06 июля 2004
944

Андрей Колесников: `Мы не в Чикаго`

Владимир Путин в очередной раз обезвредил олигархов

Вчера президент России Владимир Путин увиделся с российскими бизнесменами, буквально выстрадавшими это свидание. А специальный корреспондент "Ъ" Андрей Колесников выстрадал право освещать это событие.

В прошлый раз, то есть больше года тому назад, бизнесменов принимали в Екатерининском зале первого корпуса Кремля. С тех пор многое изменилось. Вчерашняя встреча происходила на четвертом этаже Зеленой гостиной гостевой пристройки Большого Кремлевского дворца. Президент редко принимает гостей в пристройке. Около месяца назад такой же чести удостоились несколько подростков, которые стали победителями Всемирной олимпиады по программированию. Правда, их принимали не в Зеленой, а в Красной гостиной. Два этих небольших помещения расположены на одном этаже, по разные стороны от лифтов и отличаются только цветом (зеленым и красным) и художественным наполнением. Так, в Красной гостиной на стенах висят картины неизвестных художников, а в Зеленой - даже слишком известного Ильи Глазунова, художника искреннего и патриотичного. Таким образом, еще до появления Владимира Путина в Зеленой гостиной бизнесменам уже было с кого брать пример.

Лично на меня прежде всего произвело впечатление, как они были одеты. Бизнесмены словно договорились друг с другом надеть на встречу с прекрасным (знали они, что ли, про эти картины?) темные костюмы, голубые рубашки и синие галстуки. Желающих привлекать к себе лишнее внимание не нашлось. Мужчины позволяли себе отличаться только цветом и количеством полосок на галстуках.

Правда, глава "Интерроса" Владимир Потанин, одетый как и все остальные, выбрал, впрочем, довольно активную линию поведения за столом. За те десять минут, что бизнесмены ждали президента, господин Потанин перетормошил разговорами всех своих соседей. Глава "Базового элемента" господин Дерипаска, сидевший слева от Владимира Потанина, очень вяло реагировал на его слова, а в какой-то момент даже закрылся от него рукой. Тогда господин Потанин начал задирать главу "СУАЛ-холдинга" господина Вексельберга, сидевшего напротив. Тот панически не проявил интереса к разговору. И только глава Альфа-банка Михаил Фридман уверенно развеселился сначала одной, а потом другой шутке Владимира Потанина. Третью шутку хорошо расслышал даже я, стоявший метрах в десяти от этих господ.

- Смотри, на блокноте "Кремль" написано, - удивился господин Фридман.

Перед каждым из участников встречи лежали такие блокнотики и карандаши. На самом деле слово "Кремль" было написано и на карандашах тоже. В Кремле, кажется, наконец-то осознали силу своего брэнда.

- А это, Миша, чтобы мы не забывали, где находимся, - ответил ему господин Потанин.

Михаил Фридман кивнул, вытащил изо рта жвачку и положил на блокнотик. В зал уже входил президент.

Владимир Путин выступил очень коротко. Он хотел, чтобы бизнесмены рассказали, "чего нам удается, чего не очень", чувствует ли бизнес преобразования, которыми занят президент и правительство, "и если чувствует, то как". То есть бизнесменам, как мне сначала показалось, было позволено говорить практически на любые темы.

Но не успел я за них порадоваться, как минуту спустя президент обозначил гораздо более узкую площадку для обсуждения. Его интересовало, что они думают о проблеме валютного регулирования, социальных преобразований и профессионально-технического образования.

- Кто начнет? - спросил он, хотя всем было хорошо известно кто.- Владимир Олегович?

Президент вопросительно посмотрел на господина Потанина. Так вот отчего тот до начала встречи демонстрировал такое оживление! Согласившись выступать, он уже понимал, что терять ему нечего. Ведь президент мог ответить, завязался бы, не дай бог, диалог... а все слишком хорошо помнили, чем закончился один такой диалог (господина Путина с господином Ходорковским) чуть больше года назад. Не оттого ли, как рассказывал информированный источник перед началом встречи, один из ее участников категорически отказался от чести делать доклад в присутствии президента? Достаточно было того, что этот бизнесмен решился прийти на встречу. Ведь можно предположить, что на нее вызвали, к примеру, только тех бизнесменов, к которым у президента были какие-то вопросы. Вот к господину Чубайсу вопросов не возникло - его и не пригласили. Его в любой момент можно выслушать в рабочем порядке - что и было вчера продемонстрировано.

- Мы готовились, ждали, нам важно было сверить с вами среднесрочные планы и задачи, - обратившись к президенту, сформулировал Владимир Потанин главную задачу бизнеса в современных условиях.- Отталкиваясь от ваших слов, хочу сказать, что экономическая ситуация в стране развивается позитивно.

Он подчеркнул, что административная реформа в стране развивается в правильном направлении, но мужественно добавил, впрочем, что реальных сдвигов бизнес на себе пока не ощутил. Владимир Потанин оговорился, что связывает отсутствие сдвигов только с тем, что реформа находится в самом начале своего пути, а правительство - в стадии реформирования.

Пока только очень предвзятый человек мог предъявить Владимиру Потанину какие бы то ни было претензии в части глубокого понимания тех проблем, с которыми сталкивается власть в процессе своей жизнедеятельности.

- Теперь я бы хотел поговорить о защите фондового рынка, - продолжил господин Потанин- Хорошо, что наши граждане стали вкладывать средства в акции российских эмитентов. Поэтому на рынке не должно быть нестабильности. Между тем рынок пока неадекватно реагирует на разного рода слухи. Это недопустимо.

Мне казалось, что на этот раз господин Потанин говорит на тему, которая его действительно интересует. Некоторое время тому назад рынок, например, бурно среагировал на его отсутствие в Москве.

- Нужно ужесточить государственное регулирование этого сектора, - неожиданно продолжил Владимир Потанин.-Недобросовестное манипулирование рынком должно быть наказано!

Впрочем, если разобраться, ничего странного в такой нерыночной позиции не было. Не он один нынче старается бежать впереди паровоза. Не всем, правда, удается, некоторых паровоз подминает под себя. У Владимира Потанина пока получается. Он взял хороший темп.

Кроме того, господин Потанин предложил, чтобы кто-то один во властных структурах отвечал бы за регулирование фондового рынка. Он, видимо, хотел бы точно знать, кому будет поручено наказывать фондовый рынок за слухи о возможном новом исчезновении главы "Интерроса".

- Нам пока, я понимаю, трудно разговориться, - прокомментировал Владимир Путин выступление господина Потанина, - и понимаю, что, когда пресса уйдет, разговор пойдет более оживленный...

Он все-таки очень хотел услышать что-нибудь о профессионально-техническом образовании.

- Как же нам все-таки объединить усилия в этом направлении? - озабоченно спросил глава государства.- Может быть, с помощью Аркадия Ивановича Вольского.- "Ъ") в рамках Торгово-промышленной палаты? Возможны какие-то предложения?

Господин Вольский также озабоченно кивнул. Он стал уточнять, что он глава РСПП, а не ТПП. В конце концов, теперь все эти детали не имеют уже практически никакого значения.

Господин Путин, впрочем, ответил и насчет нестабильности фондового рынка.

- Вы, наверное, говорите прежде всего о действиях на этом рынке Центрального банка России? -испытующе посмотрел он на Владимира Потанина.

Господин Путин явно хотел истолковать его слова в нужном ему самому смысле. И это президенту удалось без труда. Теперь кивал уже глава "Интерроса".

- Но ведь как только ЦБ начинает наводить хотя бы элементарный порядок, - продолжил господин Путин, - возникает совершенно неоправданная реакция и нервозность в банковской среде. А это ничем не вызвано!

- Вы абсолютно правильно поняли! - воскликнул господин Потанин.- Я в том числе имел в виду действия Центробанка! И вообще-то, мы просто хотели бы, чтобы была обратная связь, визави, так сказать, до которого можно было бы довести наши соображения...

-Абсолютно согласен, - поддержал президент.- Мы специально забрали в федеральное агентство господина Вьюгина, вот с ним и надо взаимодействовать.

С облегчением кивнул на этот раз не только господин Потанин, но и многие из присутствующих. Гора, как говорится, с плеч.

Господин Путин тем временем снова вспомнил про валютное законодательство и ограничительные меры Центробанка и настойчиво предложил обсудить эту тему. Слово было предоставлено Сергею Борисову, президенту ООО "Опора России". Но тот ушел от ответа, сосредоточившись в основном на проблемах малого бизнеса и на печальном рассказе о том, что пока бизнес этот в России является по сути своей коммерческим пролетариатом.

- Бедность - это отсутствие собственности, - с болью сказал Сергей Борисов.- И как раз в отсутствии собственности - проблемы малого бизнеса.

- "Коммерческий пролетариат" - это вы сами придумали? - перебил его господин Путин.

- Нет! - испугался Сергей Борисов.-Что вы!

- Это Ленин, наверное! - донеслось с того края стола, где сидели господа Фридман, Потанин и Дерипаска.- Про тех, кому нечего терять!

- Только цепи свои, да? - закончил господин Путин.- Но у коммерсантов все-таки, знаете ли, даже цепи из более благородного металла.

А я бы в результате не рискнул признать выступление Сергея Борисова его творческой удачей.

- Я попрошу Александра Шохина все-таки высказаться по поводу нового закона о валютном регулировании, - продолжил господин Путин.

Ему зачем-то все-таки было совершенно необходимо услышать про это регулирование. Он требовал этого уже от третьего выступающего. И господин Шохин наконец-то не обманул его ожиданий.

- Хорошо, что законом снимаются ограничения на движение капитала, - сказал он.- А в результате решается задача конвертации рубля... Казалось бы, нет угроз, которые дают повод вводить резервирование... Но с другой стороны, это не лишено, наверное, смысла с какой-то точки зрения...

-То есть вы в принципе солидарны с тем мерами, которые принимает Центробанк, -произнес Владимир Путин-Я хочу это зафиксировать. Если бизнес считает, что создание системы резервирования в целом оправданно, то это очень важно для меня.

Стало понятно, зачем он столько времени выжимал из них это признание. Это был хороший подарок ему. Теперь президент любому может рассказать, что бизнесмены сами ему говорили, как им нравится, когда их в чем-то ограничивают. Ему действительно важно было это зафиксировать. То есть он-то на этой встрече решал абсолютно все свои задачи. Только о профтехобразовании так толком и не поговорили.

Нельзя не рассказать, что президент тоже сделал людям за столом два подарка. Один состоит в том, что ограничения, связанные с движением капитала, не продлятся долго. И второй подарок.

- Правительство готовит систему возврата НДС при инвестициях внутри страны, - с доброй улыбкой сказал господин Путин.

Глава "Евразхолдинга" Александр Абрамов рассказал президенту, что раньше он хотел быть академиком. Теперь уже не хочет. Но он хорошо знает, чего должны хотеть люди, которые работают на заводе.

- Они сейчас хотели бы стать Потаниными, - уверенно сказал господин Абрамов.

Надо было видеть, что случилось с главой "Интерроса"! Что-что, но такая честь ему была не нужна. Не для того он Надевал такой же, как у всех, костюм и галстук!

- Почему на меня-то?! - потрясенно воскликнул он и всплеснул руками. - Я-то что?! Вон и другие есть!

И он, в свою очередь, показал на главу "Газпрома" Алексея Миллера. Тот даже не улыбнулся. Таких шуток за этим столом никто не понимал.

А Владимир Потанин еще долго качал головой. Он словно приговор услышал в свой адрес.




Андрей Колесников
Газета.ru
06.07.2004
http://www.chubais.ru/cgi-bin/cms/friends.cgi?news=00000000873
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован