07 июня 2007
2359

Анатолий Цыганок: Кулак-воспитатель

В последних числах мая на базе 27-й Севастопольской мотострелковой бригады, что расположена в подмосковном поселке "Мосрентген", было проведено очень интересное и крайне важное мероприятие. Руководство министерства обороны, откликаясь на призыв гражданского общества в лице членов Общественной палаты при силовом ведомстве, собрало первое в истории нашей страны Всеармейское совещание младших командиров Вооруженных сил России.

На него пригласили свыше пятисот военнослужащих, из которых сержантов и старшин было 424. Среди них 86 представителей войск, подчиненных центральным управлениям министерства обороны, 129 - из Сухопутных войск, 67 - из Военно-воздушных сил, 73 - из Военно-Морского флота, 31 представитель Ракетных войск стратегического назначения, 20 военнослужащих из Космических войск. А еще десантники, военные железнодорожники, строители и другие специалисты... 70 процентов из них - контрактники, остальные - воины срочной службы. Все - делегаты от окружных и флотских совещаний младших командиров, которые перед сборами в Москве прошли в войсках. "Лучшие из лучших", как отозвался о них первый заместитель министра обороны России генерал армии Александр Белоусов.

Цель этого мероприятия, пояснил мне генерал, поднять престиж младших командиров, рассказать им о том, какие меры принимает правительство и руководство военного ведомства, чтобы сделать их службу привлекательной и конкурентоспособной на рынке труда. А еще обменяться опытом укрепления воинской дисциплины и правопорядка в войсках, повышения роли сержанта и старшины в воспитании подчиненных и привитии им навыков обучения высококвалифицированных специалистов.

Ситуация с подбором и воспитанием младших командиров в войсках остается крайне сложной. Вот некоторые цифры, которые огласил на этом совещании представитель Главной военной прокуратуры генерал-майор юстиции Александр Деревянко. В нынешнем году по сравнению с тем же периодом прошлого года число преступлений и происшествий, совершенных сержантами и старшинами, возросло на 40 процентов. К уголовной ответственности за это время привлечено 979 младших командиров. При этом на 71 процент увеличилось количество преступлений сержантов-контрактников. Причем, 83 процента всех зафиксированных преступлений совершены на почве неуставных отношений. Другими словами, на почве "дедовщины". Две трети из них сопровождались рукоприкладством и мордобоем с нанесением увечий и расстройства здоровья.

В результате рукоприкладства на госпитальной койке оказалось полторы тысячи военнослужащих. А из-за мордобоя и дедовщины постоянно растет количество оставлений воинских частей или, на языке военных юристов, дезертирства. Таких случаев в этом году уже 1420. Из них 389 побегов совершили именно сержанты. А 244 младших командира, как и небезызвестный младший сержант Сивяков, осуждены за мордобой с тяжелейшими последствиями. Примерно такими, какие получил рядовой Сычев. Если разделить эти уголовные преступления на пять месяцев минувшего года, то не трудно заметить, они случаются, как минимум, по два ежедневно. И становится понятно, что кулак, увы, был, есть и остается у сержанта главным средством воспитания подчиненных.

Причин этому много. Они, как не раз говорилось, комплексные, тесно переплетенные между собой. Нельзя решить одну проблему, не затрагивая и не вытягивая из этого клубка другие. Здесь и крайне низкий интеллектуальный и морально-нравственный климат в отдельных воинских коллективах, и влияние среды, в первую очередь, доармейского воспитания. Нелепо думать, что скинхеды с их идеологией и ксенофобией, культом силы и презрением к человеческой личности, стайными инстинктами и круговой порукой, придя в армию, становятся пай-мальчиками, примерными солдатами и сержантами.

Влияет на ситуацию, конечно, и разобщенность, можно сказать, пропасть между солдатами, сержантами и офицерами, стойкое нежелание многих офицеров работать с подчиненными. Да и слабая профессиональная психологическая и педагогическая подготовка выпускников военных вузов. Бывший командующий войсками Сибирского военного округа, а ныне заместитель министра обороны по вооружению генерал армии Николай Макаров рассказывал мне, что они даже открыли в округе регулярные трехмесячные курсы для переподготовки командиров взводов и рот. Для того, чтобы обучить их элементарным для армии вещам, таким, как, к примеру, умение руководить выполнением распорядка дня в подчиненном подразделении.

И это, обратим внимание, для выпускников высшего военного училища. Что тогда говорить о лейтенанте-двухгодичнике, для которого пребывание в армии - потерянное время, и которого самого часто нужно воспитывать, как солдата-первогодка. А из таких "двухгодичников", даже по официальным данным, на 45-50 процентов сегодня состоит младший командный офицерский состав российской армии. Выход из этой ситуации известен. О нем тоже не раз говорилось. В укреплении дисциплины в подразделениях нужно делать ставку на сержантов и старшин. Причем, не абы каких, а на профессиональных, хорошо и всесторонне подготовленных, крайне заинтересованных в своей воинской службе, способных отдавать ей не считанные часы, а все свое время. Где взять таких младших командиров?

Один из рецептов исправления такой ситуации предлагает Федеральная целевая программа перевода всех сержантов и старшин вооруженных сил России на контрактный принцип комплектования. Она должна начать работать в 2009 году и за три года, к 2012-му подготовить 65 тысяч профессиональных младших командиров. При этом, с января 2008 года все матросы и старшины Военно-Морского флота, что служат на надводных и подводных кораблях и на судах обеспечения, тоже будут контрактниками. На ФЦП министерство обороны запросило у правительства 153 млрд. рублей, и, по словам генерал армии Александра Белоусова, якобы, получила на нее добро. Она почти со всеми согласована. Причем, деньги выделяются не только на повышение окладов младших командиров-профессионалов (сегодня они получают в зависимости от места службы от 7 до 17 тысяч рублей в месяц), но и на строительство служебных общежитий с отдельными квартирами для семейных, на детские ясли, сады и школы для их детей. А так же на создание учебно-материальной базы для обучения будущих командиров отделений, экипажей, расчетов.

"Мы хотим, - сказал мне генерал Белоусов, - чтобы сержант служил в армии три-четыре контрактных срока, Вплоть до положенной ему пенсии. Хотим сделать ставку на солидных, серьезных мужиков, которые были бы солдату и за наставника, и за старшего брата, а, может, и за отца родного. Именно поэтому ФЦП и предусматривает строительство семейных общежитий рядом с воинской частью. Сержант должен быть рядом со своими подчиненными. И днем, и ночью".

После выполнения этой программы, заверил первый заместитель министра обороны, армия и флот России станут на 70 процентов профессиональными. А все младшие командиры в ней будут только контрактниками.

Хорошая идея, но, на мой взгляд, недостаточная.

Главный "прокол" ФЦП, по мнению многих военных экспертов, в том, что она не предусматривает создание системы учебных заведений (школ, курсов, средних военных училищ) по подготовке младших командиров. Предполагается, что все сержанты и старшины, флотские специалисты в обязательном порядке пройдут через существующие и сегодня полугодичные учебные подразделения. А "специалистов узкого профиля" (в армии и на флоте более 2000 военно-учетных специальностей) - связистов, телеграфистов, авиамехаников и авиатехников, автомобилистов и других "техников" - будут готовить еще до призыва, на курсах РОСТО (Российского оборонно-спортивного технического общества). Этого явно недостаточно.

Основная проблема сегодняшних младших командиров и завтрашних, видимо, тоже, как, впрочем, и нынешних офицеров, выпускников военных вузов, а закончивших военную кафедру гражданских вузов, как мы уже замечали, - тем более, незнание основ психологии воинских коллективов. Отсутствие элементарных представлений о межличностных отношениях, неумение находить и выделять из небольших воинских групп неформальных лидеров, которые пользуются большим авторитетом среди сослуживцев. Нынешние младшие командиры пока не способны влиять на них или нейтрализовывать, если этот "авторитет", как известный по трагическому случаю с рядовым Сычевым сержант Сивяков, играет деструктирующую роль в подразделении. Не научены опираться на неформальных лидеров в процессе обучения и воспитания подчиненных. Как передать такие знания будущим сержантам? Как привить им необходимые педагогические навыки?

Надо учитывать и то, что с 2008 года в армию начнут призывать выпускников высших учебных заведений страны. Люди с дипломами инженеров, филологов, переводчиков, юристов, менеджеров, экономистов и других, широко востребованных и значимых на трудовом рынке профессий, должны будут подчиняться, выполнять волевые решения младшего командира со среднетехническим, в лучшем случае, образованием, получающим ежемесячно гораздо меньшие деньги, чем те, которые рассчитывают получать после окончания годичной воинской службы его подчиненные. Социальное и образовательное неравенство, отсутствие необходимого авторитета у сержанта, столкновение характеров и амбиций создаст новые проблемы, где решающим аргументом опять будет кулак. Тот самый, который крепче и нахальнее других.

Член Общественной палаты при министерстве обороны, руководитель Центра военного прогнозирования полковник запаса Анатолий Цыганок считает, что решать эту проблему надо начинать уже сейчас. Необходимо закладывать многоступенчатую базу подготовки и воспитания будущего младшего командира, совершенствования его интеллектуальной подготовки. "За шесть месяцев невозможно подготовить специалиста-сержанта, которому можно доверить танки стоимостью более миллиона долларов, - говорит Цыганок. - А, тем более, обучение и воспитание экипажа. Этому можно научиться, как минимум, только за два-три года. Потом регулярно повышать свои знания и навыки на специальных курсах".

К сожалению, многолетняя подготовка сержанта, методика такой подготовки даже не значится в перспективных планах военного ведомства. Между тем, в армии США на воспитание и обучение профессионального младшего командира уходит 5-6 лет. В армии Казахстана будущих сержантов готовят со школьной скамьи. Представители министерства обороны приходят в среднюю школу и выбирают из учеников седьмых-восьмых классов лидеров коллектива, предлагают им поступать в колледжи по подготовке младших командиров. После трех-четырех лет обучения сержант приходит в войска, он занимается индивидуальной подготовкой солдата, слаживанием экипажей, расчетов, отделений, даже проводит занятия с взводами и ротами, когда в них отсутствует офицер. Более того, контролирует дисциплину и порядок в подразделении круглосуточно, освободив от этой обязанности офицера, предоставив ему время для самоподготовки и самосовершенствования.

Примерно такая же система подготовки сержанта и в литовской армии. Там младший сержант продолжает учиться на протяжении всей своей служебной карьеры. Нельзя получить очередное воинское звание, а у сержантов девять градаций таких званий, если не закончил специальные курсы - трехмесячные, шестимесячные или двухгодичные. И служат сержанты, как правило, не менее 15-20 лет. Для этого государством и армией созданы специальные стимулы. К примеру, младшему командиру, заключившему контракт с министерством обороны, банком выделяется кредит на покупку квартиры или на строительство собственного дома под "смешные" по нашим меркам проценты - 3-4 годовых. Гарантом возврата этого кредита становится военное ведомство, а погасить его можно не меньше, чем за десять-двенадцать лет.

Вот и старается сержант служить так, чтобы его не попросили с воинской службы, иначе за кредит придется платить из своего кармана и уже по другой, повышенной процентной ставке. В России, где финансовым обеспечением сержантов, как мы уже заметили, похвастаться нельзя, тоже хотят сделать ставку на квартиру для младших командиров. Мол, заключишь два-три контракта, дослужишься до пенсии - сумеешь выплатить ипотечный кредит или получишь сертификат на покупку жилья. Правда, пока такая перспектива людей, что называется, не греет. Обещаний много, а что получится на выходе, никто не знает. Государство и правительство обманывало служивого не раз и не два. Где гарантия, что не кинет снова?! Из полутора десятка сержантов, опрошенных мною в ходе Всеармейского совещания, только один был готов продолжать службу за будущую квартиру. Остальные делали ставку на возможность заработать на жилье, работая на "гражданке". Сейчас такая перспектива есть, особенно в крупных городах.

Ясно одно, что без конкретных, решительных мер по созданию подлинного института младшего командира, российской армии уже не обойтись. Нельзя решать проблему полумерами, как это у нас обычно бывает, иначе деньги и силы потратятся впустую.

Генерал армии Александр Белоусов рассказывал, что американцы, когда двенадцать лет создавали свою профессиональную армию (правильнее говорить, добровольческую - В.Л.) после поражения во вьетнамской войне, сначала набрали в нее одних маргиналов, - серьезные грамотные парни не хотели там служить. Не удовлетворяли предложенные условия - финансовые, социальные и прочие. Сейчас, когда там платят приличные деньги, когда есть возможность после двух-трех контрактов заработать себе на высшее образование, в армию США приходит хороший контингент. Есть из кого выбрать будущего солдата и сержанта.

"Видимо, и нам, - сказал генерал, - придется пройти такой же путь, как и американцам".

Наверное, так. Но мне искренне жаль тех ребят, кто окажется в армии на этом временном перепутье - от маргиналов до профессионалов. Не у всех хватит здоровья и сил пройти этот "славный боевой путь" без физических и моральных потерь.

Автор - заместитель ответственного редактора "Независимого военного обозрения"

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Блог Виктора Литовкина

07-06-2007
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован