10 декабря 2008
3010

Анатолий Дувалов: Миграционная проблема как угроза национальной безопасности России

Юрий Владимирович Андропов, выступая перед партийным активом в 80-е годы прошлого столетия, заявил, что "мы живем в обществе, которого не знаем". Это касалось глобальной зоны неопределенности того Советского Союза, той России, которые были в 80-е годы. Но это касалось, прежде всего, высшего руководства страны и той социальной среды. Заявленный политический курс на построение коммунизма становился не адекватен существующей социальной действительности. В целом были потеряны стратегические ориентиры дальнейшего государственного и общественного развития.
Политика высшей власти зачастую была направлена на латание социальных дыр, не зная, как выйти из тупиковой ситуации, когда стратегическая линия не соответствовала реальной действительности и требованиям времени. Все это в конечном итоге и привело к крушению существовавшей системы управления и распаду СССР. Хотя, объективности ради, следует отметить, что миграционная политика и законодательное регулирование этой проблемы в советский период российской истории строились в жестком правовом поле и не имели явно выраженных социально-опасных явлений.
Практика последних пятнадцати лет социально-политической жизни России, особенно в области законодательного регулирования миграционных процессов, показывает, что это одна из самых болевых точек государственного строительства, одна из основных проблем выстраивания устойчивой социальной системы. Это одна из самых актуальных проблем государства, власти и общества. Суть ее в поиске эффективной модели социального управления в области миграционных процессов и национальной политики. Это и есть, по существу, так называемая глобальная зона неопределенности, которая возникла после 1991 года в результате крушения прежней политической системы управления. Здесь явно столкнулись и вступили в резкое противоречие центробежные и центростремительные тенденции.
Неопределенность в системе в целом и неопределенность своего места различных социальных субъектов в этой системе могут иметь одинаково катастрофические последствия как для власти, так и для общества. Тем более что миграционная проблема напрямую связана с очень сложным национальным вопросом, который в условиях исторической и современной России всегда имел очень важное значение. Нарастание межнациональной напряженности, как следствие не всегда правильно продуманной и реализуемой миграционной политики, может в обозримом будущем вызвать крупномасштабный социальный конфликт. Это прямая угроза национальной безопасности России. Эту проблему нельзя загонять вовнутрь. Нарыв рано или поздно все равно прорвется. Нельзя постоянно жить и выстраивать государственную внутреннюю политику без выявления, предупреждения и пресечения причин и условий, способствующих возникновению социально опасных конфликтов на межнациональной основе. В этой проблеме должна быть поставлена точка, которая выведет исполнительную власть всех уровней и все общество в целом из двусмысленного и неопределенного положения. Состояние неопределенности - это, пожалуй, самое страшное психологическое состояние, когда отсутствуют ориентиры, сложно что-либо спланировать, спрогнозировать. Общество и властно-политическая элита оказались полностью разобщены, находясь на разных концептуальных позициях в вопросах национальной и миграционной политики. Власть зачастую показывает свою неспособность и неготовность к стратегическому миграционному планированию, действуя ситуативно, закрывая образовавшиеся социальные "дыры" и пробелы скоропалительными законами, которые сразу же становятся неэффективными или малоэффективными. Национально-ориентированная активная общественность, и в частности научное сообщество, пытаются различными способами воздействовать на власть, предлагая конструктивные решения в области миграционной политики. Но, к сожалению, это не всегда бывает услышано действующей властью, коррумпированным бюрократическим аппаратом.
Может возникнуть ситуация, когда критический уровень зоны неопределенности превысит все допустимые пределы, тогда ситуация может выйти из-под контроля, а это в свою очередь может повлечь разрушение всей системы власти и управления. В отличие от прошедшей эпохи прошлого столетия, мы прекрасно понимаем, где живем, в какое время, в каком геополитическом пространстве. Однако, как и в старые времена, основная проблема заключается в том, что "нынешняя власть", знает она или не знает, но мне кажется, просто не хочет знать того состояния, тех общественных тенденций, той экономической и социальной ситуации, которые существуют в современной России.
Актуальность поставленной проблемы обусловлена тем, что она непосредственно влияет на международную и внутреннюю политику России, ее хозяйственно-экономическую деятельность, социальные и национальные отношения и в конечном счете определяет историческую судьбу России. Более того, от степени социальных взаимоотношений и миграционной политики прежде всего трех славянских государств, уровня многогранных связей граждан России, Беларуси и Украины зависит будущее восточно-славянской православной цивилизации, а возможно, и всего славянского мира. После 90-х годов созданы и действуют сотни славянских организаций, которые ставят эти вопросы, предлагают и отчасти добиваются их решения. Но пока, по крайней мере за последние пятнадцать лет, власть их не слышит, продолжая губительный курс на перенасыщение России легальными и нелегальными мигрантами.
Поэтому в последние годы государственная власть в лице законодательных органов инспирирует очень сложный, противоречивый, неоправданно массированный законодательный процесс в интересах самой власти, крупного транскорпоративного бизнеса, чтобы хоть как-то контролировать ситуацию, юридически закрепить свою "версию" развития. (О государственной стратегии, концепции, доктрине, программе пока не может быть и речи, их просто нет. Говорить можно только о виртуальной версии.) Таким образом, в области миграционной политики, законодательного регулирования этих вопросов еще очень много нерешенных проблем управления социальными процессами.
Эту тему, то есть проблему миграционной политики или миграционных отношений, можно рассматривать в различных аспектах и по различным основаниям. Это настолько многогранная тема, которую можно рассматривать с точки зрения исторической целесообразности и справедливости; с точки зрения политической целесообразности сегодняшнего дня; с точки зрения экономической выгоды, исходя из сложившихся или складывающихся рыночных отношений; с точки зрения законодательного обеспечения права граждан трех славянских государств передвигаться и проживать на своей исторической родине; с точки зрения прогнозирования социальных последствий принимаемых законов и иных нормативных актов, а также политических решений высших органов власти для судеб трех наших славянских народов и наших славянских государств. Имеются в виду народы России, Беларуси и Украины.
Прежде всего необходимо четко определить, что затрагивает наши геополитические интересы, является сферой национальных интересов. Что для нас, то есть для России как государства, для всех народов России является стратегической величиной?
Если подходить к данному вопросу исходя только из сиюминутных интересов на основе очень модных либеральных ценностей и "псевдорыночных" отношений, то, безусловно, все можно измерять только денежным эквивалентом и исключительно свободой личности безотносительно к государственным и общенациональным интересам.
Но можно и целесообразно рассматривать данную проблему совершенно в другом ключе. И главное здесь заключается в том, каким образом сделать так, чтобы Россия, сохраняя свою цивилизационную самобытность и идентичность, заняла доминирующее положение в современной мировой истории и мировом процессе, стала могучим и эффективным противовесом разрушительным глобалистским устремлениям финансово-олигархических кланов США и Западной Европы, антироссийским устремлениям транснациональных корпораций, стала центром притяжения мировых созидательных сил. Затрагивая вопрос о корпоративных интересах и корпоративной политике, следует иметь в виду прежде всего интересы финансово-олигархического капитала, который выстраивает или влияет на социальную политику, исходя лишь из собственной экономической выгоды, без прогнозирования и учета социальных последствий принимаемых управленческих решений и зачастую вопреки общенациональным интересам.
Это, в частности, касается недостаточно выверенной и оправданной нефтегазовой политики в отношении Беларуси, когда финансовая (возможно, сиюминутная) выгода может в перспективе обернуться большим геополитическим проигрышем.
Решение миграционных вопросов, как, впрочем, и всех остальных, зависит от решения главных проблем. Это вопрос о власти и вопрос о собственности. То есть от того, кто и как нами управляет, какова конечная цель этого управления, как распределена собственность, в том числе и бывшая общенародная, несправедливо отторгнутая от всего общества, в чьих интересах происходит управление этой собственностью и всеми природными богатствами страны - от этого, собственно, и зависит в основном решение миграционных вопросов.
В этой связи целесообразно акцентировать внимание на следующих блоках вопросов, которые имеют определяющее, стратегическое значение в миграционной политике как для Украины и Беларуси, так и для России в первую очередь.
1. Первый блок - это целый комплекс вопросов, затрагивающих единое культурно-историческое, цивилизационное пространство восточных славян.
Этот аспект научно-исторически предопределяет социокультурный методологический подход к принятию любых властных управленческих решений в области миграционной политики. Ни для кого не секрет, что Россия как самостоятельная государственная, политическая величина создавалась исторически с Киевской Руси, потом Московское царство, и, собственно говоря, именно на этой основе, на этом культурно-историческом поле она превратилась в то могучее государство - Российскую империю, которая затем преобразовалась в Советский Союз, а сейчас называется Россией. Я не совсем согласен, что Россия упала на колени, что она разрушена до основания. Хотя, безусловно, ее поразил всеохватывающий системный кризис. Потенциал России и ее коренных народов огромен. Россия уже встает на ноги. Она исторически обречена быть лидером. Ее национальное возрождение и государственное могущество неизбежны, несмотря на некоторые, к сожалению, существующие уродливые формы государственного управления. Но вопрос заключается в том, что если мы не решим главную проблему для тех народов, которые эту Россию создавали, мы не решим миграционную проблему в целом. Поэтому все последующие вопросы миграционной политики должны решаться с точки зрения социокультурного подхода, с точки зрения цивилизационного подхода. И в основе подобного подхода должны быть какие-то ценности, которые объединяют наши народы и которые должны быть приоритетными. А этот вопрос вытягивает прежде всего проблему духовно-нравственных ценностей. Духовно-нравственный стержень отдельного человека и народа в целом непосредственно определяет все остальную шкалу ценностей, влияет на формирование власти, справедливое либо несправедливое распределение национального богатства страны, отношение к собственности. Говоря об этом, мы не имеем права обойти стороной ценностные ориентиры Православия: правда, справедливость, любовь к ближнему, соборный разум и т.д. Только на основе этого можно прийти к какому-то согласию, в том числе социально-политическому, и в вопросах миграционной политики. Православие - это та основа, на которой тысячу лет стояла Святая Русь: от Руси изначальной до современной России. Это касается прежде всего этнокультурного единства исторически определяющих народов России, Беларуси и Украины, к сожалению, волею судеб разделенных на три государственных образования. На самом деле это одно нераздельное, единое целое. Всем известны слова Владимира Владимировича Путина, которые он сказал на пресс-конференции с журналистами в прямом телевизионном эфире, касаясь российско-белорусских отношений. А именно, что "белорусы - это по существу один и тот же народ". Президент не назвал, какой именно народ. Но это подразумевалось само собой - русский народ, по его словам "лишь с небольшими культурными отличиями". Вот тот главный ключ, который сейчас все почему-то боятся называть. Да, исторически мы назывались великороссами, малороссами, белорусами. Но на самом деле это единый (или триединый) русский народ. И игнорировать этот научно-исторический факт нельзя. Вот до тех пор, пока мы не решим эту главную, коренную проблему разделенной нации: в каком социально-политическом, правовом поле мы действуем, куда движемся - по большому счету проблему миграции мы не решим. Либо решим в угоду ВТО, а не в интересах России. Потому что при любой ситуации, при любой социально-политической конъюнктуре, исходя из того тысячелетнего исторического поля, которое мы совместно прошли, приоритеты миграционной политики должны быть отданы гражданам России, Беларуси, Украины. На их стороне должен быть режим наибольшего благоприятствования. Потому что для всех нас это основное национально- и государствообразующее ядро, которое в перспективе неизбежно воссоединится в единое целое. Поэтому ставить в один ряд национальные интересы восточных славян и тех же китайцев, жизненные интересы которых всегда будут находиться в "Поднебесной", - это антинациональная, ущербная миграционная политика. Чем больше восточных славян будет проживать в России, тем скорее будет решаться демографическая проблема, в основе которой лежат прежде всего проблемы рождаемости, проблемы смертности и проблемы миграции.
2. Второй блок вопросов - это, на мой взгляд, пожалуй, также один из самых главных: наличие либо отсутствие научно обоснованной, публично выраженной и одобренной большинством общества государственной стратегии развития России на среднесрочную и долгосрочную перспективу. Хотя бы на среднесрочную, так как говорить о долгосрочной просто пока еще преждевременно. И соответственно коррелируемое с этим - наличие государственной идеологии, направленной на обеспечение эффективной реализации данной стратегии.
На сегодняшний день у нас нет государственной стратегии как таковой. Принятый трехгодичный бюджет, на который довольно часто ссылаются политики и чиновники, - это не стратегия и даже не утвержденный план.
Да, у нас есть приоритетные планы, программы, национальные проекты. Но все это далеко не научно обоснованная, идеологически обеспеченная государственная стратегия развития России. То есть по большому счету мы в настоящее время до конца не осознаем, в каком обществе живем, какое государство строим, не видим перспективы развития. А существующие социальные реалии порождают идеологическую растерянность и социально-политическую апатию общества. Теряются векторальные ориентиры, ослабевает вера в нормальное будущее своих детей. Вместе с тем свои личные, хотя далеко и не государственные перспективы знают те олигархи, которые в разы увеличивают свои капиталы на основе нефтедолларов и несправедливого использования природных ресурсов, являющихся общим достоянием всех народов России. При отсутствии утвержденной государственной стратегии развития России действующей реальной властью усиленно насаждается либеральный псевдорыночный курс и общий ориентир - свобода, которая является свободой для тех, кто имеет большие деньги, становясь при подобном курсе еще богаче. И это на фоне всеобщей бедности, нищеты и социальной безысходности? Сейчас нет того, что видели представители старшего поколения, когда был законодательно утвержденный стратегический план социально-экономического развития страны. Сейчас есть определенные позывы, которые объявляет в своих ежегодных посланиях Президент России и которые с некоторой долей условности можно назвать вероятностными стратегическими направлениями развития.
Поэтому, пока мы не решим эту проблему, то есть не разработаем и публично не выразим и законодательно не утвердим одобренную большинством общества стратегию развития государства, полноценно решать вопросы миграционной политики - это утопические намерения. Так как сама миграционная концепция должна сопрягаться с государственной стратегией, быть ее составной частью. Но в государственной стратегии развития России не следует забывать и не нужно бояться говорить, что Россия в основе своей была и остается православно-славянской. Это особая субкультура, которая никогда не ставила вопрос и не призывала к тому, чтобы Россия была исключительно только для русских. Нет! В том-то и была суть и особенность славяно-русской православной культуры, что она широко открывала двери для всех. И не было никакой вражды. При царском, да и при советском режиме все миграционные вопросы решались без ущерба для государства. В имперской России, кстати сказать, национальная принадлежность юридически и публично никогда не выпячивалась. Все были подданные Государя. На первом месте стояло вероисповедание. Русскость определялась принадлежностью к православной вере. Хотя и было подразделение на великороссов, малороссов, белорусов и иные народности, но это было достаточно условное подразделение. Народ национальные различия не особенно ощущал и никогда не акцентировал на этом особого, пристального внимания. Причем тогда не ставился вопрос о том, нужно или не нужно знать русский язык. Все спокойно уживались в одном общем доме. Власть всегда учитывала национальные особенности иных народов, чутко реагировала и прогнозировала социальные последствия принимаемых властных решений в области национальной и миграционной политики.
Следует особо подчеркнуть необходимость наличия и исключительную важность в данных вопросах научно обоснованной и социологически выверенной государственной идеологии. К сожалению, по действующей Конституции не может быть государственной идеологии. Это ошибочная норма. Ни одно государство в мире не может существовать без государственной идеологии как системы взглядов на основные области государственной и общественной деятельности. Последние пятнадцать лет в России также доминировала и насильно насаждалась государственными средствами только одна либерально-рыночная, разрушительная идеология, негативные последствия которой преодолеть будет крайне трудно.
3. Третий блок вопросов. Следует прагматично рассматривать проблему, связанную с разработкой и принятием законов и других нормативных актов, выполняющих функцию социального регулятора в сфере миграционных отношений. То есть законодательное проектирование должно оцениваться с точки зрения наступления возможных социально-политических последствий (как негативных, так и позитивных) в результате принятия тех или иных правовых норм, регулирующих миграционную сферу. Оценивая данную проблему с позиции профессионального юриста и социолога, можно сделать вполне обоснованный вывод, что в последние годы в основном все законы и иные нормативные акты принимаются, к сожалению, очень сиюминутно, ситуативно, без каких-либо серьезных социологических исследований, без научного прогнозирования социальных последствий в результате принятия тех или иных законодательных актов. В современной социологии существует принципиальный подход к экспертной оценке законодательных проектов не с точки зрения предполагаемой цели законодательного акта, а с точки зрения прогнозирования возможных социальных последствий, которые могут наступить через определенное время (как негативных, так и позитивных). Это в свою очередь требует прогнозирования и максимального учета возможных социально-политических рисков и соответственно их недопущения либо своевременной локализации. Так вот, объективных социологических исследований по миграционной политике в отношении России, Беларуси и Украины на сегодняшний день практически не существует, либо они имеют закрытый характер. Все, что публикуется официально, носит элемент тенденциозного заказа, в угоду той или иной политической группировке. В публичных выступлениях ряда экспертов-политологов с некоей долей сарказма и негатива отмечается, что социология как бы является инструментом пропаганды. Да, конечно. В качестве инструмента пропаганды можно использовать любую отрасль знаний. Что касается социологии, то весь вопрос заключается в том, как и кем проводится исследование, какие цели и задачи ставятся, в чьих интересах используется результат исследований. Если социологические исследования носят хотя бы относительно объективный характер, проводятся на основе научно разработанных и апробированных методик и выборок, то есть проводится нормальная социальная экспертиза, то, безусловно, это хорошая социология. Она в любом случае приносит только пользу, а не вред. Другой вопрос, что сейчас многие социологи или социологические центры на деньги заинтересованных клиентов зачастую проводят социологические исследования с уже заранее известным результатом. В подобном случае это действительно инструмент антисоциальной политической пропаганды, который направлен лишь на защиту интересов отдельных властвующих субъектов и представителей крупного капитала. К сожалению, подобное в жизни случается. Добротное социологическое исследование - удовольствие очень дорогое. И здесь подчас действует бытующее правило: кто платит, тот и заказывает музыку. Поэтому социологические исследования в сфере миграционной политики, затрагивающие общегосударственные интересы, должны проводиться исключительно под контролем государства и быть максимально объективными. Любой закон в данном направлении должен пройти социальную экспертизу. Что же касается социальной экспертизы миграционного пространства трех славянских государств, то все компетентные политики и социологи могут совершенно спокойно, даже без всяких крупных социологических исследований, вполне обоснованно сказать: если сейчас нормально провести опрос граждан России, то абсолютное большинство выступит за объединение России, Беларуси и Украины. И миграционная проблема трех славянских государств решится сама собою. Если вспомнить референдум, который проводился в 90-е годы, то абсолютное большинство народа проголосовало против развала Советского Союза. Это и есть социологическое исследование, социальная экспертиза.
Почему в последние годы так массированно ставятся вопросы и скоротечно, без надлежащих исследований и научных обоснований, принимаются непродуманные нормативные акты в области возможного урегулирования миграционной проблемы в целом и решения отдельных миграционных вопросов? На мой взгляд, дело заключается в следующем. Во-первых, упрощение порядка въезда иностранных граждан - одно из условий вступления России в ВТО. В результате Европа уже захлебывается от нарастающей волны практически неуправляемых миграционных потоков. То же самое в скором будущем ожидает и Россию. При этом абсолютно не оправдана следующая позиция ряда политиков: Россия обладает необъятными просторами и природными ресурсами, поэтому, чтобы сделать российскую экономику конкурентоспособной, нужно заселять свободные земли (особенно Сибирь и Дальний Восток) иностранными гражданами и усиленными темпами осваивать пустующие территории, включая недра. Обозначается и количественный состав якобы необходимой иностранной рабочей силы. Минимум до 50 миллионов человек, оптимально: увеличение населения России за счет иностранцев в два раза. Следует отметить, что ведущие мировые державы наращивали свой экономический потенциал за счет инновационных технологий и социализации системы управления (пример: Япония). Но нигде в мире - за счет истощения природных богатств собственной страны. Подобная позиция - прямая измена национальным интересам России. Хотя на Западе действительно существует ряд достаточно интересных научных экономических исследований, доказывающих необходимость наличия населения страны примерно в 300 миллионов человек для того, чтобы ее экономика была самодостаточной и функционировала в режиме непрерывного цикла воспроизводства. Ссылка делается на СССР. Но это касается в основном государств с изоляционистской политикой. Современная Россия взяла курс на вхождение в мировое сообщество на правах самостоятельной ведущей державы. Поэтому если и стоит наращивать людской потенциал, то за счет развития интеграционных процессов во всех областях с восточнославянскими государствами и дружественными нам бывшими республиками СССР. Самое главное - необходимо идеологически и экономически стимулировать прирост собственного населения.
Есть и еще один аспект ускоренного принятия миграционного законодательства. У нас почему-то принято считать, что Россия - многонациональное государство. В России действительно проживает большое количество национальностей, народностей и различных этнических групп. Это обусловлено исторически. Это коренные народы России. Никто это и не оспаривает. Но абсолютное большинство населения России (более 80%) - это славяне, это русские. Это бывшие великороссы, малороссы, белорусы. Их более 120 миллионов человек. Поэтому по историческому праву и по праву абсолютного большинства значительная часть политически активной общественности считает Россию моногосударством, имея на это все основания. Причем это соответствует одному из основополагающих принципов демократии - демократическому централизму (подчинение меньшинства большинству). Мы же провозгласили построение демократического правового государства? Зачем же нарушать право народа и попирать демократию? Более того: если исходить из норм международного права, то когда более 60% населения страны - однородного состава, эта страна считается моногосударством, мононациональным государством. Поэтому современная Россия по всем параметрам - мононациональное государство с доминированием основной монокультуры со всеми вытекающими последствиями. Именно поэтому Россия и остается Россией - исторической Святой Русью. И вопрос здесь не в навязывании диктата большинством, а в уважении права большинства, уважении и сохранении той культуры и народа, которые на добровольной основе сплотили все остальные народности. Причем исторически это не вызывало каких-либо коллизий. Все уживались в одной братской семье коренных народов России.
Абсолютное право русской нации говорить от своего имени и защищать национальные интересы России - вот в чем корень зла. Именно это не устраивает западных политиков и их российских ставленников, которые всеми правдами и неправдами пытаются расколоть, уничтожить, распылить государствообразующее национальное ядро. Поэтому ускоренными темпами принимаются законы, которые дают режим наибольшего благоприятствования к переселению (легальному или нелегальному, что не так уж и важно: и то, и другое - одинаково плохо) на территорию России граждан Китая, других иностранцев, которым не интересна судьба нашей страны. В результате подобной политики через каких-нибудь 15-20 лет мы действительно потеряем право называться мононацией и говорить от имени русского народа. Мы превратимся в нацменьшинство. И тогда нам, вероятно, дадут возможность защищать права малого народа. Но исторической России не будет. Да и название государства может быть изменено. Диктовать условия будет приезжее большинство. А им Россия не нужна. То есть сейчас очень технично, на законодательном уровне, быстро и достаточно массированно проводится та властвующая государственная (антироссийская) политика, чтобы изменить существующий человеческий баланс, растворяя русское население в огромном количестве инородних мигрантов. Поэтому нам и насаждают чуждую русскому народу систему либеральных ценностей, закрепляя это скоропалительными законами, чтобы этот баланс был нарушен в сторону не русского, не славянского населения. Поэтому та теневая, корпоративно-олигархическая власть, которая в результате тотальной коррупции прочно держит в своих руках основные рычаги управления государством, прекрасно все понимает, но действует в интересах транснационального капитала, у которого, как известно, нет национальности, нет Отечества. Из всего сказанного можно сделать вполне обоснованный вывод, что отсутствие научно выверенной стратегической законодательной инициативы, отсутствие нормального социально-прогнозируемого законодательного проектирования не просто мешает, а сводит на нет любые конструктивные решения в области миграционной политики. Нельзя заниматься второстепенными вопросами, не решив главной проблемы.
4. Четвертый блок вопросов касается роли и влияния общественности на формирование миграционной политики. Этот вопрос крайне важный, так как показывает состояние сегодняшней российской демократии, состояние социальной среды и нарастающие негативные общественные тенденции по отношению к миграционной проблеме. Общественность в рамках деятельности отдельных личностей и многочисленных организаций показывает свою силу, активность, массовость, политическую волю и организованность в желании конструктивного решения этой проблемы.
Политические партии, являясь общественными объединениями граждан, просто обязаны в вопросах миграционной политики в первую очередь отстаивать национальные интересы России, интересы прежде всего граждан России. При любых ситуациях приоритет должен отдаваться нашим соотечественникам, гражданам бывшего СССР, и прежде всего восточным славянам. Въезд в Россию иных мигрантов должен строго квотироваться, исходя из принципа потребности и целесообразности, невзирая на требования ВТО и Евросоюза.
Есть еще два блока вопросов, которые имеют существенное значение в аспекте рассматриваемой проблемы. Это очень серьезная проблема именно нелегальной иммиграции. По существу, создается пятая колонна из молодых, хорошо организованных иностранцев, которые имеют тесные связи со своими диаспорами и мафиозными структурами. Причем многие из них имеют различные виды оружия и очень негативно настроены по отношению к местному населению. Таких нелегалов в России миллионы. Их численность превышает все допустимые пределы, намного больше армии и спецслужб вместе взятых. Это становится настоящей реальной угрозой национальной безопасности России. В этом направлении власть просто обязана взять всю ответственность на себя и принять самые решительные меры. Несмотря на сложность организационных и специальных мероприятий, необходимо немедленно депортировать всех нелегалов.
И последний блок вопросов касается проблемы внутренней трудовой миграции. Это поистине государственное бедствие. Но об этом почему-то все стараются умалчивать. В большинстве регионов России местное население просто не может найти работу и прокормить свои семьи. Это вынуждает их скитаться по всей стране в поисках нормального заработка. Уровень зарплаты, который им предлагают местные предприниматели, совершенно недостаточен для нормальной жизнедеятельности. Возникла мощная конкуренция на рынке рабочей силы. Предпринимателям выгодно нанимать китайцев, вьетнамцев, таджиков и др., которые готовы работать за мизерную зарплату. А граждане России, бросая свои семьи, вынуждены мигрировать по стране в поисках пропитания. Это впрямую влияет на здоровье нации, проблемы семьи, воспитание детей. Это создает состояние социальной неустойчивости и неопределенности. Это можно рассматривать как специальный метод социального разобщения коренных граждан России с целью недопущения возможного выражения ими совокупной политической воли. Кстати, это особенно влияет на реальное участие в избирательных кампаниях. Все это как-то не совсем увязывается с построением демократического гражданского общества и правового государства.

2008 г.
www.ni-journal.ru
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован