Амазонка Ора Сказ о смелой воительнице и влюбленном Драконе. ( Глава 25)

Совет князей собрался в городце князя Святополка. Пятеро князей после сбора урожая, не сговариваясь, съехались к князю Святополку. Святополк сам собирался посылать за соратниками, его немного упредили.

- Пора бы девам уже вернуться, почему задерживаются? – басил князь Северин.

- Хочу вот гонцов на пограничье посылать,- не успел договорить Светополк, ворвался в горницу посыльный. Запыленный и забрызганный грязью парнишка еле перевел дыхание.

- На Овражье девы заночуют. – перевел дыхание и добавил, - Гнали почти без остановок от самого пограничья. Приустали малясь. В баньке попарятся , грязь дорожную смоют и по утру сюда прибудут.

- Что сказывают еще? Все целы?

- Сказали, сколько ушло, столько вернулось. Да только трое воительниц сюда приедут.

- Надо полагать, сама Алама, Томира и Кора.

 - Так и есть, князюшка.

- Иди, малец, отдохни, поешь, благодарю за весть долгожданную. – Святополк похлопал парня по плечу, -  Вот славно всё сложилось, други мои. Будем утра ждать.

- Может, сами к ним нагрянем?

-  Понимаю, не терпится узнать, что скажут нам девы. Да только сам посуди, князюшка, девы с дороги, устали, банькой распаренные да разморенные, выспаться хотят, а мы с расспросами.

- Не стоит, князья, Аламу гневать. Она выгнать может. Только зря коней загоним. Пусть сами приедут и все по уму расскажут. Потерпим, у нас и без амазонок есть что порешать.

  Князь приступили к подведению итогов сбора урожая, да кому подмога какая нужна. Где мост прохудился, где стену подправить, мастеров поставить, да людей собрать.

       Девы явились чуть свет. Хуторяне Овражья помогли воительницам привести себя и коней в порядок. Одежда вычищена,  кони обихожены, накормлены.  Это родной хутор Аламы. Здесь её два брата живут, мать старенькая. Дев встретили радостно. Родня каждый раз за Аламу переживает. Она ведь царица воительниц. Вернётся ли в другой раз, свидятся или уже только горькую весть принесет гонец.

    Святополк тоже поднялся на ноги рано. В городце полно гостей и скоро ещё прибудут, нежиться в постели времени нет. Раздать всем поручения тоже не мало времени займет. Да и прислуге княжеской тоже не до безделья. Курей да уток с гусями рубить да ощипывать затемно принялись. Княжеский пир приготовить нужно, воительниц встречают с дальнего пограничья.  Любил народ дев, что за них головы готовы сложить были и помогали, чем только могли. 

    Алама, Томира и Кора приехали к князю как к себе домой, их встречать высыпали все. Крики приветствия, объятья, добрые слова. Бабы всплакнули, украдкой вытирали набежавшие слезы. Девы сразу прошли к красному крыльцу, по которому уже сбегал Святополк.

- Заждались мы вас, девы, уже гонцов посылать  хотели. – князь жал руки Аламе и Томире. Кора лишь глянула на князя и опустила глаза. Он широким жестом правой руки приобнял её, подталкивая к крыльцу, - милости просим, войдите в хоромы к столу с яствами и питьем.  Есть-пить будем, разговоры разговаривать и дела вершить.

       Гости расселись за широким накрытым белоснежной вышитой скатертью столом. Князья ждали рассказа воительниц. Святополк во главе стола велел подать напитки и легкие закуски. Разговор начался. Трижды слуги убирали со стола и вновь приносили кувшины с напитками и пироги, прежде чем рассказ разведчиц подошел к концу. Рассказывали по очереди. Когда Томира молча слушала подруг, она глаз не спускала с седовласого князя Северина. У того лопнуло терпение и он спросил напрямую.

- Дева Томира, очень уж нагло смотришь ты на седого князя. Не молод я уже, с девами любезничать.

- Не то говоришь, князюшка. Не любезничать я хочу с тобой, а спросить. Нет ли у тебя родни на пограничье?

- Отродясь не бывало у меня там родни.

- А сынок у тебя есть, лет восемнадцати? – Князь прямо  побелел лицом.

- Откуда горе моё знаешь?! – еле выдавил он из себя.

- Говори.- жестко сказала Томира.

- Мой первенец пропал. Владимир. Ему тогда два с половиной года было. Моя княгинюшка чуть руки на себя не наложила. Благо предки снова ей ребёночка послали, отошла. Дочку родила первую, думы  и руки заняты  дитём были. Три дочки у нас с ней. А о сыне ничего не узнали, ни живого, ни мертвого не нашли.

- А врага у тебя в те поры не было?

- Один степной князь на меня злился, мы за мою княгиню оба сватались. Она не захотела в степь ей незнаемую ехать. За меня пошла.

- Князь степной, говоришь. Я тебе скажу так, князь, живет твой сынок на пограничном хуторе. Красавец, рукастый да прилежный. Только зовет его отец приемный Найдёном.

- Верно, подруга говорит, я тоже на тебя смотрела, князь Северин, и голову ломала, где свидится могли? Похож, очень похож на тебя Найден. И дед Вестень сказывал, как по осени голенького на дороге нашел, да со старухой выхаживали. Чуть не помер от простуды малец-то.

    Руки князя мелко тряслись, он не мог от волнения слова сказать, только смотрел на сидящих за столом и хлопал глазами полными слез.

- Вот так новость, с сыночком тебя князь Северин! Такое отметить надо! Да не квасом, а брагу медовую подавай хозяин наш гостеприимный! – за столом поднялось веселье и гомон, каждый подходил обнять Северина и сказать слова радости. А он сидел на лавке у окна и не знал, что ему делать и говорить. Так ошеломила его весть о живом сыне Владимире.

- Как женке-то скажу, не ровен час, сердце радости не сдюжит. Здоровье у ней слабое.

-  Сами скажем, князь я с тобой поеду. Прости ты меня, я слишком уж прямо в лоб сказала о Найдёне. Княгине твоей мы помягче скажем. Она не сильно обрадуется, я скажу, что сама парня привезу. Будет готовиться к встрече с сынком.

- Говоришь хороший вырос?

- Похож на тебя, вылитый ты, только молодой. Ростом не высок, телом крепок, волосы светлые. Отец ему кровлю чинить велел, полез с младшим братом, слова не сказал поперек. Вестень его в строгости воспитал да умелым. Доволен сыном будешь.

   Томира и правда поехала с князем Северином к его жене рассказать о Найдёне. Княгиня так и подхватилась ехать за сыном.

- Ни говори мне князь поперек! – вскричала княгиня Светозара.- шестнадцать лет его не видела, не голубила, к сердцу не прижимала. Живехонек сынка мой, а я сидеть в тереме буду? Ну, нет, муженёк, этому не бывать! Еду!

   Князь Северин только руками развел и попросил Томиру сопроводить жену до хутора, где возрос его первенец.

- Как бы я сам хотел ехать. Соколом бы летел. Не могу, Святополк готовиться к большой вылазке велел. Мы… .Да что я говорю, сама там была, Томира.

- Князь, отвезу я твою жену к сыну. Потерпи, уже весной сам там будешь. А может, и она сынка сама привезет. Я обещаю, не оставлю её. Сама не смогу, надежных людей дам. Готовься слово князя Святополка исполнять. А я как вторая мать твоему сыну буду, пока ты его не увидишь. Он под защитой моей будет.

-  Благодарю, Дева Томира. Ты сестра мне теперь на веки. Жену и дочь старшую тебе доверяю. Моя дочурка не хочет мать одну пускать, говорит, кто проследит, чтобы она отвары пила. Здоровье матери бережет.

   В дорогу отправились спешно, пока дороги ещё открытые. Подмороженная земля только начинала покрываться белым пушком первого снега.

   В городце Святополка осталась одна Кора. Она тоже хотела ехать к родне, но князь не пустил её.

- Погоди пару дней, Кора. Обсудить кое-что надо.

- Да уже проговорили обо всём, князь.

- Не все, есть ещё дела. – это была чистая тоговорка. Князь много лет любил Кору и хотел хоть чуть-чуть пообщаться с любимой, тем более, что его жена Светлана после рождения второго сына сильно занемогла. Он хотел поделиться с родным человеком тем, что на душе. Они много разговаривали, и Кора старалась поддерживать не безразличного ей человека, приободряла добрым словом. А сама потом ревела  в подушку.

  Дело, которое Святополк обсуждал с Корой, было оружие. Муж её сестры Лораны, кузнец Доран мог много оружия сготовить, да не из чего ковать, железа хорошего мало у него.

- Что присоветуешь, Кора?

- Князь, вели воинам своим собрать старые доспехи да мечи с копьями. Доран переплавит их, и что-то сделает. А так нужно искать, где руды добыть можно.

       Кора не задержалась у князя в гостях, собрали всё, что нашли на повозку за один день. Вторую стали собирать уже после отъезда девы. Кора с тремя людьми князя отправилась к своей сестре немного отдохнуть после долгого похода, и отдать кузнецу металл. На дворе Лораны Кору ждала новость. Ора была беременна.

- Дочка ничего не говорит, Кора. Может, ты что знаешь? Я и так, и эдак, ничего не сказала.

- Вот это новость так новость, сестра. Я тоже ничего тебе не скажу. Она одна осталась, когда нас опоили, мы в повозке ехали, везли нас в город ящеров. Отбили нас люди принца Касомкая. Вернули к отряду. А Оры две недели не было. Мы не знали, жива она или убита. Мы уже и оплакали её , а она вернулась. Да в ней надломилось что-то. Следов пыток на ней нет, сама в баню с ней ходила. Может, попользовался кто, когда она в дурмане была?

- Ох, сестричка…

- Прости, не досмотрела.

- Не думай даже! Не твоя это вина, и не Оры. Так видно судьбу предки определили девочке моей. Родит, дитя любить буду. – сестры поплакали вместе и продолжили париться.

      Доран пропадал в кузне, ему привезли железного лома не только от Святополка, еще до возвращения отряда разведчиков, воительницы привозили дважды по целой повозке железа. Просили доспех как у его дочки. Доран был горд за свою работу и за дочь. Он соглашался начать делать доспехи после сбора урожая. Никогда ещё поля кузнеца не убирались так быстро. Он только успевал складировать обмолоченное зерно. Помощников было столько, что его жена и дочери во время уборки урожая ни разу на поля не вышли, готовили обеды работникам.

- Нам, что -  говорили девы, - мы немного косточки разомнем. А кузнецу время освободим. Нам доспехи нужны. Панцири его работы стрелы степняков не пробивают. Сколько жизней спасут. Пусть кует, а мы его зерно соберём.

 Но у Дорана настроение было хмурое, только один Тран узнал причину не веселого настроя кузнеца.

- Ора ребенка ждет?

- Да, Тран. Что-то произошло в том походе,- Кузнец смотрел на пролетающие снежинки, они стояли в дверях кузнецы. Подмастерья зачищали горн, и Доран мог немного передохнуть. Тран попал в этот промежуток короткого отдыха старшего друга. – Доран, дозволь к Оре посвататься?

- Сватайся. Я знаю, ты любишь Ору, и дитя её примешь. Приемное дитя твой  род укрепит. Вот только Ора согласиться ли? Она сама не своя ходит. Ни мать, ни я, разговорить не смогли. Тётка её приезжала на той неделе, железо от князя Святополка привезла, говорила, много оружия нужно будет. Опять в те края поход собирают, уже большой, сотни на три-четыре воинов. Что - такое там произошло, что нужна нашим дальним соседям помощь не малая. А помочь надо, чтобы та беда к нам не перекинулась, вот так парень.

         Тран стал постоянно приезжать к Оре. Гостинцы привозил разные. Однажды, уже снега легли, привез сушёные дикие сливы. Оре же нездоровилось, рвало её сильно. Отвары не помогали. Маялась уже суток трое. Ничего не ела. Домашним хоть из избы выходи, чтобы пообедать, даже запах еды вызывал у беременной рвоту.

        Тран не знал, как гостинец предложить. Ора поблагодарила его и села у окна.

- Сестренки, вы взвар из слив себе приготовьте, Тран не напрасно гостинец привез. -  Дана взяла мешочек со сливами и ушла к печи за занавеску. Ора испытывала небольшое облегчение и разговаривала с Траном о кузнице её отца. Дана молча принесла сливовый взвар. Ора отхлебнула немного, боясь вызвать рвоту. Но нет, желудок не бунтовал. Она попила еще немного, всё спокойно. Ора пристально смотрела на глиняную кружку с взваром. Потом решилась и выпила весь. Они говорили до самого обеда. Когда мать поставила перед Орой миску похлебки, она  накинулась на еду, как голодный волк. Так обычно не принято, чтобы кто-то один ел, не дожидаясь всю семью. Но Ора не могла есть нормально несколько дней и её никто не одернул. Главное что она поела. Ора вытерла рот тыльной стороной руки и только сейчас сообразила, что на стол ещё только накрывают.

- Ой, простите!

- Дочка, ты за три дня первый раз поела хорошо. Иди, отдыхай, полежи.

- Тран, твои сливы меня вылечили.

- Я рад Ора, что тебе стало лучше. Может, на волю хочешь?

- Да, я хочу ветерком подышать. – Ора чувствовала, что Тран хочет поговорить с ней.

  - Ора, я полюбил тебя, когда ты моим новым мечом махала у кузницы твоего отца. Дня не было с тех пор, чтобы тебя не вспоминал. Выходи за меня замуж, Ора. Я твоё дитя своим пред людьми назову.  Я младший в семье, мне отцов дом достанется. Дом большой крепкий, хозяйкой будешь. Мать старенькая, отец ещё держится,  на урожае работал как все, не хандрил. Выходи, а?- стоили они за воротами, дул пронзительный ветер.

- Тран, я к тебе очень хорошо отношусь, люблю тебя как брата. И слова твои мне сердце согрели, - На самом деле сердце Оры готово было разорваться от горя которое, она скрывала ото всех. Она носила дитя и не знала, что за существо родиться у неё. Ведь она не помнила ровным счетом ничего, а главное кто ж отец её ребенка, страшный дракон или тот красавец витязь? – Давай до рождения дитя подождем. Я плохо себя чувствую, не знаю, доношу ли. Как освобожусь от  бремени, там видно будет. Ладно, Транушка?

- Я не стану больше тревожить тебя такими разговорами. Только помни, я жду. И буду ждать. Пока сама не скажешь.

- Тран, ты как родной брат мне. Надежный и верный, пусть благословят тебя предки на жизнь долгую и славную. – Ора пошла к избе.

Продолжение следует.

Ольга Шумакова. Член Союза писателей.

 

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован