17 октября 2007
3142

Анатолий Вилков: `Возвращение в страну каждого произведения искусства неслучайно`

Федеральная служба по надзору в сфере массовых коммуникаций, связи и охраны культурного наследия - организация довольно закрытая, в том смысле, что к собственному пиару не очень расположена. Из последних ее достижений, ставших достоянием СМИ, - возвращение в Россию пропавшей во время Второй мировой войны картины голландского художника XVII века (круга Ж.Хагена) "Пейзаж со всадником". Однако сфера деятельности Россвязьохранкультуры широка, а потому и вопросов к ней много. На них нам отвечает заместитель руководителя Федеральной службы по надзору в сфере массовых коммуникаций, связи и охраны культурного наследия Анатолий ВИЛКОВ.

- Анатолий Иванович, хотелось бы узнать подробности о "Пейзаже со всадником". Благодаря чему или кому он вернулся в страну?

- История "Пейзажа со всадником" очень интересна. Эта картина до революции 1917 года находилась у московского собирателя П.К.Жиро, зятя известного коллекционера и крупнейшего в России производителя парфюмерии Г.А.Брокара. В 1918 году в составе коллекции Жиро она была национализирована и передана в Московское отделение Центрального хранилища музейных фондов, являвшегося филиалом Румянцевского музея, после ликвидации которого "Пейзаж со всадником" в числе других произведений западноевропейской живописи из коллекций Брокара и Жиро был передан в 1928 году в Музей изящных искусств (ныне ГМИИ имени А.С.Пушкина). Но в 1929-м в связи с нехваткой отапливаемых помещений для хранения живописи вся эта коллекция, насчитывавшая порядка 440 произведений, переехала в Музей-усадьбу "Кусково". В 1938 году после расформирования музея здания усадьбы отошли к Музею керамики, а коллекция картин оказалась в одном из провинциальных музеев, который в период Второй мировой войны находился в зоне оккупации. Именно тогда картина вместе с тысячами других произведений искусства была вывезена в Германию. Долгое время судьба полотна оставалась неизвестной, и вот в начале 2006 года оно появилось на антикварном рынке Великобритании. В рамках своей программы по возрождению культурного наследия России картину выкупила французская Ассоциация "Мир русских водок" для передачи ее в Государственный музейный фонд России.

- Теперь понятно, почему именно в ГМИИ имени А.С.Пушкина вы решили ее передать. Кстати, когда состоится официальная передача "Пейзажа..."?

- Я думаю, что это случится совсем скоро. Мы как раз сейчас заканчиваем документальное оформление с компанией "Мир русских водок". А ГМИИ имени А.С.Пушкина - одна из крупнейших выставочных площадок западноевропейской живописи, в том числе и голландской. Поэтому и вопрос о дальнейшем местопребывании картины особо не возникал. Мы очень рады, что нашу инициативу с благодарностью восприняла и директор ГМИИ Ирина Антонова.

- Кроме "Пейзажа..." были ли за последнее время еще интересные находки?

- Да, совсем недавно чудесным образом в Россию вернулась резная деревянная икона "Введение Богородицы во Храм" с ветхозаветными клеймами. Выставленная на июньских торгах "Кристис" в Лондоне она не привлекла особого внимания искушенных арт-дилеров и коллекционеров своей скромной стартовой оценкой. Тогда никто и предположить не мог, что эта икона - свидетель духовной связи Святой горы Афон с Россией и участница трагических событий Второй мировой войны. Получив икону, наш коллекционер решил изучить ее более детально. Внимание привлекла старая клеенка, прикрывавшая ее оборотную сторону. Осторожно приподняв нижний край клеенки, он увидел, что на тыльной стороне, покрытой левкасом, в цветной узорной рамке под императорской короной есть надпись: "Его Императорскому Величеству Государю Императору Александру Александровичу III от Русскою Скита Св. Пророка Илии на Афоне 1893 года". Кроме того, в левом верхнем углу наклеена бумажная овальная бирка гатчинской дворцовой церкви с N 63, а ниже красной краской проставлен номер - Г.43943. То, что икона когда-то находилась в гатчинской церкви, не вызывало сомнений. Собственно, и сотрудники Государственного музея-заповедника "Гатчина" позже это подтвердили. Совершенно очевидно, что икона была вывезена оттуда одним из немецких военнослужащих в качестве личного трофея. Но вовремя ее идентифицировать и снять с аукционных торгов нам не позволило одно обстоятельство: икона не попала в очередной выпуск Сводного каталога культурных ценностей, похищенных и утраченных в период Второй мировой войны. Но после аукциона она, к счастью, оказалась в руках нашего соотечественника. И икону эту мы обнаружили только при регистрации ввозимых на территорию страны культурных ценностей. Пока она все еще находится в собственности коллекционера (не буду называть его фамилию). Но он уже сейчас готов икону передать государству. Вероятнее всего, что "Введение Богородицы во Храм" займет достойное место в храме Христа Спасителя, где ее сможет увидеть любой желающий.

- То есть все эти истории с возвращением ценностей нельзя считать счастливой случайностью?

- Естественно, возвращение в страну каждого произведения искусства неслучайно. Вы же знаете, у нас действует программа поиска и возвращения незаконно вывезенных ценностей. Одна из составляющих этой программы - база данных, в которой на сегодняшний момент зарегистрировано более 40 тысяч пропавших произведений. За время деятельности службы нам удалось обнаружить и вернуть более двух тысяч произведений искусства, архивных материалов, предметов религиозного культа, похищенных и незаконно вывезенных из России в различные годы. Сводный каталог, о котором я уже упоминал, каталоги похищенных ценностей, публикации на нашем интернет-сайте и в журналах - все это оказывает большую помощь не только нам, но и всем, кто занимается торговлей антиквариатом, и тем, кто эти произведения покупает.

- Ситуация, связанная с воссозданием "Царицына", по-прежнему вызывает практически непримиримую полемику в обществе. Как, на ваш взгляд, можно квалифицировать результат проведенных там работ: новодел ли это или все-таки масштабная реставрация?

- Безусловно, за последнее время воссоздание дворцового комплекса "Царицыно" - самый грандиозный проект. Это действительно масштабное событие, имеющее большое историческое значение. Завершен, по сути дела, самый длительный "долгострой" за всю историю России. Как известно, строительство было "заморожено" самой императрицей Екатериной II. Завершение его - большое достижение московских властей, которые сумели в кратчайшие сроки найти средства и обеспечить восстановление такой жемчужины. В результате москвичи получили прекрасный музейный комплекс с великолепной благоустроенной территорией, парком и прудами. Применять здесь термин "новодел" - не совсем верно. Собственно, и подобного термина в законодательстве не существует. В 73-м Федеральном законе "Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации" есть лишь такая формулировка: "Приспособление объекта культурного наследия для современного использования". Так вот "Царицыно" - это именно такой случай. Ведь там объектом культурного наследия был фактически недостроенный дворец и отдельные постройки. Их приспособление к современным условиям проходило без нарушения самого предмета охраны. Так что здесь все было сделано на законных основаниях. Конечно, в ходе работ были отдельные замечания, но все это оперативно устранялось.

- Последнее время все чаще возникают случаи, когда судьба коллекции того или иного музея вызывает обоснованную тревогу. Например, недавняя история с Самарским областным художественным музеем, часть экспонатов которого остается на реконструируемых площадях, где условия, понятно, не соответствуют нормам хранения. Или ситуация с Рязанским кремлем, когда до сих пор неясно, как и где будет храниться часть Музейного фонда РФ. В подобных ситуациях ваша служба какое-то участие принимает?

- Россвязьохранкультура, безусловно, контролирует сохранение музейных ценностей при реставрационных или каких-то иных работах. Но наше ведомство занимается исключительно надзором за соблюдением законодательства, согласно которому за сохранение экспонатов несет ответственность учредитель музея и сам музей. Насколько он соблюдает правила? Я думаю, в меру возможностей. Вполне понятно, что на какой-то период ремонтных работ с размещением экспонатов могут возникать трудности. Но мы исходим из необходимости прежде всего самих реставрационных процессов и следим, чтобы в ходе этого временного хранения не было допущено ни утраты, ни кражи музейных ценностей.

- Но ведь условия таких временных хранилищ не всегда соответствуют нормам. Каким вы видите выход из ситуации?

- На самом деле этой темой иногда спекулируют. Вы, должно быть, знаете, что сейчас в стране идет широкомасштабная проверка музеев. Так вот, в ходе этой проверки было выявлено, что в большинстве музеев хранилища находятся в помещениях, не отвечающих установленным требованиям. Условия хранения нарушаются еще там. Мы, конечно, обращаем на это внимание. Но, как вы понимаете, эта проблема музейных хранилищ в целом, а не только каких-то временных проектов. К сожалению, пока она не находит решения в полном объеме. Оно может быть найдено только при участии всех уровней власти. Правительством РФ выделяются средства на строительство и оборудование новых, современных хранилищ и запасников, например, для Эрмитажа, Третьяковской галерее, ГМИИ имени А.С.Пушкина и других. Я думаю, заслуживает внимания инициатива Русской православной церкви по возрождению собственных древлехранилищ. Совершенно новую великолепную инициативу выдвинуло правительство Москвы, планирующее построить крупнейшее музейное фондохранилище в столице. В нем будут размещены не только экспонаты государственных московских музеев, но и крупнейшие частные коллекции.

- Так получается, что многие проблемы сохранения культурного наследия мы передаем по наследству вместе с самими памятниками. Какие проблемы сегодня вам кажутся наиболее актуальными и наиболее распространенными?

- Самые наболевшие связаны с отсутствием утвержденных границ зон охраны памятников, режимов застройки этих зон. Эти вопросы находятся в ведении субъектов Российской Федерации. Нередки случаи, когда памятник внесен в реестр 20 - 30 лет назад, а охранная зона, территория не определены до сих пор. И здесь самый яркий пример - ансамбль Троице-Сергиевой лавры. А ведь этот памятник внесен в список ЮНЕСКО! Если нет охраняемой территории, нет и режима застройки, и недобросовестные власти могут в нарушение закона выделять под застройку земли вблизи охраняемых объектов культурного наследия. Это недопустимо! Поэтому мы требуем создания в системе исполнительной власти регионов независимого органа - не придатка к органам культуры, не реставрационно-производственных мастерских, а именно самостоятельного органа - такого, как, например, Москомнаследие. Мы ведь прекрасно понимаем, если такая структура будет существовать независимо, то она сможет осуществлять охранные функции и предостерегать руководство регионов от совершения ошибок.

- Вы упомянули положительный опыт Москомнаследия. В каких регионах положение с охраной культурного наследия, наоборот, не вызывает оптимизма?

- В начале сентября, например, Россвязьохранкультура провела проверку состояния сохранности и использования объектов культурного наследия города Сочи в связи с проведением там зимней Олимпиады-2014. Комиссия проверила более 20 объектов культурного наследия как федерального, так и регионального значения. Есть, конечно, и положительные тенденции, но в целом в этом регионе, конечно, еще много проблем. Нас, в частности, взволновало, что строительство ряда олимпийских объектов проектируется рядом с археологическими памятниками. Недавно также мы проверили Екатеринбург, где в 2009 году будет проходить саммит ШОСа. Там под предлогом ветхого состояния и диссонанса современной архитектуры были уничтожены памятники деревянного зодчества регионального значения, без исключения их из утвержденного перечня памятников. Это, конечно, очень серьезное нарушение, поэтому мы вынуждены были обратиться в прокуратуру, которая вынесла соответствующее решение в адрес региональных властей. Там же - в Екатеринбурге - кстати, были и попытки поджогов. Например, дом Аркадия Гайдара пытались поджечь, чтобы потом все отдать под застройку. Еще, помните, был случай в Москве, когда в Оружейном переулке снесли Дом-кузницу, памятник федерального значения. Мы этим тоже занимались в рамках административного расследования. Конечно, за такой незаконный снос мы наложили штраф, но, кроме того, усмотрели в этом случае и серьезное уголовное преступление, передали дело в прокуратуру. Но там все очень долго тянут, волынят. Наверное, и до суда-то не доведут...

- То есть в подобных ситуациях - я имею в виду варварское уничтожение памятников - ваше ведомство не может призвать нарушителей к ответу?

- Россвязьохранкультура, как я уже говорил, занимается надзором за соблюдением законодательства в сфере охраны памятников. Непосредственной охраной занимаются в первую очередь сами субъекты РФ. А мы уже контролируем их деятельность, следим за тем, чтобы памятник не остался без хозяина, чтобы грамотно были заключены все охранные обязательства, где должно быть четко прописано, что является предметом охраны, что может, а что не может делать собственник или пользователь. В 2008 году вступают в силу изменения, внесенные в 73-й Федеральный закон, связанные с передачей части федеральных полномочий по использованию, популяризации и сохранению памятников истории и культуры федерального значения непосредственно субъектам Российской Федерации. Так вот, наряду с этим Россвязьохранкультура будет наделена дополнительными функциями по усилению надзора в этой сфере. В частности, предусматривается, что служба будет иметь полномочия по выдаче обязательных для исполнения предписаний об устранении выявленных нарушений. О привлечении к ответственности и даже отстранении от должности должностных лиц органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации, осуществляющих переданные полномочия.

- А какая-то профилактическая работа ведется?

- Прежде всего в наших руках главный профилактический инструмент - это полномочия по согласованию реставрационных проектов и выдача разрешений на производство любых работ на федеральных памятниках истории и культуры. Мы стараемся делать все, что в наших силах. Положительным примером является ситуация с Палатами бояр Волковых, князей Юсуповых в Большом Харитоньевском переулке. Очень много говорилось о том, что реставрация там ведется с большими нарушениями. Мы сразу же осуществили проверку. Выяснилось, что проект реставрации с нами не был согласован, работы велись без разрешения. В ходе работ эти горе-реставраторы умудрились частично уничтожить предметы охраны. Естественно, всю деятельность этой бригады мы приостановили, порекомендовали опытных реставраторов - профессионалов, в которых уверены. Сейчас работа находится уже на стадии завершения: восстановлены картины, росписи, витражи - в общем, все в очень хорошем состоянии. Так что при своевременном информировании Федеральная служба по надзору в сфере массовых коммуникаций, связи и охраны культурного наследия принимает все возможные меры.

 

Газета "Культура" N40 (7601) 11 - 17 октября 2007г. Беседу вела Мария ТОКМАШЕВА

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован