Эксклюзив
14 июля 2013
3731

Андрей Федорченко: Сепаратистские настроения в Йемене (в контексте перспектив возможной федерализации страны)

Аналитическая записка

Подготовлена директором Центра ближневосточных исследований А.В. Федорченко


При всем кажущемся сходстве событий "арабской оттепели" для экспертного сообщества очевидна специфика каждой арабской страны, к которой привлечено мировое общественное внимание. Йеменская Республика выделяется остротой и многообразием внутриполитических, межконфессиональных, клановых проблем, которые пока удается смягчать, но которые способны в недалеком будущем расколоть страну и привести к созданию на ее территории новых государств.

Формирование государственности в южной части Аравийского полуострова началось много веков назад. Эти земли были привлекательны для имущих слоев и простого населения в силу благоприятных климатических условий - не случайно в римских источниках территория современного Йемена называлась "Arabia Felix", т.е. "Счастливая Аравия". Слово Йемен - однокоренное с арабским глаголом "ямуна" ("быть счастливым, благословенным"). Однако архаичная социальная структура, межплеменные и межконфессиональные противоречия не только препятствовали созданию единого процветающего государства, но и до настоящего времени сохранили и даже преумножили существовавшие в йеменском обществе разломы.

Йеменский имамат (Северный Йемен) завоевал независимость в 1918 г. в результате распада Османской империи. В 1962 г. королевская власть была свергнута и провозглашена Йеменская Арабская Республика. Южный Йемен находился под властью Великобритании до 1967 г, когда была провозглашена Народная Республика Южный Йемен, с 1970 г. - Народная Демократическая Республика Йемен. 22 мая 1990 г. оба Йемена объединились в составе Йеменской Республики. Конституция не дает точного описания самого административного деления страны, а лишь излагает принципы организации административно-территориальных единиц. ЙР - унитарное государство, состоящее из 21 провинции "мухафазы" (см. приложение).

К началу ХХI века в стране сохранились многие очаги противоречий, существовавшие на протяжении предыдущих столетий. Во-первых, политическая ситуация определялась наличием архаичных социальных структур.

В Йемене существует племенное деление, зачастую играющее большую роль в политической жизни страны, в первую очередь на севере, в Верхнем Йемене. Там действуют племенные конфедерации Хашид, Бакиль и Мадхиж. Общественно-политическая роль племен в южной части ЙР имеет меньшее значение как из-за длительного периода господства Великобритании (в районе Адена их нет вообще), так и из-за большого количества существовавших там эмиратов, султанатов и других форм традиционной государственности. Всего в стране насчитывается несколько сот племен и племенных конфедераций. Выборные шейхи (главы племен) занимают важные позиции в местной администрации, центральных органах власти и политических партиях. Имели место конференции племен.

В стране поддерживается высокий авторитет центральной власти, хотя она не полностью контролирует районы племен. Отношения между президентом и племенными шейхами строятся на основе традиционных договоренностей. Во время вооруженного конфликта 1994 г. между армиями бывших ЙАР и НДРЙ племена соблюдали нейтралитет, не поддержав ни одну из сторон.

Во-вторых, общество расколото на два слоя - городских жителей ("хадар") и членов племен ("бадву"). Исторически между ними сложилась особая система отношений, основанная на остром соперничестве и институте посредничества. Более благополучные с экономической точки зрения горожане распоряжались угодьями с искусственными системами орошения. Племена, окружавшие хадар, для восполнения дефицита экономических ресурсов, имевшихся на аридных и гористых площадях, которые были их главной средой обитания, собирали своеобразную политическую ренту с экономически более благополучных горожан[1]. Племена с древних времен соперничали между собой за те районы, в которых располагались города. Для достижения успеха в этой борьбе они объединялись в конфедерации.

Третьим конфликтом является конфликт между арабским большинством и афро-арабами, которые населяют преимущественно западные и южные прибрежные районы. Но в стране нет ни одной политической организации, представляющей интересы этого меньшинства.

В-четвертых, сохраняется межконфессиональный конфликт. Ислам наряду с племенными традициями определяет общественное устройство страны. 60 % йеменцев - сунниты, проживают в сельской местности на юге страны и в пустыне Тихама. 40 % - шииты, которые составляют большую часть городского населения. В северном Йемене проживают шииты-зейдиты, а в городах южного Йемена - шиты-исмаилиты и имамиты. Большинство политической элиты при предыдущем президенте Али Абдалле Салехе исповедовало шиизм зейдитского толка. Вотчиной йеменского зейдизма является провинция Саада. После признания ЙАР в 1970 г. Саудовская Аравия оказала значительное содействие, в том числе финансовое, в распространении ваххабизма в Северном Йемене. Привитое в 1970-е годы прозелитское исламское течение и реакция на него традиционных исламских элит создали основу для обострения межрелигиозных конфликтов в 2011 г.

Во второй половине 1990-х гг. участились случаи похищений, нападений племенных ополчений на транспортные коммуникации и нефтепроводы. Причина - неурегулированность отношений племенных групп с государством. Радикальные исламистские группировки ведут борьбу за превращение Йемена в исламское государство.

В-пятых, в последние два десятилетия усиливается сепаратизм южной части страны и шиитов на севере. Оба эти движения финансируются Ираном.

На севере Йемена в 1994 г. возникла зейдитская группировка аль-Хуси, которая эволюционировала в территориальное вооруженное формирование, контролирующее удаленную и экономически отсталую гористую провинцию Саада, граничащую с Саудовской Аравией. Хуситы вели боевые действия против правительственных войск и северных племен. В 2004 г. лидер этих повстанцев зейдитский шейх Хусейн Бадруддин аль-Хуси был ликвидирован. По мнению властей, он собирался восстановить имамат (провинция Саада была центром йеменского зейдитского государства на протяжении почти 1200 лет). Война правительственных войск, получавших поддержку саудовских и американских военных, против Движения аль-Хуси продолжалась много лет, подпитывая сектантские настроения в других частях страны. Так называемая "Саадская война" унесла тысячи жизней. К началу "арабской весны" почти вся провинция Саада находилась под контролем Абдул-Малика аль-Хуси - брата убитого предводителя зейдитов.

Нарастание протестного движения на территории южного Йемена началось еще в июле 1994 г. после поражения южан в ходе гражданской войны между армиями севера и юга. После образования в 2007 г. Мирного движения Юга в этой части страны регулярно проходили массовые манифестации с требованиями восстановления независимости Юга в границах НДРЙ. Подавление этих выступлений силами безопасности происходило с большим количеством жертв среди мирного населения.

Мирное восстание во время "арабской весны" в феврале-марте 2011 г. ставило главной целью смену президента и высших органов власти, при этом, не связывая себя с определенными, в том числе оппозиционными силами.

Затяжной внутриполитический кризис в Йемене частично был преодолен после подписания 23 ноября 2011 г. примирительного соглашения между президентом страны Салехом и оппозицией. Власть перешла к вице-президенту А. Хади. В декабре того же года было создано новое переходное коалиционное правительство национального единства Бассандавы, в котором посты поровну поделили представители находившейся у власти партии "Всеобщий народный конгресс" и оппозиции. Бывший президент Салех покинул страну. 21 февраля 2012 г. в Йемене состоялись досрочные президентские выборы. За неимением других кандидатов свое назначение на посту временного главы государства официально закрепил бывший вице-президент Абд-Раббу Мансур Хади. Выборы ознаменовали завершение эры Али Абдаллы Салеха, который бессменно руководил Йеменом в течение последних 33 лет. Задачей А. Хади, срок полномочий которого истечет через два года, станет создание новой конституции государства и организация свободных выборов.

Однако смена президента в феврале 2012 г. не увенчалась прекращением политического противоборства. Сепаратистские движения возглавили антиправительственные выступления в двух частях Йемена. На юге страны исламистская группировка "Ансан аш-Шариа", которая, по данным спецслужб США, связана с "Аль-Каидой Аравийского полуострова" (АКАП), а, по мнению самих йеменцев - со спецслужбами президента Салеха, сначала провозгласила исламский эмират в Абъяне, а в марте 2012 г. еще и в другой южнойеменской провинции - Шавбе[2]. Таким образом, началась "эмиратизация" Юга.

С новой силой разгорелся конфликт на севере. Он перекинулся на провинции Хадджа, Эль-Джауф, Амран, а провинция Саада весной 2012 г. уже год находилась под контролем зейдитского движения аль-Хуси. В качестве противостоящей зейдитам силы вместо правительственных войск выступили салафитские племена, поддерживающие отношения с радикальным крылом "Братьев-мусульман", а также АКАП.

Группировка аль-Хуси насчитывает, по разным оценкам, от 10 тыс. до 100 тыс. членов. Она использует как военные методы борьбы, так и мирные формы протеста. В сентябре 2012 г. члены движения в знак осуждения выхода оскорбительного для мусульман фильма "Невинность мусульман" обклеили столицу г. Сана плакатами, флагами и граффити, осуждающими США, удивив своей активностью суннитских исламистов и западных дипломатов. Получая постоянную поддержку от Ирана, аль-Хуси способны распространить свое влияние на другие провинции страны.

Ситуация осложнялась тем, что лишенный официальных рычагов влияния бывший президент Салех в своем стремлении сохранить политическое и экономическое влияние в стране действует через прирученных исламистов и хуситов. Последним Республиканская гвардия передает оружие из армейских складов.

В ряде районов Йемена наращивает свое присутствие "Аль-Каида" и связанная с ней группировка "Ансар аш-Шариат". "Ансар аш-Шариат" в настоящее время полностью контролирует города Азан и Шаббан в южной провинции Шабва, а также большую часть столицы Абьяна - г. Занджибар. Эти две провинции все отчетливее приобретают черты опорной базы организации в Йемене. При этом "Аль-Каида" ведет боевые действия значительным количеством активистов, что расходится с привычным представлением об этой группировке, чьи боевики большей частью скрываются в труднодоступных горных районах. В контролируемых зонах радикалы взяли на себя функции государства по обеспечению безопасности граждан, предоставлению им медицинского обслуживания, налаживанию работы социальной инфраструктуры. Наряду с этим, они ведут теле- и радиовещание пропагандистских программ. Одновременно, радикалы смогли организовать сотрудничество с сомалийскими экстремистами и получают от них оружие и боевиков. Области, контролируемые группировкой "Ансар аш-Шариат", очень важны, потому что нефть Йемена и запасы газа находятся большей частью именно в южных провинциях. Исламисты могут использовать это в качестве своего ресурса в случае усиления давления властей на этот регион[3].

Таким образом, в Йемене уже сформировалась исламистская дуга, возглавляемая "Аль-Каидой", в которую вошли южные провинции Абьян и Шабва, нефтеносная провинция Мариб на востоке страны и провинция Аль-Джауф на севере. Следующий возможный шаг - провозглашение единого исламского эмирата на юге Йемена. Сторонники "Аль-Каиды" нашли прибежище во многих районах Йемена. Их цель - установление халифата - далека от интересов местных племенных образований.

К оппозиционным исламистским организациям относятся также: Йеменское объединение в защиту реформ "Ислах", относящееся к системной оппозиции, которое выступает за усиление исламизации; радикальные исламистские группировки - "Исламская армия Адена и Абъяна", "Джама`а исламийа", ратующие за превращение Йемена в теократическое государство. Подобные организации создаются, прежде всего, суннитами, хотя существуют и зейдитские салафитские группы (например, "Аш-Шабаб аль-Муаминин" - "Правоверная молодежь", созданная погибшим шейхом аль-Хуси).

Наиболее серьезный конфликт в современном Йемене связан с деятельностью радикальных исламистских организаций ("Аль-Каида", "Братья-мусульмане", "Джамаа исламийа", "Исламский джихад", "Исламская армия Адена и Абъяна" и др.), часть которых прямо или косвенно содействуют дезинтеграции страны. Подобные организации создаются, прежде всего, суннитами, в том числе ваххабитами, проживающими в Йемене и принадлежащими к наименее обеспеченным слоям населения, особенно на юге страны[4].

Сепаратизм в современном Йемене имеет вполне определенную экономическую составляющую. Во-первых, северяне, бывший президент Салех и его окружение во время более чем трех десятилетий нахождения у власти приобрели на территории страны реальные хозяйственные интересы, владея производственными активами и недвижимостью. После гражданской войны 1994 г. клан Салеха и функционеры поддержавшей его тогда партии "Ислах" (в первую очередь братья Ахмары) приватизировали обширную недвижимость, область добычи углеводородов (нефтедобывающая инфраструктура в Хадрамауте) и отрасль мобильной связи на юге страны. Все это не устраивает основные массы южнойеменского населения, в том числе военных (около 300 тыс. человек), которых вопреки обещаниям не включили в вооруженные силы объединенной страны. Не стоит забывать, что на Арабском Востоке служба в армии является выгодной сферой этой своего рода экономической активности, а офицерский состав зачастую контролирует весомую часть национальной экономики[5]. Так, до сих пор не завершилось реформирование йеменской армии, в ходе которого идет борьба за посты в Западном и Северном военных округах. Президент Хади вступил в конфликт с южанами - с Али Насером Мухаммедом и со сводным братом Салеха Мохсеном аль-Ахмаром. Последний стремится контролировать и Западный округ с многомиллионным теневым оборотом (через него идет контрабанда оружия, незаконная иммиграция африканцев, в том числе сомалийских проституток, в Саудовскую Аравию), и Северный округ, через который проходят основные каналы поставок товаров и финансовых ресурсов из КСА практически всем шейхам местных йеменских племен[6].

Во-вторых, сепаратизм южных провинций помимо прочего связан с находящимися здесь основными нефтяными и газовыми месторождениями, делиться доходами от которых южане не склонны.

В-третьих, лояльность йеменских племен, по сути, становится предметом их торга с йеменскими властями, аравийскими монархиями и Ираном.

Еще при Салехе имелся специальный список вождей йеменских племен, которым саудовцы ежемесячно переводили денежные средства. Здесь существует своя иерархия. На первом месте остается Садык аль-Ахмар, который является ключевой фигурой по распределению пожертвований среди племен группы Хашид. Таким образом, Эр-Рияд покупает лояльность племен на своем юге и сохраняет некий буфер для повстанцев-хуситов. Последние находятся в непримиримых отношениях с кланом Ахмар, в силу того, что считают себя родственниками последнего имама Йемена, который был свергнут в 1962 году при прямом участии Ахмаров. По приказу имама был убит дед нынешних фактических руководителей партии "Ислах" - Хамида, Садыка и Хусейна аль-Ахмаров, так что противостояние между двумя этими племенными группами носит очень затяжной характер, несмотря на общую конфессиональную принадлежность.

Хуситы получают весьма значительную финансовую помощь из Ирана, что позволяет им делать серьезные инвестиции в недвижимость и земельные участки. Возможно, и саудовцы покупают свое спокойствие с помощью денежных переводов повстанцам.

Говоря о новых людях в саудовском "списке пожертвований", необходимо отметить тот факт, что в нем появились фигуры из племенной группы Бакиль (в частности, шейх Ваеф), которые традиционно конфликтовали с Хашид и поддерживали социалистов в Южном Йемене[7].

В финансировании йеменской оппозиции участвует и Катар. Доха начала это делать еще во время правления Салеха, до того как Эр-Рияд приступил к поддержке оппозиционных сил. В результате Хамид аль-Ахмар согласился на выплату ему содержания от катарцев, которое он получает до сих пор. То же самое в разной степени делают и остальные члены оппозиционного блока, кроме социалистов, которые категорически отказались от иностранной помощи. "Ислах" (а вернее - клан Ахмаров) разделил финансовые потоки следующим образом: Хамид - катарцы, Садык и Хусейн - саудовцы. Напомним, что южане и хуситы получают пожертвования от иранцев.

В-четвертых, нацеленность на государственное отделение юга противоречит стремлению КСА проложить через эти территории трубопровод для экспорта своей нефти, минуя потенциально опасный Ормузский пролив.

Выводы

Наиболее благоприятный вариант развития событий - созыв конференции по Национальному диалогу (которая была намечена еще на 15 ноября 2012 г., а затем перенесена на середину марта с.г.) с участием ведущих политических партий и движений. Это - непростая задача, учитывая негативное отношение к данной идее глубоко вовлеченных в конфликт Мирного движения Юга и Движения аль-Хуси.

В повестке дня будущей общенациональной конференции, помимо обсуждения конституционной реформы, возрождения йеменской экономики, реформирования государственной службы, судебной системы и местного самоуправления, стоит "южный вопрос" и проблема шиитов хуситского движения. Хуситы дали предварительное согласие на участие в этом форуме, а южные сепаратисты в качестве альтернативы предложили провести конференцию по вопросу реставрации независимости южного Йемена.

Весьма непросто обеспечить хрупкое равновесие между имеющимися договоренностями и дестабилизирующими факторами:

К последним, прежде всего, относится внешнее противоречивое влияние КСА и Ирана, международных экстремистских организаций исламистского толка. США и КСА, формально выступая в качестве спонсоров политического урегулирования, продолжают оказывать содействие противоборствующим сторонам. В том же направлении действует Иран, поддерживающий сепаратистские движения.

Задачи национального примирения, сохранения территориальной целостности, формирования органов государственной власти и урегулирования отношений с соседями придется решать в условиях серьезного дефицита финансово-экономических ресурсов. Экономика страны находится в плачевном состоянии. Основным источником доходов Йемена является нефть. Она дает 96 % поступлений от экспорта. Ее изначально небольшие запасы истощаются. Официально признанный уровень безработицы составляет 35 %. В Арабском мире более бедными, чем Йемен являются лишь Судан и Мавритания. По данным ежегодного доклада Проекта ООН по развитию, валовой национальный доход страны на душу населения составлял в 2010 г. 2387 долл. США по паритету покупательной способности, ожидаемая продолжительность жизни - 63,9 года, средняя продолжительность обучения - 2,5 года. По индексу человеческого развития Йемен занимал 133 место в списке из 169 стран мира[8]. Хронический дефицит торгового баланса уравновешивается валютными переводами йеменцев, работающих за рубежом, финансовой помощью США, стран ССАГПЗ, кредитами международных финансовых учреждений и коммерческих банков.

Борьба за ограниченные ресурсы вполне может подорвать усилия властей по нормализации политической обстановки. Следует заметить, что внешнюю помощь получают в основном исламисты, сепаратисты и представители силовых структур, в то время как демократическая часть йеменской оппозиции вынуждена опираться только на свои собственные, весьма ограниченные ресурсы.

Сохранение статус кво - продолжение вооруженных конфликтов, разрастание на территории Йемена базы международного терроризма.

Негативный сценарий - территориальный распад страны. В этом случае возможно воссоздание двух государств - Южного Йемена и Северного Йемена, а также выделение в самостоятельное государство приграничных северных районов, примыкающих к КСА. Подавляющее большинство официальных представителей южного Йемена выступают за его отделение.

Воссоздание в той или иной форме шиитского государства придаст импульс обострению суннитско-шиитских противоречий не только в Йемене, но и в КСА, в том числе в приграничных с Йеменом районах. В отличие от шиитов Восточной провинции Саудовской Аравии - двунадесятников или иснаашаритов, коренное население Наджрана (приграничная с северным Йеменом саудовская провинция) в основном принадлежит к особой ветви "крайних" шиитов - так называемым "умеренным" исмаилитам - мусталитам. В настоящее время саудовские и йеменские мусталиты входят в единое исмаилитское сообщество "Сулеймани Бохра" (Sulaimani Bohra), которое имеет своих приверженцев также в Индии и Пакистане.

Децентрализация на основе федеративного государственного устройства. Сепаратистские тенденции набирают силу, но в качестве компромиссного варианта следует рассматривать и создание федеративного государства. Реализация подобного варианта возможна только в результате мирного или навязанного силой, а также с использованием внешней поддержки национального примирения. Аравийские монархии, очевидно, в конечном итоге согласятся с вариантом создания федерации южного и северного Йемена. О возможности такой развязки свидетельствует то, что часть фракций Южного движения выступает за автономию Юга, выдвигая при этом следующие условия[9]:

- восстановление в должности всего военного и гражданского персонала, отстраненного в результате гражданской войны 1994 г.;

- возвращение конфискованного имущества и денежных средств;

- возвращение земель, утраченных фермерами после объединения Йемена;

- освобождение всех заключенных, арестованных во время последних восстаний;

- принесение официальных извинений южанам.

Против сепаратизма на юге выступает исламистская партия "Ислах" и, как ни странно, Йеменская социалистическая партия, которая в то же время поддерживает стремление южан к справедливому перераспределению экономических активов и нефтяных доходов.

В прекращении дальнейшей дестабилизации Йеменской Республики и начале национального диалога помимо государственного руководства страны заинтересовано большинство стран ССАГПЗ, международные организации, в первую очередь Совет Безопасности ООН. Свой вклад в миротворческий процесс может внести Иран, прекратив поддержку северных и южных сепаратистов в Йемене, хотя в ближайшем будущем это маловероятно, учитывая ирано-саудовское противостояние. И все же шансы на национальное примирение есть. В случае успеха Национального диалога можно было бы подавить очаги терроризма на йеменской территории, завершить государственное строительство, начать возрождение находящейся в состоянии глубокого кризиса экономики. Однако ко времени написания данного материала выступления сепаратистов, их столкновения с силами безопасности продолжались.





______________

[1] Серебров С.Н. Йемен. // Ближний Восток, Арабское пробуждение и Россия: что дальше?. М., 2012. С. 264.

[2] Там же. С. 300.

[3] Нечитайло Д.А. "Аль-Каида" и переходный период в Йемене. http://www.iimes.ru/rus/stat/2012/22-03-12c.htm

[4] См. Политические системы современных государств. Энциклопедический справочник. Том 2. Азия. М., 2012. С.179.

[5]См. Рябов П.П. Йемен: напряжение между Севером и Югом нарастает. http://www.iimes.ru/?p=16618#more-16618

[6] Там же.

[7] Рябов П.П. О развитии ситуации в Йемене. http://www.iimes.ru/?p=15815

[8] Human Development Report 2010. Statistical Annex. Table 1.UNDP. N.Y., 2010. C. 145.

[9] Игошина Ж. Йемен: время для национального диалога. http://www.ru.journal-neo.com/node/119603

март 2013

Фотографии

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован