26 мая 2002
971

Андрей Климов о демографической ситуации в России.

Ведущий: В течение уже нескольких десятилетий в нашей стране, к сожалению, не обеспечивается простое воспроизводство населения. Вы знаете, что смертность в нашей стране резко растет, рождаемость снижается. По мнению многих ученых, если такая ситуация сохраниться и впредь, то к концу 21 века может случиться так, что с политической карты мира такое самостоятельное государство как Россия исчезнет.

Первый вопрос. Вы наверное знаете о прогнозе ООН, который считает, что если эти тенденции демографической в нашей стране сохраняться, то уже через 50 лет, через полвека, на территории России останется всего-навсего 55 миллионов жителей. Задумываетесь ли вы над тем, что это будет означать для России - катастрофа?

Александр Гуров, председатель Комитета по безопасности ГД РФ, фракция "Единство": Есть два варианта развития - благоприятный и неблагоприятный. Нам всегда соответствует пока неблагоприятный. Поэтому если при неблагоприятном развитии ситуации, то к 2020 году мы потерям 23 миллиона человека, к 2050 году мы потеряем 60 процентов населения. Вот при таком воспроизводстве и при такой демографической ситуации, стало быть, Россия не сможет управлять теми территориями и стало быть ее уже можно сказать...

Ведущий: К какому времени это может произойти уже?

Александр Гуров: Это уже сегодня происходит, уважаемые господа, товарищи.

Николай Герасименко, председатель Комитета по охране здоровья и спорта, группа "Народный депутат": Что будет? Мы окружены странами, в которых, наоборот, численность населения растет. Огромная территория при малой численности населения является объектом вмешательств геополитических наших соседей.

Ведущий: О чем говорит народ, в глубинке? Как вы видите себе последствия тех угроз?

Николай Харитонов, председатель Агропромышленной депутатской группы: Я вижу это так. Если мы в ближайшее обозримое резко, мы - депутаты ГД, правительство, а у нас по Конституции президентская республика, - мало что сделаем в этом направлении, нас ждут худшие ожидания. Мы можем, не хочу пугать телезрителей, Россию потерять как страну. Вот, что может произойти с Россией.

Ведущий: Уважаемые гости, что вы можете добавить к этой картине, которую обрисовали наши главные герои сегодняшнего разговора, к картине России, на территорию которой останутся 55 миллионов человек?

Олег Смолин, Агропромышленная группа: Прогноз простой. Если не снять Россию с демографического креста, будет то, что предсказал еще Владимир Набоков - культура останется, а народ исчезнет. По-другому это можно сказать так - Сибирь заговорит по-китайски, а Европа - по-турецки. Тут нечего обсуждать.

Ведущий: Есть еще какие дополнения?

Мария Арбатова, литератор: Снижение рождаемости - это признак повышения уровня жизни. Это написано во всех учебниках и стыдно этого не знать. Хорошо рожает только латинский квартал. Поэтому то, что мы перестали рожать сегодня говорит о том, что люди начали рожать более ответственно. Сегодня в России, насколько мне известно, рождается детей столько же, сколько в среднем в странах европейских, больше, чем в Эстонии, по-моему, Германии и Италии, и практически столько же сколько в Японии и в Таиланде. В этом смысле у нас нет проблемы. Более того, совершенно бессмысленно говорить вообще о демографии до переписи. Когда будет перепись, вы увидите, что более половины России живет по исламу. Надо будет смотреть на этот контекст по-новому.

Ведущий: Получается, начали хорошо жить и стали потихонечку исчезать с лица земли?

Мария Арбатова: Так было во всем мире. По крайней мере, Франция не кричит, что она исчезнет с лица земли. Там очень давно низкая рождаемость. Швеции не помогла для этого сексуальная революция. Давайте отчетливо смотреть правде в глаза. Рожать по пять детей - это смешно и стыдно, потому что у нас сегодня 2 миллиона детей - социальные сироты.

Вячеслав Оленьев, Агропромышленная группа: Я совершенно не согласен с женщиной, которая поставила в зависимость демографический спад с тем, что жизнь улучшается. Мы это видим на примере России. 1992 год. Резкий спад рождаемости. Это все прекрасно понятно.

Василий Тетерин, фракция "Единство": Я считаю, что у России есть хорошее будущее и большое будущее, в том числе и демографическое. Если мы посмотрим какие ресурсы у России природные и какие человеческие ресурсы, будем говорить, то есть уровень образования и так далее, остался один вопрос только - как же управлять этими ресурсами. Я думаю, что мы сегодня как раз и обязаны решить этот вопрос грамотного управления ресурсом, а перспективы у России будут и самые лучшие перспективы.

Андрей Вульф, фракция СПС: Россия не исчезнет с лица земли. Просто очень сильно поменяется национальный, этнический, религиозно-конфессиональный состав страны, что естественно чревато целым рядом серьезных конфликтов. Наша страна все меньше и меньше будет в этой ситуации христианской, все меньше и меньше европейской, все меньше и меньше русской, собственно, и все больше и больше других народностей, других национальностей, других вероисповеданий людей, будут составлять большинство российского населения.

Ведущий: Вы сказали о конфликтах? Какие конфликты могут быть на этой почве?

Андрей Вульф: Конфликт между, условно говоря, Востоком и Западом. Может быть, это говорить не очень политкорректно, но это факт на сегодняшний день.

Ведущий: Тема демографического кризиса в России очень обширна. Сегодня хотелось бы несколько сузить рамки нашего разговора и поговорить о рождаемости, о проблеме низкой рождаемости в России. Приведу только одну цифру. В 2000 году детей родилось в нашей стране на 700 тысяч меньше, чем в 1990.

Корреспондент: Главное в нашей профессии - это любить и понимать женщину. Так считают врачи-гинекологи. Они говорят, что для любой женщины известие о том, что она беременна это всегда радость, но иногда вслед за этой радостью приходят и грустные мысли.

Людмила Жербицкая, акушер-гинеколог: Сегодняшний прием было 24 женщины, из них 8 были беременны, которых я направила сегодня на аборт, скрепя сердце. Должна сказать, что из них шесть было женщин, у которых уже есть дети, это повторные беременности, где-то они были сначала готовы сохранить, но семейные обстоятельства складываются так, даже побеседовав с мужем, я даже с мужьями разговариваю, если женщина сама настроена, то приходит муж и говорит - поймите, я получаю мизерную заработную плату. Мы не в состоянии будем прокормить второго ребенка. Хотя я всегда рассказываю, что 7-8 недель беременности это уже человек. Он не очень большой, но у него уже есть все - все органы чувств, он также уже знает. Он ощущает маму. И вот этот факт, он бытует и над ним, когда мама пришла к врачу и здесь свершится приговор - или он будет жить или он, как у нас говорил доктор, уйдет в Москва-реку. Потому что операция мало того, что она губительна для здоровья женщины, мы убиваем ребеночка.

Корреспондент: Сегодня аборты производят множество коммерческих клиник, которые по законам рынка борются за клиентов, предлагая новейшие, якобы совершенно безвредные, технологии и обещая помочь в любых ситуациях вплоть до избавления от плода сроком в 28 недель. Хотя 28 недель это уже по сути полноценный ребенок. И все-таки, прежде чем обвинять женщину, решившуюся на этот страшный поступок, нам всем надо задуматься над одним - разве можно всю тяжесть вины за этот грех возлагать только на нее? Женщину, которая сама отлично понимает, что главное для чего она создана Богом - это продолжение рода человеческого.

Ведущий: Когда видишь эти кадры убиения младенцев, то первый порыв запретить бы все это. Запретить такое варварское отношение к генофонду нации. Как бы вы отнеслись к этому? Можно ли запретом в данном случае поправить ситуацию?

Александр Гуров: Запретом наверное нельзя поправить ситуацию, поскольку это приведет к криминальным абортам и к другим тяжким последствиям. История это знает. Все-таки не запрет здесь нужен, а здесь нужна целая сеть, широкая сеть различных мер медицинского, нравственного характера, культурного характера и, одним словом, нужно то, чтобы государство обратило на это внимание как во все периоды во многих странах мира. Пока оно не обратит внимание, вот так и будут вынимать живых детей, а это фактически убийство.

Ведущий: 2,5 миллиона абортов регистрируются в нашей стране ежегодно.

Николай Герасименко: Сейчас меньше - сейчас 2 миллиона, уменьшение абортов, но я хотел бы сказать, что в проблеме депопуляции населения есть три аспекта - рождаемость, смертность и миграция. В отношении рождаемости. Когда Мария Арбатова говорила, чем выше жизненный уровень, культура, тем ниже рождаемость. Мы стоим как бы в Европе одинаково. К сожалению, это не так. Вот график. России занимает одно из последних мест в Европе по рождаемости. Франция, которую приводит, 1,89, Швеция - 2,17 на одну женщину, Америка - 1,9. Поэтому просто нужно знать цифры. Поэтому не нужно так говорить и вводить в заблуждение просто людей. Проблема в чем в Европе, допустим? Везде, да, действительно низкая рождаемость. Но там нет такой страшной ситуации, потому что там низкая смертность.

Николай Харитонов: Для телезрителей и для молодой женщины, которая сказала, что дети рождаются только тогда, когда народ нищий, вот для вас я хочу поднять свою жену Нину Евгеньевну. Вот она патриот. Она родила четыре дочери. Сегодня все четыре дочери мы выдали замуж. Две внучки и внук. Но тогда, когда я говорю со своими старшими дочерьми, что вы родили-то по одной, давайте будем догонять отца с матерью. Нет, говорят, отец, жить тяжело. Поэтому, чтобы резко поправить положение дел, необходимо, чтобы государственный приоритет был создан немедленно, чтобы рождение ребенка в России было престижно, уважаемо и почетно.

Ведущий: Какое впечатление на вас произвел этот сюжет?

Екатерина Лахова, фракция ОВР: Во-первых, я бы хотела немножко поправить наших мужчин, которые сидят в президиума, потому что рассуждают об абортах, никогда не сталкиваясь с данной проблемой, может быть, к сожалению. Мне бы хотелось сказать, что проблема абортов - это позор для России. 2 миллиона это много, это очень много. И когда во времена Союза 7 миллионов было, эту цифру никогда не называли, о ней молчали. И смертность материнская от абортов на первом месте, то есть это все проблемы взаимосвязаны. Вот сегодня у нас, по-моему, 15 процентов бесплодных браков по государственной статистике. А ведь это знаете сколько требуется затрат для того, чтобы... Они хотят иметь ребенка. А причина какая? Аборт. Бесплодие. Вензаболевание ведет к бесплодию. Мы должны говорить о тех государственных мерах, которые мы могли бы сегодня принять. Поэтому, мне кажется, вопросы, которые вы должны задавать тот, кто пришел сюда заинтересованные люди, каким образом и как на сегодня можно повлиять на ситуацию. И вот здесь я бы хотела сказать в отношении президента. Впервые первое лицо государство собрало демографов. Впервые! За два года демографическую ситуацию не изменишь. Само то, что концепция в правительстве была принята, в парламенте мы дважды, Комитет рассматривал вопросы. Вы понимаете, нормально стали подходить к решению этой проблемы, но ее так быстро не решишь.

Алевтина Апарина, фракция КПРФ: Я попытаюсь высказать коротко свою точку зрения. Во-первых, почему? Причина в стране... Потому что женщин не допускают к власти. И когда мужики обсуждают как и какие аборты делать, вы меня извините, то толку от этого мало. Мы их ставим в неловкое положение просто. Мы должны быть обеспокоены тем о чем здесь говорили присутствующие - а каков генофонд нации. Здесь должны и ГД правовую базу создать для того, продолжить свою работу, чтобы у нас за границу здоровых детей не вывозили, чтобы у нас генофонд нации был сохранен.

Тамара Плетнева, фракция КПРФ: Посмотрите внимательно, наши телезрители, кто у нас сегодня отвечает на вопросы. Опять мужчины. Они отвечают на вопросы - зачем ввозить ядерные отходы, как мы развиваемся, кто у нас правит и сегодня почему дети не рождаются опять мужчины отвечают. Надо у женщин спросить - почему не рождаются у нас дети? Потому что мы живем очень плохо.

Елена Драпенко, Агропромышленная группа: Сегодня перестало быть почетно матерью. Где у нас сегодня поддержка матерей-героинь. Я считаю, что главная проблема это не столько, что мы плохо живем, сколько то, что мы безнравственно живем.

Ведущий: Слово хотелось бы предоставить специалистам.

Инга Гребешева: Рождаемость колоссально низкая, но парадокс состоит в том, что на этом фоне растет число детей социальных сирот и растет число бездомных детей, которые слоняются по улицам и занимаются проституцией, воровством. Вот при такой низкой рождаемости такие никому не нужные дети. Вот в чем трагедия России.

Ведущий: Получается лучше все-таки не рожать в кризисных условиях?

Инга Гребешева: Я это не хочу сказать. Сейчас рождаемость настолько мала, что государство каждую женщину беременную может взять за ручку и довести ее до благополучных родов. И каждого ребенка до 3 лет может обеспечить питанием и может обеспечить бесплатной медицинской помощью. Это могут сделать на уровне регионов.

Ведущий: Вы готовы это подтвердить?

Николай Герасименко: Инга Ивановна права. В этой ситуации вообще у нас как бы женщину надо скоро будет в Красную Книгу заносить. Как реликт. Действительно, смотрите. Мы хотим поднять рождаемость. Для этого государство должно создать определенные условия - проезд бесплатный беременным хотя бы это в регионах можно сделать? Можно сделать. Дальше? Кормить детей, потому что многие болезни зависят от кормления. Мы в состоянии это сделать.

Ведущий: Почему же тогда матери получают сейчас, по-моему, 70 рублей в месяц на ребенка?

Николай Герасименко: А это позор нашего государства, что такое низкое пособие.

Ведущий: Вы государство! Кому позор?

Николай Герасименко: А это, понимаете, формируют бюджет председатель правительства и сейчас мы решаем вопрос увеличить детское пособие. Это необходимо сделать на питание.

Александр Гуров: Вот какое заблуждение. Вы сказали - вы государство, мы - бесправная Дума. Вот когда я был в Верховном Совете, то мы были государство. Мы могли назначать министров, мы могли проверять прокуратуру, мы могли все делать. Сегодня мы бьем цитатой в лучшем случае, поэтому мы поднимаем проблему. Кстати, почему я сижу в президиуме. Вот Гуров сидит абортами занимается, обсуждает. Дело в том, что без ложной скромности скажу, что несколько месяцев я бился за то, чтобы эта передача сегодня была. И благодарен, что она есть. Что касается России. Пока мы не будем учиться у простого муравейника, мы надеяться на выживание не сможем. Простой муравейник разворошил, и они яйца собирают. Инстинкт самовыживания. Мы утеряли сегодня инстинкт самовыживания и чиновники, и мы все. Поэтому наша задача сегодня - привлечь к этому инстинкту, если хотите, привить этот инстинкт, в какой-то мере, инстинкт выживания.

Светлана Смирнова, фракция ОВР: Может ли государство сегодня поднять рождаемость? Да, оно может. Оно должно, но оно сегодня ничего, к сожалению, не делает. Я бы хотела еще другой аспект поднять. В каких сегодня детях нуждается наше государство? В здоровых, одаренных детях или детях-инвалидах? Мы должны думать о благополучных семьях, о рождении нормальных здоровых детей.

Ведущий: Не только думать - самое главное делать!

Валентина Пивненко, фракция "Народный депутат": Я уверена, что нет женщины в России, которая бы не хотела иметь детей. Что сегодня мешает этому? Конечно, неуверенность в будущем. Сегодня проблем очень много, которые еще не решены, но нельзя наверное перечеркивать и того, что говоря о государстве, не нужно забывать о том, что органы местного самоуправления - субъекты РФ, при тех недостаточных ресурсах, которые они, к сожалению, еще имеют, все же стараются вкладывать средства в то, чтобы и родильные дома, и перинотальные центры, и чтобы помощь на дому была, и чтобы была возможность для того, чтобы рождались дети.

Надежда Азарова, фракция ОВР: Я хочу вернуть вас всех к 1980 году. В 1980 году были введены социальные льготы. Действительно, многие семьи пересмотрели свой календарь рождения. И тогда, естественно, показатели рождаемости были высокие. Сегодня, действительно, тот период, когда нужно принимать именно сейчас, именно сию минуту решение. В противном случае, поскольку демографические процессы инертны, даже если мы сейчас примем решение, результаты будут в 2020 году.

Сергей Захаров, заведующий лабораторий центра демографии и экологии человека РАН: Хочется многих поправить. И цифры неверны, и легенды всякие, и мифы, но хочу в первую очередь попросить присутствующих в зале поднять руку, кому сейчас больше 40 лет. А теперь поднимете те из 40-летних и старше, кто родил больше двоих детей. Вот вам объяснение того, почему население России сокращается в численности. Дело в том, что специалисты знают, ни одно поколение на этой земле, родившееся с 1905 года, не произвело на свет то число детей, которое было бы необходимо для простого воспроизводства. Неизвестно науке ни одно средство, которое способно остановить этот процесс - снижение рождаемости. Это не означает, что не будет такое найдено, но я не уверен, что в достаточно бедной России, с ее недостатком экономических, финансовых ресурсов и всех остальных, мы сможем эту проблему решить в ближайшее десятилетие.

Ведущий: Дождались прояснения ситуации от науки, от демографа. Действительно, по-моему, наши ученые, ученый сгустил краски. А вот есть депутат, который хочет рассказать анекдот.

Геннадий Гудков, фракция "Народный депутат": Я хочу рассказать грустный анекдот. Это - подорожала водка в очередной раз. Маленький сын тянет отца за рукав и говорит: "Папа, теперь ты будешь меньше пить?" "Нет, сынок, теперь ты будешь меньше кушать". Давайте говорить откровенно. Вот у нас мужчины помирают рано, у нас семьи рассыпаются, у нас травматизм, у нас гибель в авариях, у нас гибель по пьянке и в преступности. Название этому одно слово - алкоголизм, алкоголь. У нас пьющая страна, поэтому пока у нас страна будет пить...

Ведущий: Все ли согласны с этим?

Анатолий Аксаков, фракция "Народный депутат": Гена, я хотел бы тебя поправить. Все-таки пьют не потому, что больше начали водки производить, а пьют потому, что такая экономическая ситуация, моральная атмосфера в обществе, что... Экономика. Все туда уходит. И проблемы рождаемости, и проблемы алкоголизма они как бы общие, источники одни и те же. Поэтому эти проблемы надо решать. Во-первых, с помощью роста экономики. Обеспечить тот рост, о котором президент говорит, а не то, которое правительство обеспечивает - не 3-4 процента, а 8-10 процентов. Тогда и другая атмосфера будет у людей, и желание будет рожать детей, любить свою жену и иметь больше детей. Поэтому конкретное предложение - экономический рост 8-10 процентов. Депутаты за это тоже несут ответственность. Пособие на детей не 84 рубля, как сейчас, а 1 тысячу рублей. Тогда будет желание у наших женщин рожать детей. И еще одно предложение. Я считаю, что каждый депутат на себя еще должен взять ответственность, как Николай Михайлович. Каждый мужик, депутат, должен не менее четырех детей иметь. Это будет хороший пример для всех.

Ведущий: Это хорошее предложение. Видите, какая поддержка сразу. Хочу провести в зале небольшое социологическое исследование. У нас очень много молодежи. Кто из ребят, из присутствующих здесь студентов, планирует в ближайшие годы создать семью и родить ребенка? Обратите внимание депутаты. Отчего зависит решение, какие факторы учитываете?

Азер Абузаров, студент: Я считаю, что это ни от чего не зависит. Это зависит, во-первых, от воспитания, которое дается в семье. Я собираюсь после окончания учебы завести семью и иметь не одного, а нескольких детей.

Ведущий: Прокормить сумеете?

Азер Абузаров: Сумею.

Ведущий: Уверены в этом?

Азер Абузаров: Очень даже.

Мария Лукович, студентка: Вот я потенциальная роженица. Да, скажем, так. Я не знаю за кого мне выходить замуж. Потому что уже то поколение мужчин, которых я бы хотела взять замуж, они уже как-то... Это, во-первых. Во-вторых, рожу, рожу я ребенка. Куда мне его деть? Что мне с ним делать, куда отдать учиться, где взять деньги на это образование, кем он станет потом? Я не могу ответить на эти вопросы, потому что совершенно никакой стабильности нет. Зачем мне его рожать, если мне никто ничего не может гарантировать?

Андрей Афонин, студент: Мне 23 года. Я могу сказать, что как бы я абсолютно не уверен в том, что я смогу обеспечить свою будущую семью, абсолютно. Я вижу, как депутаты, политики здесь обсуждают, разговаривают, но это все демагогия. Ничего не делается, 10 лет уже все говорят обо всем и ничего нет.

Ведущий: Депутаты, это вам упрек, в ваш адрес.

Андрей Климов, депутатская группа "Регионы России": Сегодня многие говорят из образованных категорий нашего общества, что как же я буду содержать. И под "содержать" они понимают очень знаете ли набор такой большой. Вот я с одним таким говорил. Он оказывается имеет в виду загородный дом, автомобиль. И когда все это у него будет, вот тогда он может быть подумает что-то сделать. Поэтому я хотел бы сказать, что не все так ждут, но есть еще одна категория, это последняя моя ремарка. Это люди, которые ничего не ждут, ни о чем не думают, рожают, что получится. Потом получает 4 тысячи, пропивают эти деньги и еще ищут какой-нибудь другой способ, деньги любые любым способом получить. Вот об этом мы должны... Да, и живут на детское пособие. Об этой категории мы тоже не должны забывать. Там рождаемость, между прочим, удивительно высокая и о качестве детей, которые получаются, очень своеобразное. Потом эти миллионы обнаруживаем на улицах. Давайте это тоже не будем забывать.

Владимир Пашуто, Агропромышленная депутатская группа: Сегодня надо считать самым важным делом состояние родильных домов в России. Вы посмотрите, что делается. Если сюда не будут направлены средства со всех бюджетов, тогда нам вообще трудно будет увидеть блеск в глазах, чтобы мама спокойно шла рожать или хотя бы готовилась.

Корреспондент: Нарастанием количества бесплодных пар сегодня обеспокоены врачи во многих западных странах. Но в России этот процесс уже приобретает катастрофические масштабы. На сегодняшний день в нашей стране 5 миллионов супружеских пар не имеют детей по причине бесплодия. Однако 3 миллионам из этих пяти можно помочь обрести потомство. В арсенале современной медицины в настоящий момент есть множество самых различных способов, которые помогают бесплодным супругам обрести желаемого ребенка. Но сделать это в большинстве случаев очень непросто, поскольку кроме наличия высококвалифицированных специалистов здесь необходимо и новейшее медицинское оборудование и весьма дорогостоящие лекарственные препараты.

В России ведущим в этой сфере является Научный центр акушерства, гинекологии и перинатологии Российской Академии медицинских наук под руководством академика Кулакова. Центр Кулакова известен во всем мире своими уникальными методами лечения бесплодия. Здесь можно встретить пациентов не только из разных уголков России, но и самых различных стран мира. Многие иностранцы выбирают центр Кулакова, поскольку здесь можно получить качественное лечение за более низкую, чем на Западе цену. Один курс в этой клинике стоит около 2 тысяч долларов. Однако для большинства россиян это просто фантастическая сумма. И таких денег им не собрать за всю свою жизнь.

И что же остается делать тем, кто не может оплатить столь дорогостоящее лечение? Наверное, остается только одно - поступать так, как делали бездетные старики в русских сказках - лепить себе лепинюшек из глины или снегурочек из снега.

Ведущий: Скажите, пожалуйста, за последние 10 лет ведется ли у вас такая статистика, сколько детишек родилось, благодаря помощи, благодаря усилиям врачей вашего центра?

Владимир Кулаков, директор научно-исследовательского центра акушерства, гинекологии и перинатологии РАМН: У нас ежегодно в центре рождается тысяча детей у женщин с бесплодием. Ежегодно мы теряем 170 тысяч беременностей желанных при привычном невынашивании. Вот если бы мы своевременно могли бы оказывать им соответствующую помощь, все эти беременности были бы сохранены.

Ведущий: Сколько в таком случае могло бы родиться детей у нас в стране?

Владимир Кулаков: Я могу сказать - по стране 100 тысяч спокойно.

Борис Леонов, руководитель лаборатории научно-исследовательского центра акушерства, гинекологии и перинатологии РАН: У нас есть самые уникальные методы, которые применяются во всем мире, но за все надо платить. Вот за такую одну помощь нужно тысячу долларов, а приходят люди, которые 100 долларов никогда в жизни в руках не держали. Что им делать? Что делать этим людям? Они умоляют. Вопрос детства, материнства интимный. Это вопрос, связанные с сексом и так далее. Они не выйдут на демонстрацию, они поплачут и уйдут. Министерство финансов Минздраву денег таких не дает. У нас нет от Минздрава денег на это. Мы говорим - платите сами. Мне стыдно говорить больному - плати сам, чтобы у тебя был ребенок.

Ведущий: В чем же дело? Почему тогда такой удивительный центр медицинский, такое учреждение, которое способно принести такую пользу стране, находится в столь бедственном положении? Почему нет этих денег?

Александр Гуров: Деньги эти есть.

Ведущий: У кого?

Александр Гуров: У государства. Это нужно на первый этап 65 миллионов долларов. Расхищается в год 20 миллиардов долларов увозят за рубеж, 25 уже. Вот - деньги есть, дело не в этом, нету ответственности и души.

Николай Герасимов: Должна быть федеральная программа народонаселения, в которой должно быть отмечено - повысит рождаемость за счет того-то, того-то и того-то. Один из этих аспектов, допустим, искусственное оплодотворение определенной группе людей. Это нужно сделать.

Николай Харитонов: Сегодня необходимо те возможности, которые наработали наши великолепные доктора, необходимо делать опорными. Сегодня есть федеральных 7-8 округов у нас, пожалуйста, давайте концентрировать внимание там. При всех сложностях, при всех трудностях независимо от политических воззрений нам необходимо сделать шаг. Я говорю независимо от политического воззрения в ГД. Во имя будущего, ради будущего. Всем политическим фракциям и депутатским объединениям сделать все и на примере великолепных разработок поддержать финансово, поддержать.

Ведущий: Но вот при этом некоторые наши государственные мужи говорят, что тем не менее не способны решить эту проблему.

Ольга Шарапова, заместитель министра здравоохранения: Все в руках депутатов, вообще-то. Мы вносим предложения, а депутаты должны принимать бюджет, но опять-таки хочу сказать, пока не будет приоритета в Думе... Приоритет по материнству и детству, по крайней мере, в правительстве он есть, у нас есть Матвиенко, у нас есть по крайней мере Шевченко, министр, который, безусловно, постоянно напоминает о том, что приоритет материнству и детству. Сегодня правительство это... А в Думе? Посмотрите, сколько женщин? А как вопрос решается по детям и женщинам? Да никак в Думе не решается. Сколько бы мы вопросов не вносили законопроектов, а есть эти законопроекты, принимает Дума? Да не принимает ни одного законопроекта.

Николай Герасименко: Есть что ответить. Я скажу совершенно неправильно говорит Ольга Викторовна, что в Думе не решаются эти вопросы. Первое. Закладывается бюджет на распределение правительством. Увеличение детских пособий, где поднималось? В Думе поднимались по детским пособиям увеличение. Все время увеличение затрат на детей все время Дума поддерживала. Поэтому здесь не надо как бы лукавить и говорить. По законопроектам. Пожалуйста, о репродуктивном. Вы сами молчите. Пожалуйста. Более активно надо выступать Министерству здравоохранения, не говорить, а более активно выступать везде по этим делам.

Александр Гуров: Я не сторонник здесь сталкиваться лбами. Конечно, Министерство здравоохранения делает многое, но я адресую свои претензии не к Министерству здравоохранения, а все-таки к правительству, к тому, кто возглавляет правительство. Там мотор, а это всего лишь средства его запускания в действие. Что касается, что на Думу иногда сваливают, так вот Дума мне последнее время напоминает пионерский отряд. Кто сказал - будь готов, он говорит - всегда готов. Поэтому не надо на Думу сваливать.

Николай Харитонов: Абсолютно неправильно то, о чем сегодня замминистра говорит, на самом деле правительство, когда формируется бюджет параметры правительством, затем приносят в ГД, бюджет на Комитеты и начинаем работать. Это предложение в 65 миллионов! Да какой вопрос - двумя руками аграрники и коммунисты, левые, будут голосовать. Поэтому пусть наши избиратели знаю кто как сегодня голосует.

Ведущий: Нам пора подводить итоги.

Владимир Грамматиков, кинорежиссер: Когда мы смотрим детей на пробу, я задаю всегда вопрос мальчику или девочке - а хотел бы ты иметь брата или сестру старшего или младшего? Поверьте мне 70 процентов мне говорят - нет. Понимаете, это человеческий эгоизм, который свойственен последнее время нам всем... Лучше жить, да, мы родим потом, сейчас лучше попутешествовать. Все это откладывается на потом, на потом. Это уже перешло и к детям. Он уже понимает, что нужно будет распределять бюджет семьи. Ему наверное меньше достанется. Он говорит - нет, не хочу ни брата, ни сестры. Просто сказать - давайте рожать, давайте мы обеспечим на уровне государственном - этого мало. Еще зависит от самого состояния понятия семьи. Об этом нужно думать.

Ведущий: Хочу напомнить те цифры, которые звучали в самом начале разговора. Если говорить о ситуации с абортами, 2 миллиона. Если бы все-таки помочь семьям молодым, помочь молодым мамашам, кого-то образумить может быть, 2 миллиона маленьких человечка могли бы сохранить. Помните 3 миллиона, о которых мы говорили, которые способны... медики нам говорили помочь обществу, вернуть. Это вместе уже 5 миллионов. И все это зависит по сути, вот сейчас мы говорили, от государства. Уважаемые государственные мужи, проявите силу. Станьте, наконец, многодетными.


http://www.klimow.ru/publictext/
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован