29 июня 2003
921

Андрей Колесников: `Аэропорты, кофейни и Бегбедер`

"У вас есть Бег-бе-дер?" - старательно заплетается языком девушка в новом книжном супермаркете, сильно напоминающем средний европейский книжный магазин. (У нас теперь есть сразу несколько объектов, неотличимо напоминающих Европу - от аэропорта "Домодедово" до кофеен.) У девушки есть не просто интеллектуальные запросы: ее интерес к творчеству модного французского писателя - абсолютно европейский. Вслед за Фредериком Бегбедером, рекомендованным подругой, с которой они ходят на дискотеки и иногда даже в ночные клубы, последует, чего доброго. другой француз, гремящий на весь мир своим сумрачным пафосом антиисламизма и антилиберализма, - Мишель Уэльбек.

Среднестатистическая столичная девушка из среднего класса не случайно не удовлетворена современной русской городской прозой, которая для нее чрезмерно вычурна, криклива, бесстыдна. Большие российские города времен относительного благополучия, светской, ресторанной и клубной хроник, эпохи изданий, посвященных Вещам (еще один француз-философ Жан Бодрийяр с его "Системой вещей" просто отдыхает!), востребуют адекватных и талантливых авторов. А их пока можно только импортировать, как импортируются внешние образы тех же кофеен и аэропортов.

Бегбедер, бытописатель младших братишек "поколения Икс", в хронологическом порядке откомментировал всю жизнь взрослеющей французской буржуазной молодежи 90-х. Описал без пафоса и без приговоров, без идеологем и дидактики. Для нашей урбанистической литературы он, как это ни парадоксально, слишком целомудрен и недостаточно натуралистичен. Хотя попытайся дебютировать молодой светский хроникер в качестве литератора в России в то самое время, когда был напечатан первый роман Бегбедера, его бы на пушечный выстрел не подпустили к толстым журналам - наркотики, секс, алкоголь и даже любовь в этом вымышленном стерилизованном мире не существуют до сих пор. На другом полюсе российской литературы со временем проросли: а) роман с говорящим, как фамилии у Гоголя, названием "Дай мне!" и б) "Господин Гексоген" Проханова. За редкими приятными исключениями - это всё.

Бегбедер издается в России огромными для сегодняшнего специфического книжного рынка тиражами - от 5 до 8 тысяч экземпляров. Его стремительно переводят и издают, потому что покупают. Бегбедер до такой степени русский городской писатель, что среди наших критиков стало хорошим тоном его снисходительно поругивать. Бегбедер стал банален для пресытившихся профессиональных читателей книг: подумаешь, хроникер прожигания собственной жизни с 1990 по 2000 год, 1965 года рождения. Эка невидаль, все взрослые мальчики делают это и постепенно взрослеют еще больше. И это правда. Только русского писателя, соответствующего русским повзрослевшим мальчикам 1965 года рождения, попросту нет. Поэтому приходится довольствоваться французским. Наш капитализм не нуждается в апологии. Он нуждается в описании.

Бегбедер и его литературный двойник Марк Мароннье пресытился жизнью французской буржуазии, а наши критики, представители русской буржуазии, пресытились Бегбедером. И в самом деле, что он со своим романом о рекламном бизнесе "99 франков" поймет в перераспределении рекламных потоков на русском телевидении, а с "Рассказиками под экстази" может понять в настоящей русской жизни, которая идет своим пестрым чередом на Рублево-Успенском шоссе с момента открытия галереи "Дача" и до окончания дачного сезона? Что он знает про подлинное прожигание жизни а-ля рюсс на горнолыжных курортах зимой и на знаменитых европейских ривьерах летом? Да и кто его туда пустит? "О, как мы радовались падению коммунизма! На сей раз капитализм победил. До чего же мы были слепы! Все вопросы, поставленные когда-то Карлом Марксом, теперь стояли в сто тысяч раз острее" (Бегбедер).

Россия - страна импорта. Тем и жива еще. Сначала импортом продуктов и предметов первой необходимости. Потом - импортом образа жизни и жизненных стандартов. И наконец - импортом литературы. Массовый читатель импортирует Коэльо и Мураками. Городской "с запросами" глотает тоннами поколенческую литературу - Бегбедера, Уэльбека, создателя "Поколения Икс" Дугласа Коупленда. Самой читающей в мире стране нечего читать, кроме иностранной литературы, и нечего прожигать, кроме собственной жизни на европейский манер. Впрочем, продукты мы начали производить сами и даже построили аэропорты и кофейни. Возможно, несмотря на то что "уже написан Вертер", мы начнем сочинять талантливые повести о самих себе.




Андрей Колесников
Известия
29.06.2003
http://www.chubais.ru/cgi-bin/cms/friends.cgi?news=00000000916
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован