб., если по ходу исполнени бюджета на них не хватит денег.Первый заместитель министра финансов Алексей Улюкаев рассказал "Ведомостям" о том, почему обсуждение бюджета в Госдуме было столь тяжелым и как правительство справится с долговыми выплатами при критическом падении нефтяных цен.

- Завтра третье чтение бюджета. Вас устраивает его нынешний текст?

- Конечно, это компромиссный вариант. Это, видимо, лучшее из возможного в современных условиях. Но результат работы с депутатами нас устраивает. Бюджет отражает экономическую ситуацию в России и основные тенденции в мировой экономике. Бюджетная конструкция имеет достаточный запас прочности, она надежна, реалистична, исполнима и не создает принципиальных проблем дл бюджетополучателей. Конечно, остались значительные недостатки, которые тянутся годами. Например, инвестиционная программа распылена по большому числу объектов. Часть доходов от использования федеральной собственности идет не в бюджет, а остается в распоряжении ведомств. Важно, что количество этих недостатков уменьшается от бюджета к бюджету. К сожалению, нельзя от них избавиться одним махом.

- Сколько бюджет потеряет, если цена на нефть опустится до $14, 5 за баррель, и как в этом случае правительство справится с долговыми выплатами и внутренними расходами?

- Любой прогноз несколько условен. Тем не менее, если среднегодовая цена нефти Urals составит $14, 5 за баррель, федеральный бюджет теряет порядка $7 млрд, или 215 млрд руб. Из них 68 - это "обусловленные" расходы, 109 млрд руб. - изначально запланированный финансовый резерв, которого просто не будет. Еще около 35 - 40 млрд руб. остаются не покрыты, но ведь есть еще остатки на счетах казначейства. По проекту закона о бюджете свободные остатки зачисляются в финансовый резерв.

- Недавно Алексей Кудрин заявил, что по итогам 2001 г. они составят лишь 25 млрд руб.

- Он говорил о приросте за год, о положительном сальдо остатков. Если взять еще остатки, с которыми войдем в 2001 г., в общей сложности получается порядка 100 млрд руб. Конечно, если бы по итогам 2002 г. остатки уменьшились из-за произведения расходов федерального бюджета, технически это означало бы дефицит бюджета. Мы должны этого избежать. Поэтому в бюджете это прямо запрещено. Другое дело, что эти остатки будут замещать источники погашения дефицита бюджета. С учетом всех этих элементов мы выходим из ситуации, когда нефть будет стоить $14, 5 за баррель.

- При цене $14, 5 за баррель бюджет будет дефицитным?

- Уменьшение свободных остатков на счетах казначейства является источником погашения дефицита бюджета.

- В ваших расчетах нет кредита МВФ, о возможности привлечени которого заявлял Алексей Кудрин.

- Все будет зависеть от ситуации на финансовых рынках. В бюджете предусмотрено размещение евробондов на сумму $2 млрд. Вполне возможно, что цены, которые сложатся на рынке, нас не устроят. Речь о заимствованиях у МВФ будет идти только в том случае, если мы не разместим евробонды или разместим их не в полном объеме.

- То есть заложенный в бюджет предел заимствований останется неизменным?

- В той ситуации, о которой мы с вами говорим, да. Теоретически цена может упасть и до $9 за баррель. Естественно, в случае такого - очень мало вероятного - развити событий предел внешних заимствований придетс увеличить.

- При какой минимальной цене на нефть часть доходов все-таки пойдет в финансовый резерв?

- Это будет зависеть от росписи доходов и расходов, но в целом при цене в $17, 5 - 18 за баррель средства могут поступать в финрезерв.

- Как вы оцениваете политическую ситуацию, в которой принимается бюджет? Еще летом правительство категорически заявляло о том, что в этом году бюджетный торг неуместен и невозможен. Но проправительственная Дума увеличила доходы и расходы на 127 млрд руб. Теперь вам приходитс спасать ситуацию, придумывая достаточно странный механизм "обусловленных" расходов.

- Дума у нас не проправительственная, а пропрезидентская, по крайней мере, "фракции четверки" сами себ так называют. Поэтому они допускают возможность разногласий с правительством, и это нормально.

- Это означает, что у президента и правительства есть разногласия по бюджету?

- Это означает, что, будучи лояльны к президенту и правительству в вопросах стратегии, в том числе и бюджетной, депутаты могут иметь разногласия с правительством в вопросах тактики. Но нет ни одного острого вопроса, который в конечном итоге не был бы решен.

Вы говорите о торге, но это ведь не торг с Думой - это торг с обстоятельствами. В сентябре, когда менялись параметры бюджета, столкнулись две тенденции. С одной стороны, мы имели лучшее развитие экономики, чем предполагалось, и все прогнозы говорили, что ВВП в 2002 г. по объему будет больше и бюджетных доходов будет больше. С другой стороны, была тенденция к росту неопределенности на мировых рынках. И я помню эти обсуждения, когда мы говорили: пожалуй, трудновато рассчитывать на $23, 5 за баррель, как бы не было $20 за баррель, и это предположение казалось в тот момент пессимистичным. Сейчас мы говорим уже о другой цене. Вопрос в одном: как далеко можно идти в таких прогнозах. Я считаю, что самый плохой вариант, например $10 за баррель, брать не нужно. Природа стабилизационного фонда в том, чтобы накапливать резервы в периоды хорошей конъюнктуры и тратить их в периоды плохой, сглаживая таким образом ее возможные колебания. Если мы заранее берем самый пессимистичный вариант, это означает только одно: мы урезаем все расходы, чтобы ускоренно погашать долг. И это уже по сути не стабилизационный фонд.

- К третьему чтению в бюджете появились "обусловленные" расходы и по сути защищенные статьи, которые не будут сокращаться даже при критическом падении нефтяных цен. Все это не предусмотрено Бюджетным кодексом и вызывает критику некоторых экономистов. Вас огорчает эта "некрасивость" бюджета?

- Конечно, огорчает. Если бы события, которые перевернули все мировые рынки, произошли не в сентябре, а, скажем, в мае, у нас не было бы "обусловленных" расходов. Бюджетный кодекс действительно говорит о том, что все обязательства государства - это обязательства одинаковой очередности. Но полностью пересмотреть всю бюджетную конструкцию после сентябрьских событий было технически невозможно.

Мы будем постепенно идти к формированию "бюджета принятых обязательств", определяемого базовым нормативным регулированием и абсолютно исполнимого при любых не чрезвычайных обстоятельствах, и бюджета дополнительных обязательств, исполняемого при более благоприятных условиях, в том числе и конъюнктурных.

- Вы говорите о том, что из-за падения мировых цен на нефть приходится сокращать бюджетные расходы, чтобы справиться с долговыми выплатами. При этом правительство придумывает достаточно затратные для бюджета схемы реструктуризации долга. Пражская компания Falkon на открытом конкурсе выкупила у чешского правительства российский долг с дисконтом 77%, а российское правительство вынуждено погашать его с дисконтом 46%. Почему мы сами не участвовали в конкурсе и не выкупили долг?

- Я бы не хотел это комментировать.

- Почему?

- Без комментариев.

- Проведена уже реструктуризация задолженности РАО "ЕЭС России", предусмотренная соглашением с компанией Falkon?

- Еще нет. Она будет проведена в декабре.



Наталья Неймышева
Ведомости
29.11.2001
http://www.chubais.ru/cgi-bin/cms/friends.cgi?news=00000001050
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован