20 сентября 2004
260

АНДРЕЙ БАТУРИН: `В УНИВЕРСИТЕТАХ НУЖНО ЗАНИМАТЬСЯ ФУНДАМЕНТАЛЬНЫМИ ИССЛЕДОВАНИЯМИ`

Американский фонд гражданских исследований и развития (CRDF) и Благотворительный фонд Владимира Потанина начали совместную программу подготовки менеджеров в области управления исследованиями в российских университетах. Только что прошел четырехдневный учебный семинар, участниками которого стали 30 молодых представителей из 19 российских университетов, имеющих опыт административной работы в вузе. Среди участников семинара был и Андрей БАТУРИН - 29-летний кандидат физико-математических наук, замдекана факультета физической и квантовой электроники Физтеха. С Андреем БАТУРИНЫМ беседует обозреватель Наталья ИВАНОВА-ГЛАДИЛЬЩИКОВА.

- Андрей, участник семинара должен обязательно быть администратором в области науки. Чем занимаетесь вы?

- Я работаю со студентами старших курсов, курирую их научную практику. Дело в том, что в Физтехе на младших курсах студенты получают базовое образование университетского уровня, а дальше начинают специализироваться в разных областях науки. Но специфика нашего вуза заключается в том, что они специализируются в `базовых организациях` по этим областям: это институты Академии наук, отраслевые институты, научно-производственные объединения. Так вот, начиная с 3-4-го курса, студенты несколько дней в неделю проводят на этих `базах`. Это позволяет студентам работать на острие науки и в контакте с ведущими специалистами их области науки. А специалисты эти по совместительству являются преподавателями наших базовых кафедр. Что касается моей собственной научной деятельности, то я занимаюсь специфическим методом исследования вещества - мюонным методом.

- А как вы стали участником такого семинара?

- Новый проект проводится в российских университетах, участвующих в программе `Фундаментальные исследования и высшее образование`, осуществляемой совместно Минобразования и науки РФ и CRDF. В рамках этой программы было образовано 16 научно-образовательных центров (НОЦ) в высших учебных заведениях по всей России. Деятельность НОЦов направлена на превращение вузов в современные исследовательские университеты. В Москве есть такой совместный НОЦ МИФИ-МФТИ. Есть в Питере - это Горный университет и Санкт-Петербургский госуниверситет; такие центры есть в Ростовском, Томском, Красноярском госуниверситетах. Их цель - синтез науки и образования. Поскольку у нас есть НОЦ, я и стал участником проекта.

- А что отличает НОЦ от обычной научной работы в университете?

- В советской образовательной системе была такая схема: существовали институты и университеты, которые были сконцентрированы на подготовке кадров (а научные исследования были там `постольку поскольку`); была Академия наук, занимавшаяся фундаментальными исследованиями; были отраслевые НИИ, занимавшиеся прикладными исследованиями, и были предприятия, которые эти исследования `потребляли` (в основном - предприятия военно-промышленного комплекса; там были деньги). А в США другая система: там фундаментальными исследованиями занимаются в основном в университетах. Университеты получают деньги на исследования, и это позволяет вузовским преподавателям держаться на острие науки. К тому же они могут быстро адаптировать образовательные курсы.

- В такой научной работе активно участвуют и студенты?

- Конечно. В западных университетах профессору, получившему грант, университет разрешает брать студентов. Но если профессор не успешен (нет публикаций, грантов) - значит, у него нет и студентов. То есть получается замкнутый круг: если ты хочешь иметь студентов, то должен работать, публиковаться. Как только ты прекращаешь это делать, сразу лишаешься всего. Так вот, американцы пытаются реализовать эту идею в России - через НОЦы при университетах. В этих НОЦах есть образовательная составляющая и научная.

Идея, которой придерживается CRDF, заключается в следующем: дайте российским ученым деньги на оборудование, чтобы они потом могли на нем зарабатывать новые деньги.

- А кто должен давать эти деньги?

- По большинству программ это софинансирование. Часть денег дают американцы, а часть наше правительство. А потом возникла программа поддержки молодых ученых, которые пока не состоят в НОЦах, но хотели бы в них войти или сделать что-то совместное.

- Вы говорите об индивидуальных грантах для молодых ученых?

- Да. Для этого нужно иметь как минимум кандидатскую степень, быть не старше 35 лет; исследование должно продолжать то, что было в диссертации и как-то пересекалось с тематикой НОЦа. Я участвовал в конкурсе таких проектов и в нем победил.

- У меня странный вопрос: а зачем все это нужно американцам?

- Однозначно ответить не могу. Во-первых, правительство выделяет деньги на такие вещи. Цель - помочь российским ученым прийти к конкурентоспособности на международном рынке исследовательских услуг. Плюс удержать молодежь в науке. И чтобы ученые не уходили в военные области и не уезжали в `третьи страны` заниматься ядерными вооружениями, а обращались к гражданским исследованиям.

- Как была построена работа этого семинара?

- На него приехали молодые ученые из ведущих университетов страны - из Нижегородского, Дальневосточного; из Красноярского госуниверситета и Технического университета, Саратовского, Ростовского, Казанского, Новосибирского, Пермского, Воронежского, Санкт-Петербургского, Петрозаводского, Томского госуниверситетов, из МФТИ-МИФИ, из Санкт-Петербургского горного института, Самарского государственного аэрокосмического университета. Это были биологи, физики, химики, биохимики, материаловеды.

За четыре дня работы у нас были лекции, которые читали три преподавателя. Плюс практические занятия: мы участвовали в интереснейшей деловой игре, связанной с организацией `научно-исследовательского отдела`. Нужно было объяснить, как мы будем распределять и использовать полученные деньги внутри университета; как станем регулировать их расходование и осуществлять отчетность. Нам рассказывали и о том, как научные исследования строятся в США, какие бывают источники финансирования; как можно попытаться получить финансирование. Речь шла о фондах, грантах, поэтому нам показывали, как правильно писать заявки на гранты, что нужно делать, чтобы грант был выигран. Как управлять финансами, когда они уже пришли. Была лекция и об интеллектуальной собственности, патентах.

- Но все-таки одно дело - Америка, и совсем другое - мы...

- Ну да, конечно. Но все же для того, чтобы что-то делать, нужно знать опыт других людей. Полезно понять, как американцы борются с типичными трудностями. Для них очень важна репутация ученого. Если вас поймают на том, что вы опубликовали статью со сфальсифицированными данными, для вас это будет финишем карьеры. Там профессор, получающий $80 тысяч в год, сто раз подумает, стоит ли это делать. Стоит ли работать на третьих лиц, нанося интеллектуальный ущерб своему университету. У нас в ситуации крошечных зарплат снижен и уровень ответственности.

- Андрей, а удалось вам уже получить какие-либо гранты?

- Нет, конечно. Прошло слишком мало времени. Но я получил полезную информацию: с какими фондами можно контактировать, к каким организациям обращаться. Теперь мы должны донести эти сведения в свои университеты.


Наталья ИВАНОВА-ГЛАДИЛЬЩИКОВА

ОАО`Редакция газеты `Известия`http://nvolgatrade.ru/
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован