10 июля 2003
1621

Андрей Колесников: `Объективно строительство Бурейской ГЭС подтверждает технократические и менеджерские таланты главы РАО `ЕЭС`, но в значительно меньшей степени - политические`

"Забурел! Забурел!" - весело кричал Шура Балаганов загоревшему Остапу.

В период с 30 июня по 9 июля в высокой степени "забурел" и глава РАО "ЕЭС" Анатолий Чубайс. В администрации президента, вопреки афоризму Черномырдина В.С., хотели как хуже (в смысле для Чубайса), а получилось хорошо (для него же). Колоссальная интрига, целью которой было не допустить появления главы государства на открытии первого по-настоящему масштабного российского проекта XXI века, провалилась.

По слухам, поначалу планировалось, что президент и вовсе должен был появиться на Бурейской ГЭС 30 июня. Утверждается даже, что имелась соответствующая письменная резолюция главы государства. Тем не менее аппарат Старой площади начал писать бумаги о нецелесообразности появления Владимира Путина в поселке Талакан Амурской области. Оно, собственно, и понятно - поездка стала бы настоящим подарком Чубайсу, фактическим признанием заслуг РАО "ЕЭС". Именно по этой причине 30-го произошло гораздо более скромное событие - подписание акта центральной приемочной комиссии по вводу в эксплуатацию первого гидроагрегата. Тем не менее масштабы новой гидроэлектростанции и значение стройки для экономики Дальнего Востока таковы, что президент не мог проигнорировать это событие и появился в Амурской области 9 июля. Да еще назвал ГЭС "основой дальневосточной экономики", которая должна "исключить энергетический кризис" в регионе. Тем самым праздник Чубайсу только растянули во времени.

Чего боялись те, кто не хотел появления Путина на открытии гидроэлектростанции? Ведь речь шла не о пакете законов, связанных с реформой электроэнергетики, когда и в самом деле колебался сам глава государства, просчитывая экономические и политические последствия. Да и опыт открытия чубайсовских объектов с участием президента уже есть - вспомним первую парагазовую станцию. Версия может быть только одна: вероятно, кто-то полагал, что сам факт "освящения" главой государства ввода в строй Буреи станет публичным предвыборным подарком не только Чубайсу, но и Союзу правых сил, равным по значению знаменитой сцене четырехлетней давности - Сергей Кириенко передает Владимиру Путину толстый том экономической программы СПС.

Боялись, разумеется, зря. Потому что объективно строительство Бурейской ГЭС подтверждает технократические и менеджерские таланты главы РАО "ЕЭС", но в значительно меньшей степени - политические. Анатолий Чубайс, судя по всему, сознательно не пошел на политизацию события. А ведь РАО как главный акционер введенного в эксплуатацию предприятия могло бы, например, взять да и назвать ГЭС, скажем, именем жертв сталинских репрессий. Тем более что места, в которых располагается гидроэлектростанция, просто кишат зонами, а при строительстве едва ли не впервые не использовался труд зэков.

Однако глава РАО не хочет подставлять президента и - главное - свою партию. Если Чубайс начнет себя вести неполиткорректно по отношению к Кремлю, на выборах ему этого не простят, а СПС "опустят" во всех, в том числе и социологическом, смыслах этого богатого слова. Именно поэтому, будучи зажатым в "бурейском треугольнике" между интересами главы государства, своей компании и своей партии, глава РАО не политизировал ввод Бурейской ГЭС. И, кстати, по той же причине - ввиду серьезных политических ограничений - не взял на себя единоличную ответственность за судьбу ТВС: в год выборов финансировать оппозиционный канал означало поставить под смертельный удар и свою карьеру, и судьбу партии, которой просто не дали бы пройти в Думу. СПС, конечно, мог стать чисто оппозиционной партией, но дополнительных голосов это ему не принесло бы, а вот отобрать проценты можно административным путем. Есть и еще одно ограничение: Чубайс отвечает за реформу электроэнергетики, "отреформировать" заново которую - всего лишь дело кремлевской политической техники. А она и так далась слишком большой кровью.

Политкорректность была проявлена хотя бы в том, что пуск Буреи был официально "оформлен" как "совещание по проблемам энергоснабжения Дальневосточного федерального округа". Тем не менее дорогого стоили слова президента о когда-то замороженной стройке: "Здесь произошло чудо". Или еще одна фраза: "Это хороший пример". Равнение на чудотворца Чубайса...

Так что с партийной точки зрения Анатолий Борисович хотя бы сохранил то, что есть. А заодно избежал личных репутационных потерь в кругах российской политической и бизнес-элиты. Ведь если бы Путин не поехал в Амурскую область, личная капитализация главы РАО сильно бы пошатнулась. А так, наоборот, истеблишменту послан ясный сигнал - позиции Чубайса остались такими же прочными. Хотя он и остался заложником "бурейского треугольника".



Андрей Колесников
Время МН
10.07.2003
http://www.chubais.ru/cgi-bin/cms/friends.cgi?news=00000000914
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован