31 мая 2004
1126

Андрей Колесников: `Грозно`

В субботу грозненский "Терек" выиграл Кубок России по футболу

Со счетом 1:0 он победил "Крылья Советов" из Самары. Специальный корреспондент Ъ АНДРЕЙ Ъ-КОЛЕСНИКОВ наблюдал за этим событием из VIP-ложи московского стадиона "Локомотив" вместе с несколькими десятками лучших представителей чеченского и самарского народа и стал свидетелем того, как большой футбол в один прекрасный момент превращается в большую политику. Обычно на стадионе "Локомотив" повышенные по отношению к здравому смыслу меры безопасности. Болельщиков проверяют по многу раз и, такое впечатление, с удовольствием. На входе их, как правило, лишают всего, чего они добились в жизни нелегким трудом: петард, перочинных ножей и стеклянных бутылок с пивом. В субботу на матче грозненского "Терека" и самарских "Крыльев" ничего такого не было. Досмотр был поверхностным и даже каким-то формальным, что ли. Сначала захотелось назвать этот интересный почин преступной халатностью, но потом я подумал, что после происшедшего 9 мая этого года на грозненском стадионе это необходимо воспринимать как демонстрацию федеральной силы, хотя бы моральной.

В большой VIP-ложе на сто мест собрались люди, болеющие за обе команды. На стадионе их отделяла небольшая перегородка. А в застекленном помещении с видом на этот стадион практически ничего не отделяло. За "Терек" тут болели более или менее дорого одетые чеченцы. Большинство из этих людей, можно с большой долей вероятности предположить, занимаются бизнесом. Их столы отличались от столов их самарских коллег лавашом, соленьями и разговорами. То есть чеченцы, как и самарцы, говорили на родном языке. Понять и тех и других было довольно сложно. Можно было предположить, что обсуждают потенциал соперника и желают своим командам только победы.

Матч начался с минуты молчания в память по погибшему президенту Чечни Ахмату Кадырову. Я посмотрел на трибуны с самарскими болельщиками. Они встали. Могли засвистеть. Но на стадионе царило полное молчание. У некоторых чеченцев, стоявших в нескольких метрах от меня, по щекам текли слезы. К футболу происходящее не имело пока никакого отношения.

Рядовым чеченским болельщикам отдали один сектор. Они заняли его почти полностью. Сектор рядом с ними занял огромных размеров портрет Ахмата Кадырова. Под портретом была надпись "Мы помним тебя".

В VIP-ложе всего на несколько мест сидели сын президента Чечни Рамзан Кадыров, и. о. президента Чечни Сергей Абрамов, министр внутренних дел Чечни Али Алханов, председатель Госкомспорта России Вячеслав Фетисов и еще несколько человек. Когда начался матч, все они, за исключением господина Фетисова, начали отчаянно болеть, понятное дело, за "Терек": свистели, скандировали что-то свое, родное, на родном... Чеченцы попроще (в нашей ложе) вели себя поспокойнее. Они очень нервничали, но, как мне казалось, старались держать себя в руках, бросая короткие, тревожные, полные тайного смысла взгляды на соседей-самарцев. Очевидно, в этом состояла дань их уважения коллегам.

Но зато эти люди полностью расслабились, когда "Терек" за пару минут до конца игры забил победный гол. Через мгновение несколько чеченцев уже танцевали возле своих кресел свой отчаянный национальный победный танец.

Рамзан Кадыров и Сергей Абрамов, окруженные плотным кольцом охраны, сразу после финального свистка выскочили на поле. Охранники сначала отпихивали попадавшихся им на пути игроков "Терека", но потом, увидев, что господа Кадыров и Абрамов хотят обняться с ними, наоборот, стали хватать их за руки и насильно тянуть к охраняемым объектам.

Вместе с господами Кадыровым и Абрамовым на поле выбежал и бизнесмен Умар Джабраилов. Говорят, он отдал "Тереку" много сил и средств, душевных и материальных. Он бежал, обняв Рамзана Кадырова, и прикрывал его лицо своим - видимо, чтобы никто не видел, как плачет сын Ахмата Кадырова.

В какой-то момент нескольким чеченцам пришла в голову мысль вынести на поле расстеленный на креслах пустого сектора портрет покойного президента Чечни. Два чеченца с поля побежали к трибуне. Но портрет охранял милиционер. У него, видимо, был приказ никого к этому портрету не пускать, и он начал выполнять этот приказ. Вскоре он попросил подкрепления, и к нему бросился еще один милиционер. Но и к чеченцу подбежал товарищ. Вдвоем они, отчаянно жестикулируя, пытались объяснить, что хотят сделать. Но милиционеры стояли насмерть. Тогда чеченцы просто обежали их и в одну секунду сняли портрет со скамеек.

Еще через мгновение портрет был уже на поле. Чеченцы расстелили его сначала на траве, а потом закрыли им весь пьедестал. В любой момент им мог изменить вкус, и тогда происходящее стало бы не увековечиванием памяти погибшего президента Чечни, а надругательством над ней. Но поразительно, как естественно выглядели все эти безусловно непредсказуемые действия. Такими же естественными были слезы Рамзана Кадырова, которые появлялись на его лице всякий раз, когда он бросал взгляд на этот портрет.

Справедливости ради надо сказать, что на лицах многих самарцев в нашей ложе тоже были слезы. Предстоял еще круг почета победителей с кубком России вокруг стадиона. Кто-то отдал кубок Рамзану Кадырову. Он обежал с ним весь стадион. В истории этого кубка еще не было случая, чтобы круг почета с ним совершил не футболист или тренер.

В это время в VIP-ложе продолжались танцы. Я думал, что они будут до упаду. Но чеченцы успокоились так же внезапно, как и разволновались. Рамзан Кадыров и Сергей Абрамов сели в Mercedes, за рулем которого оказался Умар Джабраилов, и уехали праздновать великую победу чеченского народа.




Андрей Колесников
Коммерсантъ
31.05.2004
http://www.chubais.ru/cgi-bin/cms/friends.cgi?news=00000000880
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован