Эксклюзив
Кокошин Андрей Афанасьевич
12 ноября 2008
16150

Андрей Кокошин: Нужен ли России экономический `железный занавес`?

Выступления заместителя руководителя фракции ЕДИНАЯ РОССИЯ" в Государственной Думе ФС РФ А.А.Кокошина из стенограммы заседания "круглого стола" на тему: Нужен ли России экономический "железный занавес"? Я хотел бы сразу отметить, что данную тему, которая обозначена как главная тема нашего сегодняшнего "круглого стола" в ЦСКП, необходимо рассматривать и в экономическом измерении, и в политическом, и даже в военно-стратегическом и в социальном измерениях. Поэтому по договоренности с Юрием Евгеньевичем мы пригласили целый ряд наших крупнейших экспертов, специалистов, в том числе и наших коллег по Государственной Думе, которые занимаются этими вопросами. Дело в том, что нынешний кризис, как и многие другие кризисы, обнажил целый ряд острых проблем, и не просто проблем функционирования системы, но и проблем структуры системы, проблем парадигматических, не рассмотрев которые, не поняв которые мы не может ни толком выйти из этого кризиса оптимальным образом для российской экономики, ни создать новую архитектуру функционирования мировых финансов и мировой экономики. И сегодня все внимание общественности сосредоточено на тех "пожарных" мерах, которые принимают правительства различных стран, включая Правительство РФ. Но вторым, третьим эшелоном вслед за этими проблемами стоит целый ряд очень крупных решений в сфере мировой экономики и мировых финансов, это вопросы базовых наших фундаментальных национальных интересов, интересов и нашей национальной конкурентоспособности, и нашей национальной безопасности. И Россия сегодня после целого ряда лет высоких темпов роста и усиления субъектности в мировой экономике способна очень активно влиять не только на разрешение тех кризисных ситуаций, которые сегодня возникают, но и способна формировать то, что сейчас и специалисты, и политики называют новой архитектурой мировой экономики и финансов. Мы уже как-то поднимали вопрос на заседании ЦСКП о том, что та формула функционирования американской финансовой системы и в целом американской экономики, которая сегодня привела фактически к краху мировой финансовой системы, родилась достаточно давно, как минимум в 80-е годы (и целый ряд моих коллег специально этому вопросу уделяли достаточно большое внимание), и она была связана далеко не только с сугубо экономическими решениями. Я буквально в двух словах скажу, что именно благодаря "рейганомике", которая начала работать в бюджетно-финансовой сфере где-то на грани 1984 года, были созданы предпосылки для колоссального рывка США в военно-стратегической, военно-технической сферах, который дал огромные результаты, создал ситуацию абсолютного преобладания США в силах общего назначения, в информационно-коммуникационной инфраструктуре вооруженных сил, в их боеспособности, мобильности, закрепил господство США на море, в воздухе по силам общего назначения, но при этом они не смогли нарушить того военно-стратегического равновесия в стратегической ядерной сфере, которое было создано ранее и которое по целому ряду параметров сохраняется до сих пор. Поэтому мы знаем, что та ситуация, в которую загнали сейчас США своей безответственной бюджетно-финансовой политикой с огромным государственным долгом, дефицитом, с надуванием многих финансовых институтов, о чем наверняка лучше скажут мои коллеги, эта политика не просто обеспечения финансового благополучия США, не просто политика обеспечения высоких темпов роста потребления и социальной стабильности в США при резком росте социального неравенства. США удалось при резком росте социального неравенства в США, вспомните хотя бы зарплаты топ-менеджеров, в том числе тех десятков, а сейчас их будут сотни, банков, которые оказались банкротами. Они смогли обеспечить такие высокие темпы роста и развития, которые не приводили ни к каким социальным потрясениям. И мы вспоминаем 70-е годы, когда шли дебаты о национальных приоритетах США - либо пушки, либо масло. "Рейганомика" дала и пушки и масло, да и без повышения налогов, и вся деятельность по дерегулированию финансовой сферы тесно была связана с решением крупных и внутриполитических, и международных политических проблем. Сейчас находится здесь, вы знаете, известная китайская делегация, мы активно с китайскими коллегами это обсуждаем, с индусами, с европейцами. Все понимают, что дальше так жить нельзя, хотя американцы идут дальше по тому же пути. Они опять накачивают и собственную и мировую экономику ничем не обеспеченными долларами. Свидетельство тому - в том числе недавнее решение Федеральной резервной системы США о неограниченных кредитах, которые предоставляются центральным банкам Англии, Евросоюза, Японии, Швейцарии и Южной Кореи. Эта ситуация никого не устраивает, но никто толком не знает, как из нее выйти, и все люди, которые смотрят за пределы, прекрасно понимают, что это было сотворено не только определенное экономическое чудо за счет всего остального цивилизованного и нецивилизованного человечества, но это и было средство решения крупнейших геополитических, геостратегических задач. Но сегодня, обсуждая эту тему, я бы хотел несколько слов высказать по поводу того, что, во-первых, мне кажется, следовало бы нам иметь в виду и то, что мы могли бы рекомендовать, поработав еще с нашими экспертами, с учетом того контекста, который я дал в самых общих чертах, нашему государственному руководству для уже совместных действий с другими авторами мировой политики, с другими членами международного сообщества и по выходу из кризиса, и по формированию новой мировой финансовой архитектуры. Во-первых, безусловно, стоит на повестке дня то, о чем одним из первых сказал Саркози, это возврат к регулируемому капитализму. Мы знаем, что в 80-е годы особенно активно были демонтированы те регулятивные меры, которые были созданы в ходе Великой депрессии и после Великой депрессии, которые спасали капитализм от катаклизмов на протяжении десятка лет. Потом настало такое время, особенно после распада Советского Союза, тоже мощнейший геополитический фактор, когда вообще не надо было никакой критики опасаться. Левые ослабли, альтернативы ни социальной, ни геополитической в лице Советского Союза нет, и тут уже пошла такая игра, когда делай, что хочешь, и плюс всякого другого сорта действовали механизмы. И те подстраховочные механизмы, которые ограничивали спекулятивную деятельность финансовых институтов, они были практически все ликвидированы. Плюс под видом инновационной экономики, у нас до сих пор, кстати, кое-кто защищает эту инновационность, возникли деривативы многочисленные, возникли херш-фонды, практически неконтролируемые вообще. Если банки хоть как-то еще контролировались, границы между банками и пенсионными фондами, другими финансовыми институтами с точки зрения их инвестиционной активности практически исчезли, и появилось множество других интересных вещей. Стали развиваться фьючерсы. Кстати, о фьючерсах два слова буквально скажу. Я был на нескольких закрытых конференциях, где очень красиво, убедительно было показано, что большую часть этой премии (помните, как цены на нефть росли недавно?) зарабатывают не нефтяники, не нефтедобывающие страны, а те, кто работает на фьючерсном рынке и кто создал фьючерсный рынок. Я не буду называть сейчас те банки, которые больше всего зарабатывали на этих фьючерсах, но когда все лопнуло, то пострадали, в общем-то, все. При этом обвинялись во вздувании цен на нефть нефтепроизводящие страны, страны нетто-экспортеры, и это портило наши отношения, кстати говоря, не только с Западом, но и с некоторыми странами на Востоке. И вот эти резкие колебания в цене на нефть, это прямой вызов нашим национальным интересам, и в том числе интересам национальной безопасности. Если мы не поймем этих механизмов и не будем вводить какие-то свои рекомендации, по крайней мере по отходу от тех спекулятивных систем, которые возникли за последние 15-20 лет, то мы опять столкнемся с такими же проблемами. Я сказал уже, что доллар как мировая валюта возник несколько раньше, чем даже началась вот эта "рейганомика", но сейчас совершенно очевидно, что возникла ситуация, когда никто, с одной стороны, не хочет краха доллара, с другой стороны, никто не хочет продолжения той ситуации, в которой мы оказались. Но, к сожалению, никто не может даже сейчас на себя взять роль лидера, чтобы сформулировать альтернативу этой мировой валюте. И возникает альтернатива очень опасная - фрагментация мирового валютно-финансового рынка. Одни говорят о зоне евро, другие говорят о зоне юаня. Опять активно заговорили об "ойликах" арабские страны, хотя, я думаю, что пока они не совсем готовы к таким вещам. И все это будут, кстати, политические решения, как решения о Бреттон-вудской системе, о Ямайской системе, о которой сейчас практически никто, кроме специалистов, не вспоминает. Это все были политические решения высшего уровня. На самом деле за фасадом этих решений стояли крупнейшие геополитические соображения. Ну и последнее, о чем бы я хотел сказать. Этот кризис высветил еще одну проблему того, что происходило в финансовом секторе, вообще возникновение гипертрофированной финансовой сферы. Вот китайский премьер вообще поставил вопрос о совершенно новом механизме взаимоотношений между виртуальной и реальной экономикой. Но тут можно было бы с ним поспорить, что такое виртуальное экономика. Не вся финансовая сфера - виртуальная сфера. Та сфера финансовых отношений, которая непосредственно нацелена на обслуживание торговли, на обслуживание промышленного сектора, сельского хозяйства, сферы услуг, я считаю, что это реальный финансовый сектор. Но мы знаем, что объемы операций в мировой экономике, никак не связанных ни с торговлей, ни с обслуживанием промышленности, сельского хозяйства, в 7-8 раз в последние годы стали превышать объемы операций, связанных с реальным сектором. Мы находимся совершенно на другой фазе развития нашей финансовой системы. С одной стороны, мы более уязвимы, слабее, а с другой стороны, мы не сделали еще целого ряда ошибок, которые могли бы быть почти фатальными для нас в нынешнем положении. Поэтому сегодня очень остро стоит вопрос о соотношении вообще финансового сектора экономики, который рос невероятно быстрыми темпами последние 20 лет, а в рамках этого финансового сектора еще более опережающе рос вот этот виртуальный сектор. Не надо преувеличивать, но и не надо преуменьшать остроты проблем для нас. Мы оказались очень сильно, в большей степени, чем многие думали, зависимы от мировой экономики, особенно от мировых финансов, от западных банков. Наша банковская система еще раз показала, что она пока очень слабая, хилая, про Фондовую биржу я вообще не говорю. И все это сегодня является фактором нашей внутриполитической стабильности, и в какой-то степени является и фактором нашего внешнеполитического влияния, а если смотреть через бюджет, то и наших оборонных, военно-промышленных в частности возможностей. Поэтому сегодня мы должны в рамках нашей деятельности, особенно в процессе подготовки программы партии, обратить внимание на глубинные фундаментальные причины кризиса, смотреть на глубину в несколько десятилетий, не забывая о текущей ситуации. Ясно уже, что это достаточно глубокий кризис, может быть, один из самых глубоких за последние 100 лет, не меньше. Этот кризис может привести, как говорят, к парадигматическим сдвигам. Понять это, осознать и активно действовать - это наша задача. И это все вопросы большой политики - нашей политики в рамках "восьмерки", в рамках Шанхайской организации сотрудничества, на постсоветском пространстве, применительно к нашим важнейшим партнерам в двусторонних отношениях, в некоторых "треугольниках". Это все потребует очень напряженной политико-дипломатической работы. С этим тесно связаны и вопросы обеспечения международной политической стабильности, и даже военно-политической стабильности, хотя сегодня, когда лихорадит валюты, вклады и сыпятся крупнейшие банки, об этом иногда забывают. Но я считаю, что об этом забывать нельзя. И если мы хотим создать реальную многополярность, то сейчас самое время позаботиться о том, чтобы мы имели сильную, независимую, сравнительно независимую банковскую систему, чтобы мы из этого кризиса вышли, усилив свой реальный сектор экономики, особенно обрабатывающую промышленность и высокотехнологичную промышленность, имели бы достаточно продвинутую мысль в отношении того, что и как можно делать в мировой экономике. Вот, я думаю, что вокруг этого мы могли бы сегодня и пообсуждать эти проблемы. *** Кокошин А.А. Коллеги, будем завершать. Я считаю, что мы очень полезно обсудили многие вещи, хотя далеко не все вопросы отработали. Я хочу прежде всего поблагодарить всех, кто пришел по нашему приглашению, не только традиционных членов наших трех клубов и моих коллег и друзей депутатов, но прежде всего наших коллег - ученых и экспертов, которые сегодня к нам присоединились. Мы будем регулярно продолжать обсуждать эти проблемы, поскольку, как сказал мне еще летом один крупный международный эксперт, характер этого кризиса меняется каждые полтора-два месяца. Поэтому нам даже для отслеживания нынешней ситуации и определения того, что обеспечивает интересы России в этих кризисных условиях, нужно осуществлять свой собственный мониторинг и как можно больше вкладывать мыслей, анализа и шире привлекать наши интеллектуальные ресурсы к решению этих проблем. Я очень надеюсь, что в результате этих обсуждений мы найдем те формулы, которые будут использованы и в политике партии "Единая Россия", и в наших рекомендациях государственному руководству как, собственно, по выходу из того кризиса, в котором сейчас оказалась мировая экономика, так и по формированию новой архитектуры мировой финансовой и финансово-экономической системы. Всем спасибо! 11.11.08. Центра социально-консервативной политики партии "ЕДИНАЯ РОССИЯ" Газетный пер., д. 3-5, стр. 1 29 октября 2008 года, 14.00 www.viperson.ru viperson.ru

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован